18 марта 2020 13:30

Datsun 240Z: Логово Z

Встречаем ребят из Брэдфорда, вернувших Рестомоду доброе имя

Старые спорткары – это круто. Рядом с большинством скоростных штуковин наших дней они выглядят неимоверно крошечными, с изящными тонкими стойками. Они говорят о вашем характере больше, чем безликие современные груды металла, и окружены романтической атмосферой, в которой нет места ерунде вроде сервоприводов, защиты пешеходов, краш-зон и по­душек безопасности. Это машины-бунтари, в меру опасные и великолепно дерзкие. К сожалению, в основном они довольно-таки ужасны. Они шумные, сравнительно медленные, с трудом трогаются с места, с трудом останавливаются и рано или поздно неизбежно ломаются. Поэтому пользоваться старыми спорткарами можно лишь с той оговоркой, что они крутые, когда исправны.

Однако у этой проблемы есть решение, и имя ему – рестомод. Мы слышим этот термин все чаще по мере того, как новые автомобили сливаются в однородную массу и заставляют нас мечтать о старомодной внешности, которая сочеталась бы с соблазнами комфорта наших дней. Фактически нам нужны самые простые удобства: чтобы машина легко заводилась, чтобы на автобане из нее не лились жизненно важные ж­идкости, чтобы она тормозила тогда и так, как этого захочет водитель.

Поэтому рецепт рестомода достаточно прост: купите машину великолепной эпохи и бережно начините ее современными технологиями, стараясь не лишить ключевых черт характера. Чтобы добиться успеха, не забывайте про стоп-слово “деликатность”. Кто-то понимает его, кто-то нет. Компания MZR Roadsports из Брэдфорда сделала его своим девизом.

Заказчикам доступны несколько версий – Sport Design, Sport Edition и эта, которая, очевидно, называется “Мои Большие Арки”

Кажется, я немного испортил сюрприз, но это не важно. Я всегда любил Datsun 240Z (и его последующие варианты – 260Z, 280Z, Nissan S3/Fairlady Z...), а MZR умеет превращать этот милый спорткар 70-х в нечто фантастическое. Обосновавшись в захолустной промзоне на окраине Брэдфорда, обаятельные энтузиасты по имени Рахаил Тарик и Мартин Райланд завозят из США машины серии Z с крепкими кузовами и делают из них объекты острого вожделения.

Трудно поверить, что из такого металлолома MZR создает свои шедевральные 240Z

Процесс отлажен, как часы: поднимаются все спецификации на машину, ее разбирают до голого шасси, купают в гальвани­ческой ванне, проваривают швы, осторожно усиливают конструкцию и добавляют шумоизоляцию. Затем приходит черед регулируемых амортизаторов, усиленных дифференциалов, а также современных 5- или 6-ступенчатых КПП, тормозов, выхлопной системы и топливного бака. Моторы – рядные “шестерки” 2,9-3,1 л от 240 до 280 л.с., но настолько легкому автомобилю (чуть тяжелее тонны) больше и не надо. Моторный отсек тщательно приводится в порядок: в него предстоит установить систему электронного впрыска и качественно изолировать проводку. После этого можно переходить к комфорту и уюту. Автомобиль получает деликатный усилитель руля, современную печку и кондиционер, а также новые кресла и отделку интерьера. Диски, цвет кузова и аксессуары зависят только от масштабов воображения и толщины кошелька заказчика.

Последний фактор вообще определяет весь процесс ресто­мода (кто бы сомневался!). Но эти автомобили делают люди, которые по-настоящему любят свою работу, и результат пора­жает своим ощущением аутентичности. Продукт MZR воспринимается не как рестомод, а как оптимизация оригинала. Это исправленный, отлаженный, улучшенный и дополненный Datsun Z. Вы видите знакомое пластиковое торпедо, щиток и стрелки приборов, знакомые тонкие стойки, окаймленные хромом, бесконечный капот и покатый силуэт крыши. Здесь нет ничего броского: ни порнографической роскоши замшевого салона, ни светодиодной дискотеки, ни слепящего TFT-дисплея; руль не усеян р­ычажками и кнопками, а для выбора режима контроля тяги не требуется джойстик. Своей совершенной простотой он напоминает скан­динавское жилье. Только вы, обтянутый кожей руль, три педали и бесконечно приятный на ощупь деревянный набалдашник рычага КПП.

Мотор пробуждается с энергичным взрыком; воткните первую передачу, отпустите легкое сцеп­ление – и машина стартует так невесомо и воздушно, что любой современный спорткар рядом с ней покажется сделанным из киселя. Она скользит сквозь город, точно и легко реагируя на каждое прикосновение к рулю; даже Golf R на ее фоне выглядел бы неряшливым и толстокожим бегемотом. Если не иметь рядом оригинал для сравнения, переделки могут показаться малозначительными. Просто по какой-то волшебной причине 240Z начинает слушаться, не разыгрывая из себя сварливого старикашку. Но потом вы въезжаете на разбитую, ухабистую шоссейку, вьющуюся среди болот, и понимаете, за что отдали деньги. Мотор ликует, словно пес, которого вывезли на природу, и просит все больше оборотов. Такого азарта и в помине нет у современных машин с их тщательно просчитанной тягой в среднем диапазоне. Руль поначалу кажется слегка нервным, но вскоре вы привыкаете друг к другу и начинаете легко нырять в повороты. Может быть, я предпочел бы амортизаторы чуть помягче – под стать отличному сцеплению с дорогой, – но это легко исправ­ляется нажатием пары кнопок или парой часов работы в гараже. И есть радио. Скорее всего. Мне и в голову не пришло его включать.

Здесь ничего не скрипит и не гремит, мотор не кашляет на старте, коробка не скрежещет и не перегревается. Карбюратор не заливает, резина не лысая... У этой машины вообще нет проблем. Все плюсы стильного спортивного олдтаймера и ни одного минуса – вот в чем заклю­чается суть хорошего рестомода. Но эта формула лишь кажется простой: на самом деле недостаточно накупить дорогих компонентов и засунуть их в старый кузов. Чтобы создать такую машину, необходимы олдскульное умение работать руками, вдохновение и опыт, отточенный годами э­кспериментов и ошибок. Я очень давно не водил автомобиль, который дарил бы столько азарта и радости. Автомобиль, о котором говорят не сухие цифры статистики, а лыба до ушей на лице пилота. Старые спорткары – это круто. И этот – один из самых крутых.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика