Новый «Летающий финн»? Валттери Боттас отвечает Top Gear

Сможет ли Боттас стать тем человеком, который в этом году победит Льюиса Хэмилтона?

Прошедшее в минувшее воскресенье Гран При Австралии вызвало несколько важных вопросов. Дают ли темп Mercedes и неудача Ferrari неопровержимые доказательства того, что только сумасшедший может прогнозировать результаты после зимних и предсезонных тестов? Выбрал ли Себастьян Феттель новым объектом для подражания усатого Найджела Менселла? И мог ли кто-нибудь предсказать такой мощный камбэк в первой же гонке сезона, как получилось у Валттери Боттаса?

Новые владельцы Формулы 1 несомненно, будут рады такому кинематографическому сюжету, который буквально списан с истории Рокки Бальбоа. Боттас постоянно был на хвосте у Льюиса Хэмилтона на протяжении всей свободной практики и вполне заслужил поул в первой гонке сезона. А дальше в дело вступил случай - вместо ожидаемой многими очередной победы Хэмилтона и серьезной борьбы Ferrari - Боттас к финишу опередил пятикратного чемпиона и коллегу по команде почти на 20 секунд, а на третье место влетел Макс Ферстаппен из Red Bull с новым двигателем от Honda. Себастьян Феттель, который считался одним из фаворитов на подиум не попал. Общественность замерла - слишком уж все оказалось поперек всех прогнозов и итогов тестов.

В принципе, финн должен был перед началом сезона задуматься о том, что он может сделать, чтобы победить Хэмилтона. В 2018 году он пробовал нащупать ответ каждый гоночный уик-энд. Льюис выиграл 11 гонок. Боттас - ни одной. В принципе, так недолго было и карьеру закончить. Однако в воскресенье в Мельбурне он вдруг буквально с самого старта уничтожил всех соперников и уехал так далеко вперед, что появлялся в трансляции крайне редко - режиссеры игнорировали его в пользу интенсивных сражений, проходивших в середине пелотона. Да, команда Mercedes решила подстраховаться и загнала в боксы Хэмилтона вслед за Феттелем. Но темп Ferrari был не особо опасным, поэтому Льюис мог вполне не обращать на них внимания. По итогу заявили, что у Хэмилтона было повреждение днища, которое делало машину нестабильной и снижало темп.

Возможно, в Альберт Парке Mercedes и Валттери просто повезло. Может быть, в Бахрейне все снова изменится. Но пока у нас есть некоторое время, хочется посмотреть поближе на финского пилота "Серебряных стрел", который, в отличие от своего приятеля Кими Райкконена, не любит забавных фраз по радио и остается довольно загадочным. Но не позволяйте первому впечатлению вас обмануть: он действительно забавный парень.

Некоторое время назад, в августе 2018 года, Top Gear подробно изучал концепт Mercedes EQ Silver Arrows и Валттери охотно согласился поучаствовать в совместной фотосессии на своем боевом болиде W09. В этом не было серьезной необходимости и неудачи того сезона были еще свежи в памяти. Но он настоящий профессионал во всем.

EQ Silver Arrow был создан, чтобы обратить внимание на новый, исключительно электрический суббренд Mercedes, но при этом он явно отсылает нас к W125 Rekordwagen, легендарному стримлайнеру, который попал в учебники истории в январе 1938 года, развив скорость в 431 км/ч. 5,6-литровый 725-сильный V12 того автомобиля уже история, а сегодня перед нами электрический концепт, демонстрирующий MEA (модульную электрическую архитектуру) Mercedes-Benz и его одноместная конфигурация скрывает батарею 80 кВт-ч и мощность, эквивалентную 738 л.с. При изготовлении гигантских колес использовалось розовое золото, а общая длина электроавтомобиля составляет 5.3 метра.

К сожалению, мы были слишком далеко, чтобы увидеть реакцию Валттери, когда он осваивал этот космический концепт. Но после фотосессии и покатушек на треке пообщаться мы все же успели.

TG: Как я понимаю, ты участвовал в работе над настройками собственного AMG One?

ВБ: Я был как ребенок в кондитерском магазине. Чтобы сделать это я поехал в Мюнхен, и заодно смог посетить Октоберфест. Так совпало по времени. Я люблю пиво, так что было здорово. На мне были ледерхозены, что-то вроде маскировки. Вряд ли кто-то ожидал, что я буду там. Во всяком случае, не в ледерхозенах точно.

TG: А какого цвета ты выбрал себе машину?

ВБ: А вот не скажу. Это пока секрет. Но что скажу - так это то, что мой будет первым, заказанным в таком цвете. И это не серебро.

TG: Ты уже опробовал прототип?

ВБ: Пока еще не тестировал. В какой-то момент, естественно, мне придется принять участие в тестах. Я постоянно спрашиваю Энди об этом, когда мы видимся. Но это первые дни тестов и пока до полной мощности далеко. Первые автомобили должны появиться где-то в конце 2020 года. Но вы должны помнить, что никто никогда не делал этого раньше - не устанавливал двигатель Формулы 1 в дорожную машину. Совсем непросто заставить это работать как надо.

TG: Тебе удавалось управлять машинами Формулы 1 прошлого?

ВБ: Да, конечно. Williams FW08 1982 года, на котором гонял Росберг, FW14 - автомобиль Найджела Менсела 1992 года и автомобиль Деймона Хилла сезона 1996 года. Все на Сильверстоуне.

TG: И как оно - в машине 82 года?

ВБ: Медленно. В основном, из-за сцепления с трассой. И это был автомобиль, который годами держал лучшее время круга в Сильверстоуне.

Эти машины довольно простые, намного медленнее на круге, меньше прижимной силы и сцепления с трассой, коробки передач более тугие, а работа двигателя не такая плавная. Нынешние автомобили настолько хороши в управлении, у них так много крутящего момента, что нам остается только работать над улучшением баланса. Это как будто раньше ты шил одежду иголкой и тут вдруг раз - и у тебя появилась швейная машинка. По-фински это ompelukone.

TG: Немного не то слово, которое я ожидал услышать...а можешь рассказать, как ты работаешь с этими различными кнопками в машине, как извлечь из функционала максимум пользы? Это тоже целая наука, но у каждого это по-своему.

ВБ: Обычно пробую различные настройки. Начинаем с того, что немного превышаем лимит, поэтому я знаю, что произойдет, если зайду слишком глубоко в поворот или слишком рано поддам газу. Разные пилоты используют разные "сигналы", чтобы почувствовать автомобиль. Некоторые больше используют обратную связь от рулевого управления, некоторые визуально оценивают параметры. Конечно, за годы тренировок и гонок внутри уже настроен собственный, внутренний гироскоп, который сигнализирует при превышении допустимых отклонений. Плюс чувствуешь много нюансов буквально через задницу. Все вибрации в машине проходят через тело.

TG: А как насчет новых шин? Правда ли, что в прошедшем сезоне у многих пилотов получалось использовать только половину от их возможностей?

ВБ: Новые шины должны были быть более устойчивыми к изменениям температуры. Они должны были медленнее разогреваться. Да, в прошлом году было несколько гонок, в которых мы были не в состоянии использовать и наполовину весь наш потенциал из-за проблем с шинами. Они очень чувствительны к температуре. Очень узкое окно, когда они действительно работали. Если они слишком холодные - буквально рвутся на куски. Если слишком горячие - начинают пузыриться. Под них было чрезвычайно сложно подстроиться. В большинстве гонок нам удавалось, но в нескольких просто не смогли. И так было не только у нас.

TG: Прошедший сезон был тяжелым. Что думаешь по поводу 2019 года?

ВБ: Я должен что-то изменить. Об этом я сейчас и думаю. Сезон 2018 прошел так быстро, что я даже пока не могу сказать вас, что именно нужно менять.

TG: У тебя есть психолог?

ВБ: Нет. Но, возможно понадобится. . Шучу, конечно. У меня никогда не было психолога. Я всегда сам находил способ в себе разобраться. Я уже прошел через столько взлетов и падений, что всегда могу найти способ настроиться на позитивную волну.

TG: Возможность пережить трудные времена и вернуться в отличную форму как раз присуща настоящим спортсменам.

ВБ: Точно. И это дает прекрасную возможность для самосовершенствования.

Итак, "Боттас. Первая кровь". Хэмилтону уже досталось один раз на орехи. Конечно, Льюис - грозный воин. Но мы знаем, что финский парень собирается изрядно его потрепать в 2019 году.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика