16 марта 2020 14:00

Renault 5 Turbo: Le Turbo

Тысяча чертей! Фортуна подарила нам свидание с одной из величайших раллийных машин в истории. Стойте подальше, если не хотите поджариться.

“Зачем я пришел в гонки? Во-первых, ради собственного удовольствия. Во-вторых, ради зрителей. Ну а в-третьих, ради побед. Если я могу добиться всех трех целей одновременно – отлично!” Жан Раньотти сумел воплотить все свои желания за рулем Renault 5 Turbo на шоссейных ралли в его родной Франции.

Жан Раньотти и его огнедышащий напарник

Прошло почти 40 лет с того момента, как Renault бросила вызов непобедимой Lancia Stratos и придумала среднемоторный заднеприводный 5 Turbo. В невероятно обширном наследии горячих хетчбэков марки он стоит особняком – несомненно, самый яркий, невероятный и запоминающийся из всех.

В 1,4-литровом 4-цилиндровом моторе соединились гены старых Renault 12 и оригинального Alpine A110, но добавление турбины увеличило мощность до 162 л.с., что в 1982 году автоматически означало титул самого мощного серийного французского автомобиля. Чтобы разместить этот двигатель за спиной водителя и пассажира, стандартному кузову Renault 5 потребовалась переделка, которую поручили Марчелло Гандини из ателье Bertone – автору главного соперника, Stratos, и десятков других классических образов, включая Lamborghini Miura.

Извините, но вы, кажется, поставили мотор не туда...

Тот факт, что забавный малыш 5 Turbo ничуть не менее узнаваем, чем итальянская легенда с V12, многое говорит о совершенстве его дизайна. И однозначно лучший пример здесь – шедевральный 5 Maxi Turbo, 350-сильный победитель “Ралли Корсики” 1985 года.

Раньотти, Renault 5 и “Ралли Корсики” – историческое сочетание

Если в последние годы вы посещали Гудвуд­ский фестиваль скорости или хотя бы смотрели онлайн-трансляцию, то наверняка помните, какие фигуры высшего пилотажа выделывал на нем Раньотти. “У этого автомобиля короткая колесная база, но мотор расположен по центру, поэтому он хорошо уравновешен, если не слишком лихачить, – рассказывает Жан. – Но широкие задние колеса означают, что на пыльной, грунтовой или мокрой дороге требуются твердая рука и мастерство. Я всегда получал от него огромное удовольствие. На автомобильных шоу я изнашивал десятки покрышек”, – улыбается ветеран, рисуя в воздухе колечко.

Сейчас больная спина уже не позволяет 73-летнему Раньотти заниматься автомобильной акробатикой. Он даже продал свою коллекцию машин и, увы, не сможет показать мне высший класс на автодроме Ферте-Гоше недалеко от Парижа, куда мы привезли на тесты 5 Maxi. Напарник Жана не говорит по-английски, но универсальный язык жестов, включая тот самый символ “пончика”, делает свое дело: мы отлично понимаем друг друга.

5 Maxi – настоящий буйнопомешанный, который плюется огнем и бешено визжит шинами. Душераздирающий вой его высокооборотистого мотора отлично знаком каждому, кто залипал долгие часы на YouTube, но нюансы партитуры – все эти чихания, свист и треск – становятся неизмеримо громче и ярче, когда сидишь внутри, в тесном кресле.

Я даже рад, что моему пилоту не хватает словарного запаса: в этот момент лучше не отвлекаться. Компактная 1,4-литровая “четверка” имеет заметный турболаг, так что для максимальной отдачи важно планировать заблаговременно: если нажать на акселератор еще до апекса поворота, то нужные обороты получишь как раз на выходе. Renault правильно делает, что держит 5 Maxi за музейным стеклом. Из боковых выхлопных труб бьет такое пламя, что когда мы возвращаемся в боксы, шар оранжевого огня все еще висит в воздухе напротив двери. Я уверен, что машина горит, но даже если не горит, то жжет по полной программе!

Может ли дорожная версия с ее вполовину менее мощным мотором подарить такие же ощущения? Увы, нет. Мечтая сесть за руль Renault 5 Turbo, я побаивался, что мне не хватит профессионализма. Но я боялся зря. По современным меркам это очень скромная машина, а турбина раскручивается настолько медленно, что до акробатики, о которой предупреждал Раньотти, доиграться не так-то просто – по крайней мере, на сухом асфальте.

Первые 5 Turbo отличались безумным двухцветным интерьером

5 Turbo первого поколения славились броскими интерьерами, но наш 5 Turbo 2 с салоном, позаимствованным у переднеприводного 5 Alpine, смотрится сдержанно и спокойно. Никаких безумств, на которые намекает шикарный цвет бургундского на кузове, он не совер­шает, но остается очень живым и контактным автомобилем.

У него тяжелый руль и сложная коробка передач; он не пугает водителя, но однозначно тре­бует мастерства и концентрации. Несмотря на экзотическую по сравнению с переднемоторными переднеприводными хот-хетчами компоновку, работать с ним надо так же: чуть касаться тормозов или резко сбрасывать газ, чтобы добиться максимального сцепления в поворотах. В этот момент солидная масса сзади делает 5 Turbo более норовистым, но ни в коем случае не злобным. Он просто намекает, что любит обращение пожестче.

“Когда я думаю о самых замечательных машинах в своей карьере, то 5 Maxi делит в списке п­ервое место с Clio Группы А, – размышляет Раньотти. – Но я не скучаю по гонкам. В 1967 году, когда я начал выступать как любитель, я был водителем грузовика. В 1971 году я перешел в профессиональный автоспорт, а с Renault впервые познакомился в 1973-м, за рулем R12 Gordini. С тех пор моя карьера была связана с Renault. Мне поступали предложения от других компаний, и я прислушивался к ним, но мне больше нравилась атмосфера в Renault. Peugeot предлагала мне выступать на T16, но я не захотел”.

Боже, я разговариваю с человеком, отказавшимся от 205 T16!

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика