25 января 2021 09:03

Dont call me "Baby". Встречайте самый крутой Vauxhall на свете

Baby Bertha - это Vauxhall, ради которого стоит путешествовать по миру

Вопрос: взяли бы вы на работе отпуск за свой счет, пролетели бы полмира с женой и двумя детьми под мышкой, просто чтобы увидеть Vauxhall?

Вряд ли. Но именно это и сделала австралийская семья, приехав на Фестиваль скорости в Гудвуде, а причину этой дальней поездки вы видите прямо здесь. Её (и да, термин "она" - определённо здесь к месту) зовут - Baby Bertha - Малышка Берта.

Текст: Пирс Уорд // Фото: Джонни Флитвуд

Для начала немного предыстории. Берта родом из середины 70-х, времени, когда героями пользовавшихся бешеной популярностью британских клубных гонок были пилоты с выразительными бакенбардами и автомобили мультяшных пропорций. Она была построена в гараже Blydenstein Racing для сборной команды дилеров Vauxhall, которая была создана в 1971 году и финансировалась за счет взносов 600 розничных продавцов Vauxhall.

Это была эпоха, когда было очень мало телеканалов, не было Instagram и YouTube, а победа в воскресенье означала, что в понедельник у дилеров выстроится очередь. И одно из мест, где вы действительно могли заслужить восхищение публики - это чемпионат Tricentrol Super Saloon.

Так Билл Блайденштейн и его команда создали Берту. Здесь Vauxhall имел вес: Firenza Coupé (по прозвищу «Старый гвоздь») и Ventora (по прозвищу «Большая Берта») задавали тон, но Малышка Берта была совершенно другой. Хотя она была создана на базе Firenza, она была настоящим гоночным автомобилем с двигателем V8 Repco-Holden (в наши дни это 5,7-литровый двигатель Chevrolet мощностью 530 л.с.), задней осью de Dion, с двойными поперечными рычагами и цилиндрическими пружинами подвески спереди, а также пространственной рамой спереди и сзади.

Разгоняясь от 0 до 160 километров в час за 7,8 секунды, она была на 6,2 секунды быстрее, чем ее современник Lamborghini Countach. Берта была предназначена только для одного: чтобы выиграть чемпионат Super Saloon.

В первый год своей карьеры в 1975 году она выиграла 20 из 24 гонок, в которых участвовала. В следующем году их было 10 из 13, с двумя сходами и одним вторым местом. В этом сезоне также было установлено шесть рекордов круга, все за исключением одного со средней скоростью более 160 километров в час.

Фактически, Берта была даже слишком успешной - СМИ того времени говорили о скучных гонках, и в сочетании с бюджетами, которые начинали становиться слишком большими для большей части участников, фокус клубных гонок сместился в другое место. Берта ушла на пенсию в 1977 году - ее последнее выступление было в Тракстоне, и, соответственно, там была ее последняя победа.

С такой статистикой неудивительно, что она знаменита. Даже сейчас, спустя 45 лет после своей первой гонки, Берта по-прежнему остается одной из самых популярных гоночных машин, где бы она ни появлялась. Но, как всегда в случае с хорошо известными автомобилями, привлекает не только железо. В случае Берты речь идет также о ее легендарном пилоте: Джерри Маршалле.

Поскольку владельцы похожи на своих собак, Джерри идеально подходил Берте. Оба были грандиозными - Маршалл был известен своим безбашенным гоночным нравом и веселым образом жизни, и это даже по меркам того времени, когда плейбой Джеймс Хант был чемпионом мира Формулы 1. Это было еще до эры спонсорских кепок и вежливых видеозвонком - на рекламном плакате Vauxhall и Castrol Маршалла окружала группа полуобнаженных женщин.

Но он подкрепил всю свой разнузданный нрав удивительной скоростью на гонках и мастерским пилотированием. Немногие из тех, кто выступал с ним, добились такого же успеха, как Маршалл. За всю его карьеру было более 600 побед в гонках и классах, и он мог насчитать среди них много знаменитых скальпов. Увидеть, как Джерри ведет машину под дождем, полностью отдаваясь этому процессу, но при этом идеально рассчитывая все движения, значило увидеть за работой одного из великих британских пилотов. Ближе к концу его жизни (он умер в 2005 году) вечеринки стали спокойнее, но в его глазах все еще был огонь. Такие персонажи, как он, до последнего удерживающие себя в тонусе, в наши дни стали редкостью.

Возможно, вам интересно узнать об австралийской семье, которую мы упомянули в начале. Причина, по которой я познакомился с ними, заключалась в том, что мне повезло управлять Бертой в том году - возможность познакомиться с машиной и Джерри появилась благодаря моему отцу. Когда мой отец искал коробку передач для своего Opel Monza группы А - автомобиль, который, по его собственному признанию, был испорчен из-за того, что в него поставили двигатель Chevy V8, - он позвонил Джерри, чтобы узнать, есть ли у него спортивная коробка передач на продажу. У Джерри была, только «коробкой», о которой шла речь, была машина: Берта. Это было в 1986 году, и с тех пор она принадлежит моему отцу.

Несколько лет она томилась в гараже, так как в Великобритании не было гонок, где она могла бы участвовать. Но тут появился Фестиваль скорости, и интерес проснулся. Мне посчастливилось управлять Бертой несколько раз, и она едет так, как выглядит, т.е. совсем не как автомобиль, который гарантирует комфортное вождение.

Как только вы садитесь в машину, слегка расслабленная посадка старой школы дает понять, что она из другой эпохи. Все элементы управления чудесно механические, без каких-либо электронных компонентов, и выполнены из прочного металла, соединенного с прочным металлом. Но запустите V8, и это не тот звук, которого я ожидал. Это не глубокий рокот, как у некоторых, а скорее лай, и, безусловно, с более резким звуком, чем вы можете себе представить. Слышать ее в полный голос, безусловно, незабываемо. Вики Батлер-Хендерсон однажды сделала фотосессию с Джерри в Сильверстоуне - я до сих пор слышу ее восторженный визг, когда Джерри впервые пролетел мимо на полном газу, и она даже попыталась использовать этот звук в качестве мелодии звонка. Берта так поступает с людьми.

Как и в большинстве гоночных автомобилей, чем сильнее вы испытываете Берту, тем лучше у нее получается. Она легко может вас напугать, но если вы начнете более агрессивно действовать рулем и заставите машину ввинчиваться в повороты, Берта станет удивительно отзывчивой. Я бы не сказал, что она послушная, но она гораздо более предсказуема, чем вы думаете. Это все эти механические связи, позволяющие узнать мысли и реакции Firenza. Это автомобиль, который требует уважения, но воздает за это с лихвой. Это особенная машина, которую вы познаете каждый раз, когда садитесь в нее.

Я, скорее всего, последний, кто испытывает сентиментальные чувства по поводу машин - они крутые, но они также всего лишь куски металла. Но то, что меня звали Бэби Берта (даже мою кошку в детстве называли в ее честь) и моя тесная семейная связь с Джерри, есть эмоциональная связь с этим Vauxhall, которая редко встречается где-то еще. Я впервые участвовал в гонке на Сильверстоуне менее чем через год после смерти Джерри, на той же трассе, где он закончил гонки. Это эмоциональный момент, который я чувствую и по сей день, 15 лет спустя. Может быть, эта австралийская семья не была такой уж и глупой.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика