Значит так: берем навигатор, новый VW Tiguan и отправляемся туда, где солнце не заходит

Белые ночи Питера – ярко, но слабо. Каких-то пара недель светлых, коротких мгновений ночи – и темнота снова начинает отвоевывать позиции. Сегодня, чтобы получить больше света, мы едем на север, почти на край страны, за Полярный круг. Именно там мы ожидаем встретить самый длинный день.

Дорога на Кольский полуостров сама по себе уже далеко не маршрут экстремалов. Как часть большой асфальтовой нитки Ялта–Киркенес, отрезок от Питера до Мурманска и дальше к Норвегии, или трасса Р-21 “Кола”, не без оснований бьется за титул самой красивой дороги России. Отчасти из-за лесной панорамы, к северу мутирующей в живописную тундру, отчасти из-за идеального асфальта, но скорее – из-за совокупности первого и второго.

Для марш-броска к северной природе сегодня не нужен экипированный до зубов внедорожник, поэтому мы едем на Tiguan, чья управляемость позволит взять все от ровного изгибающегося у сопок асфальта, а полный привод – добрать эмоций за чертой обочин.

Итак, ночи, которых нет. Официально Большой день на широте столицы Заполярья начинается в середине мая. Полярный сумрак постепенно выцветает, как пятно под перекисью, и нужда в лампочках и свечах становится все более сомнительной. Мы замечаем это условным вечером в Мурманске, когда п­одъезжаем к отелю в бесполезном свете собственных фар. Под вечер солнце словно делает передышку, опускаясь и становясь менее ярким. Но уже через пару часов белый назойливый свет заливает стол нашего запоздалого ужина. В три часа ночи становится просто стыдно идти спать: закрываться шторами от шоу, которое устраивает сама природа? Не ради этого ли мы здесь? Оценив силы, мы берем пару часов на подзаряд батареек и условным утром уже потягиваем семи­часовой кофе.

Июнь в Мурманске – все же северный июнь. Дожди часто могут сопровождаться снегом, о чем мы узнаем на выезде. Наша основная дорога – несколько сотен километров по Р-21 на север, мимо сопок, озер и камней. Езда по “Коле” хороша, но монотонна, и чтобы оживить маршрут и насладиться флорой тундры, на полпути мы съезжаем к озеру Малый Вудъявр, чья долина кишит мини-озерами и лужицами кристально чистой воды.

Лес вокруг – скрученные и взъерошенные мини-березки по колено, стелющиеся вдоль камней и мха. Tiguan на их фоне выглядит пришельцем-исполином, способным вытоптать полярный лес. Пробираясь к дороге, я аккуратно пропускаю деревья под колесами, а затем вывожу на центральный экран картинку с передней камеры, погружаю морду VW в холодный ручей – и лихо уворачиваюсь от булыжника на дне: чистота “подводной” картинки невероятна.

“Мы съезжаем к озеру Малый Вудъявр, чья долина кишит лужицами кристально чистой воды”

Назад на асфальт, к черной ленте “Колы”. Включаем активный круиз-контроль Tiguan, “цепляемся” к впереди идущей машине, и пока Tiguan подстраивается под ритм местного водилы, разворачиваем шоколадные батончики в надежде взбодриться.

Под незаходящим июньским солнцем мозг начинает барахлить и перегружаться. День, каким бы насыщенным ни был, обязан уходить в затемнение, завершаясь, давая мозгу время переварить события, сделать выводы и оформить пэкшот. Но кадры продолжают сменять друг друга без передышки. Мы продолжаем...

Tiguan цедит солярку словно соломинкой, и единственное, чего хочется под очередной (кажется) вечер, – сменить место и действие.

Под поселком Ревда мы сворачиваем на грунтовку, активировав внедорожный режим шайбой адаптивной системы 4Motion Active Control. Нос VW устремляется наверх, а под колесами вместо тихого шелеста начинают хрустеть камни. Мы петляем по дорожке, устланной острым щебнем, куда-то к мокрой серой туче. Все выше и выше... и как только колеса Tiguan встречают снег, я останавли­ваюсь и выхожу.

Колкий ветер тут же забирается под легкую кофту и приводит в чувства. Вокруг машины – монохромный пейзаж из черных камней и снега, рыхлого, словно с истекшим сроком годности. Далеко внизу – горстки поселков и городков на насыщенном зеленоватом теле тундры.

Чуть выше – перевал, но туда нельзя: мы не сомневаемся в возможностях полного привода Tiguan, но острые крупные камни и промоины, оставленные снежно-дождевыми потоками, не оставляют шансов. VW против гор и непогоды – ноль-один, и результат предсказуем заранее.

Отсюда, со склона Хибин, упираясь макушками в тучу, мы провожаем очередные светлые сутки. Говорят, к середине июля на этой широте солнце впервые заденет линию горизонта, после чего самый длинный день сменят белые ночи. Тоже история про борьбу света и тьмы, но уже куда менее яркая…

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика