Лого Cadillac одному напомнит о Нео из “Матрицы”, другому – о гангстерах 20-х или рэперах 2000-х... Клево, что матерый автобренд генерирует столько ассоциаций. А как насчет автомобиля?

Лого Cadillac одному напомнит о Нео из “Матрицы”, другому – о гангстерах 20-х или рэперах 2000-х... Клево, что матерый автобренд генерирует столько ассоциаций. А как насчет автомобиля?

Никто не спорит, что любоваться звездным небосводом лучше после наступления темноты. C машинами примерно та же история – хочешь узнать, хороша ли твоя колесница на самом деле, проведи с ней ночь. Лично намотай от заката до зари две-три сотни километров по широким проспектам и тесным переулкам, прямым хайвеям и темным пригородам. При солнечном свете автомобили некоторых марок, поверьте, воспринимаются тускло или искаженно. Особенно “Кэдди”, на которых мне довелось поездить много. На разных моделях и в разных краях. Где можно и даже где нельзя. И каждый раз убеждался: в светлое время суток это одна машина, а в темное – другая.

Очередным доказательством тому может служить новый и самый крупный седан Cadillac CT6. Днем его крутизну безошибочно определяют разве что на автомойках, выписывая такой чек за “комплекс”, будто ты приехал на двух “Майбахах” сразу. Это, конечно, льстит, но количество нанесенной пены еще ни в чем не убеждает. Пока светло, окружающим очевидно лишь то, что CT6 – бесстыже длинный на фоне всех седанов сравнимой цены (читай – за четыре-пять “лимонов”). Пять-восемнадцать от носа до хвоста превращают его в подобие линкора среди легковушек – правда, другие участники движения, как выяснилось, с этим не очень-то считаются. Из чего я делаю вывод, что ради собственного респекта Cadillac просто обязан сделать еще один по-настоящему крупный седан – шириной с авианосец и как минимум на полмигалки превосходящий ростом приземистый СТ6.

К слову, о названиях современных Cadillac. Не раз слышал от поклонников марки нервные реплики на тему нынешних “кадиллаковских” аббревиатур. Понимаю их недовольство. Разве это дело, когда название машины звучит как БТИ? Имя должно врезаться в память или хотя бы побуждать к действию. При упоминании внедорожника “Эскалейд”, например, рука сама хватается за заправочный пистолет. А произне­сите вслух “Эльдорадо”, “Де Вилль”, “Флитвуд”... – ну хочется же поправить широкополый стетсон ! Выговаривая после этого Си-Ти-Сикс , чувствуешь лишь одно – как пересыхает во рту. Цифры в назва­ниях – вообще горе горькое. В Японии “четверка” означает смерть. Ну и как, спрашивается, они встретят кроссовер c шильдом “XT4”? Короче, присоединяюсь к воплям тех, кто умоляет Cadillac свернуть эксперименты с кодами и дать своим машинам живые имена. Да хотя бы те, что уже придуманы для блистательных концептов: Elmiraj, Ciel, Escala.

Вот над столицей сгущается темнота – и я буквально кожей ощущаю, как CT6 превращается в “Эскалу” с грациозными пропорциями и роскошными деталями, которые при свете дня смотрелись или гротескно, или, наоборот, беспонтово. Прохожие начинают оглядываться. Какие-то парочки подходят поближе и делают селфи с “Кэдди”, сохраняя, однако, почтительную дистанцию. Грозный образ, созданный передним щитом из алюминия, ребрами и вертикальными световыми “мечами” работает и на дороге – в лучах диодных фар начинают робеть даже “Панамеры” и “Гелики”.

Жаль, действие этого гипноза не распространяется на столичных “Яндекс.Таксистов”. Эти вечно озабоченные несчастные обречены: они не замечают рядом даже танка, поэтому их скоро заменят “Яндекс.Автопилотом”. Такое наблюдение, между прочим, тоже имеет прямое отношение к “Кадиллаку”. Не знаю, как объяснить, но окружающая действительность из этого седана отчего-то выглядит вчерашним днем, а будущее вырисовывается с отчетливостью биржевого фьючерса на танкер нефти. Может, за это крутые трейдеры, умеющие верно оценивать риски, и любят Cadillac? При случае надо будет у них спросить...

Знаю людей, которые не перестают повторять, что Cadillac уже не тот. Таким хочется сказать: идите, купите себе весь винил Элвиса Пресли и гамак, чтобы предаться “правильным” ощущениям. Это будет дешевле и безо­паснее, чем требовать ностальгии от современного “Кэдди”. С прошлым марка рассталась давно и решительно. Во мне глубокую симпатию вызывает как раз стремление Cadillac постоянно изобретать себя заново. За этим уже не чувствуется банального бэдж-инжиниринга, как было лет десять назад. Теперь в основу “Кадиллаков” закладывается реально передовое техно, дающее совершенно новые ощущения.

“Они обязаны сделать седан шириноaй с авианосец”

На этом линкоре я могу крутануться на дороге шириной в две с половиной полосы, не делая никаких неловких разворотных маневров туда-сюда. А все потому, что задняя ось в этом автомобиле тоже активно рулит. На приличном ходу я могу резко перестроиться из ряда в ряд – и даже на мокрой дороге огромный седан не потеряет стабильность. Та же хитрая подвеска сзади сделает этот трюк менее рискованным, потому что на высокой скорости перейдет на другой алгоритм работы – отклонит задние колеса не против передних, а вслед за ними. Теперь помножьте возможности полноуправляемого шасси на малый вес седана (CT6 к­рупнее, но легче “семерки” BMW, новейшего Audi A8 и Mercedes S-класса, соответственно, на 62, 122 и 142 килограмма), а затем прибавьте адаптивную магию амортизаторов Magnetic Ride, которые с частотой 1000 раз в секунду подстраиваются под рельеф дорожного покрытия. Может быть, так вы получите представление о том, от чего я сейчас испытываю особое удовольствие за рулем. По меркам своего класса полноприводный CT6 управляется с такой остротой и четкостью, будто решил проучить самого
“годзиллу” GT-R.

Да, такое поведение достигается ценой частичной потери мягкости хода. Но фокус в том, что эту добавленную жесткость непросто заметить. Она компенсируется отличной виброизоляцией колесных стоек и умением подвески быстро гасить раскачку. Напомню, мы говорим об американской тачке!

CT6 воистину достоин 500-сильной “восьмерки”. А то даже и 700-сильной! Мощности имеющегося (и единственного на нашем рынке) безнаддувного 3.6 V6 вроде как достаточно, но не более того. Приятная динамика достигается скорее усилиями восьмиступенчатого автомата, который редко зевает моменты разгона и немедля приводит в нужный тонус 335-сильный бензиновый двигатель. Однако у немецких и японских конкурентов ускорение в красной зоне по силе шума иногда напоминает переполох в табуне, а у “Кэдди” моторный “галоп” ритмичен и красив – он фильтруется акустической суперсистемой Bose Panaray (подумать только – 34 динамика!). А любой дорожный шум надежно отсекается трехслойным остеклением. В итоге получается очень солидная акустическая атмосфера – будто под капотом реально поет “восьмерка”.

И, конечно же, этот эффект особенно проявляется между закатом и рассветом, когда не заметно, что отдельные элементы салона седана исполнены на уровне не особенно вылизанного американского “премиума”. В это волшебное время любой, кого ты пригласишь в салон CT6, подумает, что ему выпала честь прокатиться самым первым классом...

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика