Там, где деньги встречаются со страстью, живет коллекционер, гонщик и путешественник Джим Гликенхаус

Моя машина медленно ползет вдоль обычной о­краинной улицы города Сонная Лощина, штат Нью-Йорк: деревянные домики, ажурные крылечки... Голос навигатора раздается неожиданно: “Вы прибыли на место!”

Единственная подсказка – мраморная табличка на выбеленной стене старого склада. На ней изображены факел Свободы и три буквы – SCG. На стук в дверь выглядывает сам прославленный руководитель Scuderia Cameron Glickenhaus – Джим Гликенхаус.

Когда мои глаза привыкают к полумраку, я понимаю, что д­ействительно приехал по адресу. Все доступное пространство битком набито реликвиями, наградами, а также самыми редкими и дорогими тачками в мире. Прямо передо мной стоит 166 Spyder Corsa – третья по счету среди построенных Ferrari. Рядом с ней сияет Ferrari 206 Dino Competizione 1967 года с длинным покатым носом. Справа – сражавшийся в Ле-Мане Ford Mark IV 1967 года Донохью и Брюса Макларена, Model J Duesenberg, принадлежавший королеве Югославии, и Stutz DV32 1930-х годов со съемок “Великого Гэтсби”.

От экспозиции слева тоже захватывает дух: там стоят Ferrari, участвовавшие в гонках на выносливость в 1960-е, включая P3/4 и 412P. Один из них построен на уничтоженном, а затем восстановленном шасси номер 0846, при упоминании которого на форумах немедленно начинают ломать копья. В конце ряда стоит последнее приобретение Джима, от которого мои слюнные железы начинают работать в режиме форсажа, – обожаемый и ненавидимый всеми концепт Ferrari Modulo из 1970-х.

Помимо несусветной цены и бесспорной исторической ценности все эти машины объединяет еще один признак – они имеют номерные знаки и эксплуати­руются на дороге в хвост и в гриву. Вот, например, Lola T70 Марка Донохью и Роджера Пенске. Когда-то она побеждала в гонках Can-Am, а теперь, избавленная от обвеса, за десять лет намотала уже больше 100 000 километров по ужасным дорогам штата Нью-Йорк. Даже на Modulo повесили тускло-желтую номерную табличку и зарегистрировали ее как “одно­дверный седан” 1972 года выпуска.

“Не ездить на своей Ferrari – все равно что не заниматься сексом со своей девушкой”, – остроумно заме­чает Джим.

Коллекция – результат заражения “автомобильным бешенством” в детстве и дело всей его жизни. Сын одного из самых энергичных бойцов с Уолл-стрит Сета Гликенхауса вырос в пригороде Нью-Йорка и часто проезжал на велосипеде мимо шоу-рума легендарного дилера Ferrari Луиджи Кинетти. Он мог часами пялиться на витрины, за которыми сверкали красотки из Маранелло, и однажды в 1962 году, благодаря обыкновенному дождю, сбылась его мечта. Чтобы 12-летний Джим не промок, Кинетти снял одну из гоночных курток Ferrari и протянул мальчику. Она и сегодня укра­шает кабинет Джима.

В 15 лет Гликенхаус начал помогать дилеру в работе над машинами, а выходя от Кинетти, Джим возился со своим Studebaker 1954 года, переделывая его под ракетное топливо и геройствуя на дрэг-стрипах. В 21 год Джим занялся кинобизнесом и жесткий реалистичный “Мститель” принес серьезный финансовый успех.

Обзаведясь солидным счетом в банке, он немед­ленно купил свою первую Ferrari – модель 275 в пси­ходелическую желто-лиловую полоску, заплатив 6000 долларов за машину, которая сегодня стоит много миллионов. Джим гонял на ней в колледж и обратно в любую погоду. Не обходилось и без эксцессов: в день, когда правительство снизило национальное ограни­чение скорости до 88 км/ч, вольнолюбивый сын “свингующих 60-х” промчался по трассе от Бостона до Нью-Йорка со средней скоростью 170 км/ч (Джим признался, что вообще надеялся на арест, чтобы попасть в газеты).

“К счастью, сейчас этот запрет уже отменили, иначе я не вылезал бы из-за решетки”, – хохочет Джим.

Зарабатывая деньги в кино и инвестируя их на Уолл-стрит, Джим начал покупать знаменитые гоночные машины, чтобы затем переделывать их для дорог общего пользования. Только представьте себе победителя Ле-Мана с кондиционером и окошком для оплаты проезда на платных шоссе! Но по-настоящему скандальная известность пришла к Джиму в 2003 году, когда он заказал дизайнеру Джейсону Кастриоте фантастический P4/5 – уникальный Enzo за 3 миллиона долларов, который в Ferrari называли “чугунным дельтапланом”.

Хочешь написать на борту Hello Kitty? Имеешь полное право

“Хочешь на нем прокатиться?” – небрежно спрашивает Джим, и во рту у меня пересыхает. В свое время Гликенхаус отказал самому королю Саудовской Аравии, который предлагал за эту машину 40 миллионов долларов!

Когда за мной захлопывается водительская дверь, я внезапно осознаю, что обзор мне загораживает 15-сантимет­ровая полоска углепластика вверху пижонского выпуклого лобового стекла. Я торчу на перекрестке слепой, как крот. От страха тошнит, а потные ладони прик­леиваются к рулю. Ну все, мне кранты.

P4/5, сконструированный Pininfarina без благословения Ferrari, привел к серьезной размолвке между компаниями. “Андреа Пининфарина рассказывал мне, что Лука был в такой ярости, что даже выключил двигатель вертолета”, – вспоминает Джим.

Непонятно? Дело в том, что босс Ferrari регулярно летал из Маранелло в Камбиано, но не глушил мотор, чтобы быст­ро наорать на руководство Pininfarina и улететь обратно. И лишь когда дело дошло до P4/5, он понял, что кратким скандалом дело не ограничится, и решил поберечь топливо. Впрочем, увидев поразительно красивый результат, глава Ferrari признал “внебрачного сына”.

“Все были уверены, что я живу в страхе перед Ferrari, которая может меня пристрелить или засудить... – смеется Джим. – Но в законе сказано просто: кто купил машину, тот ею и владеет. Хочешь написать на борту Hello Kitty? Имеешь полное право”.

Оглядываясь назад, можно сказать, что именно с P4/5 началась серия проектов SP, принесших Ferrari целое состояние. Насладившись борьбой с невероятно цепкими керамическими тормозами первого поколения и задумчивой коробкой передач, оглохший от рева 12-цилиндрового двигателя, я возвращаю P4/5 на его законное место в ангаре рядом с гоночным “братом” P4/5 Competizione.

Джим всегда мечтал выйти на старт в Ле-Мане в собственном автомобиле. Но организатор гонок эту идею зарубил, поэтому Гликенхаус обратился в оргкомитет “24 часов Нюрбургринга”, где его встретили с распростертыми объятиями.

От страха тошнит, а потные ладони приклеиваются к рулю. Ну все, мне кранты

Взяв мотор и трансмиссию от 430 GT2, Джим поставил их на шасси дорожной 430 Scuderia, чтобы зарегистрировать ее как гражданскую машину. Но Ferrari воспротивилась, так что пришлось заклеить скотчем шильдик с жеребцом, написать поверх него маркером буквы SCG и выйти на старт так.

Но Джим хотел большего. Он мечтал создать гоночный автомобиль с нуля. Так в 2013 году был начат п­роект SCG003. Использовав весь инженерный опыт, накопленный его командой за годы битв на Норд­шляйфе, Джим построил машину класса GT3 по всем канонам топового LMP1. Результатом стал полностью углепластиковый, хищный и мощный автомобиль типа “слики и крылья” в духе Fiat Turbina, который стартовал с поула и финишировал первым в своем классе на “24 часах Нюрбургринга” в 2015 году.

Сегодня Джим предлагает это шасси в эксклюзивном дорожном исполнении за 2,2 млн долларов в двух вариан­тах: шоссейном S и хардкорном CS. Обе версии разгоняются до 350 км/ч и пролетают круг по Рингу за 6:30.

Оседлав широкий порог S, я просовываю ноги под усыпанный кнопками руль и устраиваюсь поудобнее. Углепластиковая дверь-крыло захлопывается с глухим стуком, и я тянусь поправить зеркала. Но никаких настроек нет – две камеры транслируют происходящее по сторонам асимметричной цифровой панели. Гоночный битурбированный 4,4-литровый V8 от BMW с сухим картером, развивающий 760 л.с. и 1150 Нм, ведет себя куда цивилизованнее, чем можно предположить. Адаптивные амортизаторы Bilstein легко поглощают неровности узких проездов. Особенного ужаса водитель не испытывает, хотя, конечно, с Renault Twingo управляться попроще.

В городе SCG003 привлекает именно столько внимания, сколько полагается привлекать гиперкару за 2,2 миллиона долларов. Единственная проблема заключается в том, что никто не знает, что это такое. “Это у вас Saleen?” – кричит мне парнишка на заправке.

Так что следующая битва Джима будет за известность. И он к ней готов. В следующем году SCG выпустит вторую дорожную модель SCG004 – трехместный суперкар за 600 000 долларов с компрессорным LT4 от Corvette и опциональной механикой для пуристов. Разумеется, проект будет гоночным, с вариантами GT3, GT4 и GTE.

Вам этого мало? Еще Джим готовит SUV, но не намерен идти проторенным путем Lamborghini и Rolls-Royce. Ему принадлежат Baja Boot – багги Стива Маккуина с гонки 1967 года – и полный комплект технической документации к нему. Его конструктором был автор первых луноходов, так что это очень прочная машина с большими колесами, низким центром тяжести и мотором, расположенным перед задней осью. Сейчас Джим работает над этими чертежами, чтобы построить новый SCG005 к Baja 1000 2019 года, а затем попытаться попасть в Книгу рекордов Гиннесса, забравшись на вулкан в Чили. После этого новинка поступит в продажу как альтернатива G-Wagen. Упомянем и проект SCG006 – 660-сильный ретрокабриолет в духе 60-х.

Думаете, этот парень откусил больше, чем может проглотить? Время покажет. Но учитывая, что Джим ведет дела SCG только на собственные деньги, бизнес для него похож на ходьбу по канату без страховки. Впрочем, за последние годы он ни разу не падал.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика