Ariel Atom 4: легкий автомобиль года

Atom 4 – пример того, как происходят промышленные революции в XXI веке

Atom 4 – пример того, как происходят промышленные революции в XXI веке

Эти портовые краны стоят на страже у Прин­цевой пристани с 1951 года. Бристольские причалы и склады хранят множество таких примет прошлого. Булыжная мостовая изрезана рельсами, высятся паровые котлы размером с дом, висят цепи, которыми можно сдержать дрейф континентов... Вся эта ржавеющая мощь осталась от промышленной революции.

Сколько чугуна и стали ушло на строительство этого города в городе? Каждая балка здесь усыпана заклепками размером с тарелку. Ландшафт с дымовыми трубами хранит свои связи с прошлым и по-прежнему гордится им. Стоя здесь, я могу нарисовать в воображении удушливые клубы угольного дыма, шипение пара, звон молотков, пламя в топках, запах серы...

В Бристоле родился не только отец промышленной революции Изамбард Брюнель, но и инженеры Стотерт и Питт, построившие эти краны. Они первыми догадались, что механическое устройство может снимать грузы с палубы корабля куда быстрее, чем бригада грузчиков, и в 1851 году представили на Великой выставке кран с ручным управлением. Не прошло и нескольких десятилетий, как во всем мире не осталось ни одного порта, где не работали бы краны Стотерта и Питта. Изобретатели постоянно совершенствовали свое детище, поэтому по большому счету конструкция 67-летней давности мало отличается от современной. Так что революции не кончаются. Они просто... видоизменяются.

Новый Ariel Atom 4 – это тоже революция. Конечно, не того масштаба, но достаточного для маленькой фирмы из Сомерсета. Сможете отличить его от предшественника? Если нет, не расстраивайтесь – портовые краны эволюционировали сотню лет, при этом их эстетика осталась неизменной. И все-таки вглядитесь повнимательнее. Включите мозги. Ariel – маленькая фирма. Она производит не больше 500 машин в год и не имеет возможности бросить на решение проблемы не то что сотню, но даже и десяток инженеров. Поэтому на первый план выходит четкость идеи.

За четыре года мозговой трест Ariel разобрал Atom на части, проанализировал и прогнал через компьютер каждую гайку и собрал все как было, только лучше. Более толстые стальные трубы увеличили жесткость шасси, а дугу безопасности объединили с воздухозаборной камерой, что позволило улучшить аэродинамику. Отверстие для забора воздуха уменьшили, чтобы избавиться от его излишков. Выбраковку пережили лишь четыре детали: руль, верхняя часть рулевой колонки, крышка бензобака и часть педального узла.

Когда поздно ночью я выезжаю на улицы Бристоля, меня удивляет проработка деталей этого автомобиля. Благодаря датчику света яркие LED-фары загораются автоматически. Я то и дело выскакиваю из машины, чтобы переброситься парой слов с Марком, но мне не нужно каждый раз хлопать по карманам в поисках брелока иммобилайзера – датчик приближения самостоятельно ставит и снимает автомобиль с охраны. Новая приборная панель подчиняется законам логики, а немногие переключатели поражают качеством и удобством расположения. Вся необходимая информация легко считывается за долю секунды. Пара кресел теперь не отлита в единой форме, так что даже разнокалиберным пассажирам будет комфортно. Здесь продумано все – даже второй микробагажник размером с коробку для обуви под носовым обтекателем.

Что же стало причиной революции в Ariel? Нет, не распад сельскохозяйственного уклада общества, а появление турбодвигателя. Сотрудничество Ariel с Honda началось еще в 2003 году, но лишь сейчас британцам позволили притронуться к агрегату со сложным названием K20C1, который приводит в поразительно быстрое движение последний Civic Type R.

Atom весит меньше половины Type R, но у наддува есть свои подводные камни. Во-первых, турбояма. Во-вторых, звук. Atom не удалось в полной мере справиться ни с первой, ни со вторым. Мотору недостает того дикарского азарта, которым отличался прежний компрессорный агрегат. Исчез и знаменитый звук, подаривший Atom 3 образ циркулярной пилы на четырех колесах. Теперь он сопит и пыхтит, словно Дарт Вейдер, нанюхавшийся веселящего газа. Это забавный звук, с ним можно поиграть, но от него не захватывает дух.

“Теперь он сопит и пыхтит, словно Дарт Вейдер, нанюхавшийся веселящего газа”

Спасает положение переключатель режимов мощности с вариантами 223, 294 и 325 л.с. На минималке турбина едва посвистывает, но в режиме номер три Atom превращается в устрашающую своей скоростью (едва) управляемую ракету. Впрочем, таковы все легкие автомобили. Но если говорить о пределе, за которым ускорение превращается в смертельный аттракцион, то Atom 4 преодолел его давным-давно. Ключевые цифры: 545 л.с. на тонну и 0-160 км/ч за 6,5 с.

На низких оборотах больше никаких рывков, никакого запаха бензина; педали газа и сцепления настроены идеально. С инженерной точки зрения он ничем не хуже VW Golf, над которым работали тысячи специалистов.

И это мы еще не сказали ни слова про поведение на дороге. Конструкторы изменили расположение точек крепления подвески. Казалось бы, мелочь, но какая колоссальная разница! Раньше укрощение Atom, который брыкался даже на третьей передаче, напоминало родео. Теперь машина источает уверенность, которая передается водителю. Кстати, немалую роль здесь и­грают и новые кресла с более глубокой посадкой.

“Они разобрали Atom на части, прогнали через компьютер каждую гайку и собрали все как было, только лучше”

Проиграл ли он в чем-то? Возможно. Мы то и дело ругаем новые спорткары за то, что в погоне за мощностью и скоростью они теряют характер: в какой-то мере этот упрек применим и к Atom. Но чем дольше я ездил на нем, тем больше убеждался, что прежняя фантасти­ческая отзывчивость никуда не делась. Исчезли лишь раздражающие побочные эффекты. Его невозможно заставить сделать ошибку ни на проселочной дороге, ни на скользких булыжниках бристольских доков. Он кажется абсолютно гармоничным.

Производство начнется в первые месяцы 2019 года; до этого момента Ariel обещает разобраться с немного нечетким переключением передач. Это единственное, к чему я смог придраться, а в остальном – чего еще можно пожелать? Крышу? Двери? За этим точно не сюда.

Британские легкие спорткары часто критикуют за устаревший облик и технологии, за отсутствие прогресса. Что ж, вот вам наглядное опровержение, достаточное для того, чтобы пересмотреть отношение к легкому классу в целом. Тот же Atom, но современный и свежий, самый радикальный шаг вперед за 20-летнюю историю Ariel. Это революция? Безусловно, да. По крайней мере, для Сомерсета.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика