Самая задиристая нация на Земле купила новый автомобиль для сражений в потенциальных войнах будущего. Но сначала TopGear должен признать новобранца годным к службе

Во вторник, 25 августа 2015 года, никому не известная компания со странным названием выиграла тендер на создание главного автомобиля XXI века.

А в среду 26-го никому не известный британец (я, то есть) попросил у висконсинской Oshkosh Defence экземпляр на тест-драйв. Несмотря на то, что в компании были немного заняты контрактом на 6,75 млрд д­олларов, через два дня пришел ответ: “Возможно, результаты тендера будут оспорены, так что мы вам перезвоним”. Конечно, я утрирую, но в целом все было так.

Три года спустя юридические претензии Lockheed-Martin были сняты, а Корпус морской пехоты США получил первую партию легких боевых машин общего назначения (Joint Light Tactical Vehicles или JLTV) Oshkosh. Каждый будний день из ворот завода на западном берегу озера Мичиган выезжают восемь автомобилей. В октябре эта цифра увеличилась вдвое.

Должно быть, вы думаете, что новобранец совсем не похож на прежний “Хамви” (по документам HMMWV, то есть “высокоподвижное многоцелевое колесное транспортное средство”). Да, Oshkosh JLTV призван заменить легендарную машину, участвовавшую в обеих войнах в Персидском заливе, афганской кампании и, естественно, в съемках “Железного человека”. HMMWV, победивший в свое время Lambo Cheetah, находился на вооружении с 1984 года и безнадежно устарел.

Выберите наугад любой репортаж из зоны военных действий за последние 20 лет. В нем ни разу не будет упомянуто “поле битвы”. В наши дни войны ведутся с помощью самодельных взрывных устройств, террористов-смертников и нападений на патрули из засады. Благородные правила ушли в прошлое, осталась так­тика партизан и городских повстанцев. “Хамви”, созданный как скромное транспортное средство для передвижения “внутри периметра” на дружественной территории, стал неуклюжей уязвимой целью. Боевая машина должна быть быстрее, прочнее и умнее.

В 2006 году в армии США подсчитали растущее количество жертв и начали оснащать автомобили дополнительной броней. Как и любые изменения, внесенные задним числом, она делала модель хуже заводской. Хилому 190-сильному дизельному V8 теперь предстояло тащить не 2400, а почти 6000 кг. Это съело всю полезную нагрузку вместе с упругостью подвески. Резко сократились надежность и запас хода, “Хамви” потерял способность двигаться по пересеченной м­естности, не вызывая при этом морскую болезнь у личного состава. В общем, пришло время для почетной отставки.

Место ветерана занял Oshkosh JLTV: американская мощь, лобовое стекло толщиной 5 см, камера заднего вида, броня и два подстаканника в базе. С 2019 и примерно по 2060 год, когда Трамп уже перестанет писать скандальные твиты, эти монстры – с экипажем или без – будут вступать в бой следом за авиацией. Одному из них сегодня придется провести день под командованием младшего лейтенанта Кью.

Усатый вице-президент Oshkosh Джордж Мэнсфилд начинает свою речь с классического клише: “Это неуязвимость легкого танка при мобильности гоночного багги”. Но он не преувеличивает. Вариант А (с защитой от стрелкового оружия) весит 6,3 тонны – таких вертолет Sikorsky CH-53 Super Stallion может унести сразу две штуки. Вариант B имеет усиленную защиту от мин. Масса? Данные засекречены, но тот же “Сикорски” за раз поднимает только один.

А как насчет ходовых характеристик, достойных ралли “Дакар”? Так точно, сэр! Подвеска JLTV под названием TAK-4i защищена наивысшим уровнем секретности (мы не имеем права снимать крупным планом амортизаторы), но с ее предком мы знакомы. На одном из этапов разработки Oshkosh использовала для тестов гонку Baja 1000 2010 года. Прототип проехал 1700-километровую дистанцию за 51 час – на 4,5 часа медленнее максимального зачетного времени, зато какая проверка!

В стандартном режиме эта подвеска имеет клиренс 508 мм, а на максимальном подъеме без труда переедет и через Disco, но при необходимости “присядет”, чтобы войти в транспортный самолет. Амортизаторы управляются по отдельности, так что кабина JLTV может оставаться горизонтальной на 45-градусном уклоне, чтобы легче было стрелять из пулемета.

Пока JLTV выполняет все эти трюки, мне разрешают для сравнения поиграть с “Хамви”. Это экземпляр без брони и вооружения: примерно на таком же выделывался Арнольд Шварценеггер, после чего срочно заказал себе гражданскую версию. Он такой ширины, что может спокойно ехать по танковой колее, но с низкой крышей, чтобы влезать в грузовой самолет. Четыре сиденья с прямыми спинками – просто металлические пластины с подушками – едва умещаются в салоне, более тесном, чем у Ford Fiesta. Жарко, как в аду, мотор грохочет, но почти не тянет – если бы Земля вращалась чуть быстрее, я вообще никогда бы не сдвинулся с места. Как вообще США ухитрились выиграть хотя бы одну войну с этим сараем?

Джордж, ненадолго покинувший зал заседаний совета директоров, следит за моими внедорожными упражнениями из своего 6,6-литрового Chevy Silverado. От его ухмылки мне неуютно. Ладно, я ждал этого тест-драйва три года и летел через океан. Черта с два я сдамся!

Пустой “Хамви” на дьявольской гребенке полосы препятствий прыгает, как мячик. С каждым ударом подвески в отбойники по всему шасси проходят судороги, а машину подбрасывает в воздух. Представьте себе что-нибудь в духе Индианы Джонса – например, что вас посадили в холодильник и забросили в центр атомного взрыва. Когда мои глазные яблоки наконец возвращаются в глазницы, в стороне я различаю группу сотрудников Oshkosh. Они ржут. Итак, моя максимальная скорость на полосе препятствий – всего 11 км/ч. Проклятье...

Чтобы отправить на тот же маршрут новобранца, необходимо а) вскарабкаться на подножку, и б) открыть дверь, что совсем не трудно, если вы всю жизнь крутили ворот подъемного моста. Дверь сделана из стального листа и с обеих сторон укреплена дюймовой броней. Гражданский шкет способен открыть такую только двумя руками и уперевшись ногой в стойку. Когда она захлопывается, у меня в глазу ло­пается сосуд.

Плечи ломит, но впереди новое испытание – задвинуть засовы, которые удержат дверь на месте, даже если взрывом ее сорвет с петель. Они представляют собой взрывоустойчивый центральный замок, который работает от большого красного рычага. Снимать внутри тоже запрещено, но сло­весное описание разрешается. Как и в Hummer, здесь всего четыре места, но вполне удобных и даже с вырезами в спинках, чтобы солдаты могли сидеть, не снимая рюкзаков. В салоне темно: все материалы черного цвета, а окна похожи на бойницы. Из-за толстого панциря здесь стоит жутковатая тишина.

Неожиданным контрастом в этом мрачном царстве выглядит совершенно обычный рычаг автомата Chevrolet, соединенный с такой же 6-диапазонной коробкой и 6,6-литровым дизельным V8, как на пикапе Джорджа. Мотор развивает 345 л.с. и оснащен специальными фильтрами и шлангами, позволяющими использовать загрязненное или разбавленное топливо. Панель приборов даст сто очков вперед любым современным тачскринам: никаких финтифлюшек, все крупно и понятно. V8 заводится кнопкой, и его негромкий гул заглушается пронзительным зудом вспомогательного генератора. Теперь достаточно выбрать режим Drive, а дальше он поедет практически сам.

Я направляю его на полосу препятствий, где едва не развалился “Хамви”. Новобранец плывет над ней со скоростью 50 км/ч. Эй, а где препятствия? Здесь ужасная видимость, я мог проехать мимо... Давай-ка еще раз.

Что за ерунда? Эта машина ведет себя лучше всех, на которых я когда-либо ездил. Ходы подвески огромны, но она справляется с гигантскими массами металла и резины со сверхъестественной легкостью. Какие там Rolls-Royce и McLaren! Никто не ездит по ухабам лучше, чем Oshkosh. На что бы ты ни наехал, в наглухо закрытой кабине это не ощущается никак. Я знаю, что это прозвучит дико, но она плывет грациозно. Расхрабрившись, я отправляюсь в лес и атакую каменистый желоб, словно проложенный Тунгусским метеоритом. JLTV пересекает его как лужайку для гольфа.

“Что за ерунда? Эта машина ведет себя лучше всех, на которых я когда-либо ездил”

Говорят, все лучшие изобретения типа GPS, радаров и микроволновок первым делом заграбастывают военные. Сегодня я снова в этом убедился. Ямо- и взрывоустойчивая подвеска выравнивается сама и превращает в шелк дорогу, по которой не прошел бы и Беар Гриллс. Такое впечатление, что эта машина умеет смотреть вперед и заранее программировать амортизаторы, но нам об этом никогда не скажут. Джордж подтверждает, что они рабо­тают над автономными JLTV-дронами, которые можно будет использовать как ложные цели, для доставки припасов или оперативной поддержки. Скорость здесь тоже достаточная: лимит 110 км/ч, но Oshkosh добирается до него вдвое быстрее, чем “Хамви”, – до 80.

По воде мне удается проехать всего дважды, а потом JLTV расплескивает водоем досуха. В принципе он способен преодолеть 1,5-метровый брод. У него на 80 км больше запас хода и на 6500 км – промежуток между ТО. Если перевести эти цифры в деньги и умножить на весь срок службы JLTV, то американские налогоплательщики сэкономят около 8,3 млрд долларов.

Наверное, восхищаться оружием – это немного по-детски, но пока Oshkosh девственно чист от политической грязи и солдатской крови. Он просто умеет побеждать любое бездорожье и хранить свой экипаж бережнее, чем любая другая боевая машина в истории. Поэтому, возможно, это самый важный автомобиль номера, который вы сейчас держите в руках. Надеемся, что вы никогда не увидите его рядом с собой.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика