Британская Pagani. Ginetta Akula

Мы узнали многое про суперкар из Йоркшира

Практичность - это последнее, что приходит на ум, когда мы видим новый суперкар Akula, созданный Ginetta и способный разгоняться до 320 км/ч. Слишком много аэродинамических элементов, вдохновленных LMP1. И огромный 600-сильный V8, расположенный спереди, который только добавляет интриги. Но 675 литров для размещения багажа - это первое, о чем хочет поговорить босс Ginetta, Лоуренс Томлинсон.

"Многие переспрашивают, узнав объем багажника", - говорит он. - "Это действительно дорожный автомобиль, и мы хотим, чтобы он был полезным. Я не знаю, как у вас, но если я еду в машине, я беру с собой какие-то вещи; моя жена захочет тоже взять сумку, а я, вероятно, возьму несколько клюшек для гольфа, да что там - я возьму с собой всю сумку и поеду играть в гольф. При этом хочется хорошо и красиво одеться - вот почему садиться в машину и выходить из нее мы сделали максимально комфортными. Так что достаточное количество пространства и удобство - это то, благодаря чему так приятно будет ездить на большие расстояния".

И он, в общем-то не кривит душой. Салон почему-то похож на Tardis. Вы сидите низко на жестко закрепленных карбоновых сидениях, двигатель сдвинут настолько далеко к центру, что, кажется, что он буквально лежит у вас на коленях, но при этом автомобиль намного просторнее, чем, скажем AMG GT-R, у которого такой же громоздкий трансмиссионный тоннель, разделяющий водителя и пассажира. Но размещение 600-сильного атмосферного V8 спереди (но сдвинутого как можно дальше назад) было продиктовано совсем не соображениями комфорта или дизайна. И не потому, что Лоуренс участвовал в Ле-Мане на автомобилях с передним расположением двигателя (Panoz Esperante GT-LM). А потому, что занимался поставками лодок.

"Макет не имел ничего общего с вещами, которыми я управлял до этого. Это просто физика. Было дело, я продавал гоночные лодки Mastecraft. У них массивный V8 находился прямо посередине лодки, поэтому центр тяжести получался очень низким. Поэтому, когда на воде нужно было резко повернуть на большой скорости, лодка просто вращалась вокруг центральной оси, в то время как лодка с подвесным мотором просто опрокидывалась. Вот почему двигатель Akula находится спереди и максимально близко к центру - это всего лишь принципы распределения веса. И вы дальше просто строите аэродинамику вокруг двигателя".

С техническими знаниями Ginetta трудно спорить, особенно когда дело доходит до знания о том, как манипулировать воздухом, чтобы машины ехали быстро. Они присутствуют практически в каждом классе гонок на выносливость, поддерживают Ginetta Juniors (серию Формулы, которая помогла Ландо Норрису получить место в McLaren) и автомобили LMP1 в Ле-Мане. Так что Akula достался весь массив знаний, накопленных компанией. Его аэродинамика, характерная для гоночного автомобиля LMP3, создает 376 кг прижимной силы на скорости 160 км/ч, что, по словам Ginetta, всего на 5% меньше, чем у настоящего LMP3. Но, непрозрачно намекая на McLaren и Ferrari, компания отмечает, что автомобиль не использует активных хитростей - 376 кг генерируется старой школой. Массивные лопасти, большие крылья и никаких сложных приводов и компьютеров.

Они серьезно рассматривают Akula как дорожный автомобиль (не каждый дорожный автомобиль получает каркас безопасности, одобренный FIA) - он на 200 кг легче и на сотни тысяч фунтов дешевле, чем McLaren Senna, а также имеет отличную аэродинамику и соотношение более 500 лошадей на тонну - так что Лоуренс считает, что результат будет впечатляющим. Но зачем делать свой собственный атмосферный алюминиевый V8, разрабатывать собственную секвентальную шестиступенчатую механическую коробку передач с подрулевыми лепестками, с дифференциалом, а также коротким карбоновым валом? Звучит сложновато и дороговато для небольшой компании из Йоркшира, не правда ли?

"Потому, что мы можем", - твердо говорит Лоуренс. - "Я просто захотел сделать такой автомобиль и сделал".

"Я вижу Akula и наши дорожные проекты чем-то вроде британских Pagani. Когда Горацио сделал первую Zonda, он был относительно неизвестен и продавал их за 200 000 фунтов. Они были весьма смелыми, но главное - настоящими произведениями искусства. Мы хотим сделать ограниченные тиражи - до 20 автомобилей в год. Мы изготавливаем сидения индивидуально под будущего владельца, при этом делаем их нужного цвета - в общем, что пожелает заказчик. И мы не стремимся брать с людей десятки тысяч фунтов за дополнительные услуги, потому что в автомобиле уже есть все, что нужно. Это история не совсем про деньги. Это про создание чего-то, что люди любят и хотят быть с автомобилем каждый день, а не просто купить и поставить в коллекцию и протирать пыль".

Ну, в принципе, все правильно. За 400 000 фунтов хочется получить что-то, что можно использовать. И первые 20 производственных слотов уже забронированы.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика