Электромобиль года: Jaguar I-Pace

Jaguar I-Pace спускается в шахту за ответом на вопрос о том, где взять сырье для электромобилей

Jaguar I-Pace спускается в шахту за ответом на вопрос о том, где взять сырье для электромобилей

В полной тишине Jaguar I-Pace летит по левой полосе трассы M5.

Подогрев сиденья легонько припекает спину, под подлокотником заряжается смартфон с яблочком на корпусе. Мне не по себе, но причина моей тревоги – не в ограниченном запасе хода. Все дело в содержимом металлического ящика за моим плечом. TopGear выполняет миссию по спасению мира, и я не преувеличиваю.

К тому моменту, когда вы дочитаете это предложение, население земного шара увеличится на 15 человек. Каж­дую секунду на Земле рождаются пять человек и уми­рают двое. Каждый год в этот мир приходят примерно 130 миллионов человек, а покидают его 55 миллионов, так что к 2024 году нас станет уже восемь миллиардов.

Всем этим людям будут нужны еда, образование, жилье. И все они захотят передвигаться не только пешком. Скорее всего, их средства передвижения уже будут электрическими, а значит, нам понадобится очень много аккумуляторов и “зеленой” электроэнергии. К счастью, хомо сапиенс оказался достаточно сообразительным, чтобы найти и то, и другое буквально под ногами.

Поэтому мы отправляемся сверлить глубокие дыры, загрузив в багажник “Ягуара” специальный бур. Он имеет 30 см в поперечнике и похож на кофемолку дьявола, сверкающую покрытием из победита. Серьезная штуковина. Мы катим на передний край битвы за новую эпоху энергетики. Добро пожаловать в Корнуолл!

В батарейном блоке I-Pace – 423 аккумулятора-“таблетки”. Их производит в Южной Корее компания LG. Jaguar яростно сопротивляется попыткам узнать, сколько именно лития содержится в каждом I-Pace, но для ориентира можем сказать, что Tesla Model S 75D требует­ся 63 кг карбоната лития, то есть 12 кг чистого металла. При этом батарея Jaguar на 20% больше и имеет емкость 90 кВт·ч.

Сегодняшний объем мирового производства лития составляет чуть больше 250 000 т в год и вырастет вдвое к середине следующего десятилетия. Грузовикам Tesla, Mercedes и Volvo будут нужны в 10 раз более емкие батареи, чем электрическим семейным хетчбэкам. И это мы еще ничего не сказали о восьми миллиардах айфонов! Сегодня каждый дачник мечтает открыть у себя в огороде месторождение лития, за тонну которого можно выручить 16 000 долларов. Литиевая лихорадка набирает обороты.

Из-за того что национальные электросети все еще зависят от невозобновляемых источников энергии, каждый цикл зарядки I-Pace косвенным образом выбрасывает в атмосферу 32 кг СО2 (не считая тех граммов, которые вы выдохнете, возмущаясь нерабо­таю­щи­ми розетками). Кстати, на 450 км от Лондона до Ньюки у нас уходит 9 часов, и вовсе не по вине машины.

Впрочем, хватит жаловаться на судьбу! У нас достаточно заряда, чтобы как следует насладиться провозвестником электрического будущего.

I-Pace, как всегда, поражает блаженной тишиной, ураганной динамикой (спросите об этом Tesla Model S 75D, которую он порвал в клочья на одном из последних дрэговых заездов) и фантастической устойчивостью: 2,2 тонны с центром тяжести в районе порогов прижимают его к асфальту прочнее, чем опоры нефтяной платформы.

Он раскрашивает портрет электромобиля новыми яркими красками – восхитительной управляемостью и лаконичным современным дизайном. Возможно, Jaguar проигрывает Tesla по части инфотейнмента – интерфейс InControl Touch Pro выглядит куда лучше, чем работает, – но в целом I-Pace хорош и внутри, и снаружи.

“Даже в цвете «пиджак для брателло» он заставляет прохожих стонать от вожделения”

Ситуация с электромобилями сегодня напоминает известный парадокс о курице и яйце. EV не подешевеют и не увеличат запас хода, пока не станут массовыми, а этого не произойдет, пока не вырастет сеть зарядных станций (для чего опять же необходимо повысить спрос). В этих условиях суперспособность Jaguar – это красота, которая отсутствует у Audi e-tron или Mercedes EQ C. Даже в цвете “пиджак для брателло” и на массивных дисках он заставляет прохожих стонать от вожделения.

Это очень кстати, когда мы стучимся в ворота, чтобы попроситься на экскурсию в одну из старых оловянных шахт. Хотя рудничное дело в этом уголке Англии давно заброшено, они заметны издалека по каменным башням старых копров, торчащих то здесь, то там.

Шахта Саут-Крофти в Пуле типична для этих мест. Люди ковырялись здесь в земле с 1592 года. Еще в 1975 году с глубины 570 м на поверхность было поднято 200 000 тонн руды, из которой выплавили 1500 тонн олова. Эта шахта цеплялась за жизнь дольше многих других, но в 1998 году стала окончательно нерентабельной и погрузилась в сон.

Но геологи знают, что оловянные и медные рудники богаты водой с растворенным в ней карбонатом лития. Запасы лития в Корнуолле были открыты в 1864 году. Тогда ни у кого не было смартфонов или электрических “Ягуаров”, поэтому массовый спрос на металл отсутствовал. Сейчас же правительство выделило 850 000 фунтов на то, чтобы смахнуть пыль со старых предприятий.

Запечатанное устье шахты нам показывает Оуэн Михалоп – операционный директор канадской геологоразведочной компании, которая проводит оценку запасов в Саут-Крофти. Он и его коллега Стив появляются перед нами в ярких светоотражающих комбинезонах, с дыхательными аппаратами, фонариками, в непромокаемых ботинках и защитных очках. На мои джинсы и ветровку они смотрят скептически, но все же выдают нам каски и позволяют загнать Jaguar в наклонный туннель, похожий на 300-метровый въезд в титанический многоэтажный паркинг, в котором отключили свет.

Едва слышимый звук, которым автомобиль преду­преждает пешеходов, отдается в стенах гулким эхом. Стив поясняет, что замена дизельных моторов на электрические была бы особенно удобна под землей, но вежливо отклоняет мое предложение соединить I-Pace с подъемной клетью, чтобы разогнать ее до 100 км/ч за 4,5 секунды.

Внутренность шахты давно затоплена. Как я ни пытаюсь убедить Оуэна и Стива, что электрический Jaguar водонепроницаем и может окунаться так же глубоко, как Land Rover Defender, они мне не верят. Сорвавшись с потолка, по моей каске начинает з­вонко барабанить струйка воды. Стив показывает на знаки радиационной опасности, ведь в земных недрах огромные запасы радона. Я внезапно ощущаю себя крошечным и слабым...

“Головка основного бура весит 500 килограммов и стоит 85 000 фунтов”

Мы выбираемся из шахты и, щурясь от света, приступаем к операции “Свер­ли, детка, сверли”. Саут-Крофти еще не скоро вернется к добыче ископаемых на благо современного человечества, но всего в десятке километ­ров расположился проект, который буквально через несколько дней начнет качать возобновляемую энергию из древних камней. Усадив окоченевшего Марка под поток теплого воздуха и включив цифровое радио, я направляю наш “Ягуар” в промзону Юнайтед-Даунс.

Возможно, вы видели это название на первой странице Financial Times под фотографией 53-метровой башни, похожей на заброшенный аттракцион в Припяти. Ее силуэт на вершине холма виден издалека. Эта буровая установка была собрана в Германии и успела поработать в Финляндии; она выглядит гигантской, но на самом деле представляет собой лишь верхушку айсберга, потому что в забытом богом уголке Кор­нуолла, между шиномонтажной мастерской и свалкой, она проделает дыру глубиной 4500 м. Восемь Остан­кинских башен. Мне все сильнее кажется, что бур, который мы везем с собой, маловат для таких масштабов...

Геолог компании Cornish Lithium Люси Крейн объясняет нам суть идеи на уровне средней школы. Сначала установка пробурит скважину нагнетания глубиной 2500 м, а потом основную эксплуатационную скважину. В первую закачивается вода, которая начинает п­росачиваться через горячие гранитные породы на глубине. Эксплуатационная скважина улавливает п­олучающийся перегретый пар и направляет его на поверхность, где он вращает турбины. Так полу­чается эколо­гически чис­тое электричество. Его хватит на снабжение 3000 домов в Корнуолле. В перспективе геотермальные источники должны покрыть до 5% потребностей Велико­британии в электроэнергии, что немало.

Директор Cornish Lithium Джереми Рэтолл выходит нам навстречу и первым делом отмечает, что I-Pace выг­лядит потрясно. Сразу видно умного человека! Я гордо вручаю ему увесистый чемоданчик с буровым наконечником.

– Наверное, хотите прямо сейчас прикрутить его к вашей большой штуковине? – с энтузиазмом спрашиваю я.

– Э-э-э, в общем-то нет... Спасибо, что привезли нам этот пилотный образец, – отвечает Джереми. Повисает напряженная пауза.

– Ну да, – невозмутимо продолжает наш собеседник. – Это бур для разведочных скважин, а основной работой ­займется эта машина.

Он показывает на деревянные ящики, мимо которых я только что прошел. Ага. Понятно. Мы привезли микробур, который влезает в подстаканник, а настоящий можно поднять только краном. Я так и думал, что нам его не доверят. Его головка весит 500 килограммов, стоит 85 000 фунтов и способна пройти насквозь 250 метров гранита. После этого ее выбрасывают, заменяют новой и повторяют все сначала, пока не углубятся на 4,5 км.

На фоне такого запаса хода наш I-Pace с его 320 км выглядит рекордсменом. Как и геотермальная электростанция, он представляет собой яркую веху на правильном пути, и те 2100 человек, что родились, пока вы читали эту статью, скажут за него спасибо.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика