Неужели из Hindustan Ambassador действительно можно сделать Peugeot? Странно, но… да!

Неужели из Hindustan Ambassador действительно можно сделать Peugeot? Странно, но… да!

Преподаватель автомобильного дизайна Ашиш Нар берет на себя роль учителя актерского мастерства. “Нет-нет-нет! Давай кивай вот так, вот так... и привет!” – объясняет он, складывая руки, опуская голову и задирая одновременно подбородок и бровь. Его глаза горят, как у болливудского режиссера. Часом позже мы с ним работаем над следующей сценой. “Джек, ты влюблен в эту машину. Мотай головой туда-сюда, туда-сюда... теперь улыбайся и открывай глаза”. Он показывает.

Я пытаюсь понять, как жизнь привела меня в этот пыльный гараж в индийском городе Пуна, где не протолкнуться, – и не могу. Поэтому давайте с самого начала – с того дня, когда у нас зародилась идея. На дворе начало 2017-го, и Peugeot только что выкупила примерно за 10 млн евро у Hindustan права на название Ambassador. Если вы не знали или забыли, то Hindustan Ambassador стал для Индии первой массовой машиной. Построенный на базе Morris Oxford, он выпускался с 48-го по 14-й и, несмот­ря на различные новшества, сохранял старо­модный трехобъемный кузов.

Еще недавно они наводняли все города Индии, но сегодня, всего через четыре года после окончания производства, найти Ambassador не проще, чем устриц в KFC: эти тачки сохранились лишь у горстки ностальги­рующих коллекционеров и небогатых чиновников. В общем, сделка Peugeot вызвала у нас проблеск воспоминаний о слонах, кувалдах и навязчивой индийской музыке – атрибутах ролика Peugeot 206 2003 года. Главным героем клипа был индийский паренек, который, влюбившись в 206-й, переделал свой Ambassador в его подобие при помощи слона, стены и других инструментов, после чего рассекал по городу, лучась самодовольством. На наш взгляд, приблизиться к этой вершине рекламы под силу лишь знаменитым курам Mercedes и, может быть, ролику Honda Accord с цепной реакцией деталей. Но в клипе был изъян: звездой был н­еокрашенный, побитый молотком Peugeot прямиком с конвейера. А можно ли, задумался я, на самом деле превратить Ambassador в современный эквивалент 206 – Peugeot 208? А в 208 GTI?

Мне потребовалось несколько телефонных звонков, встреч и много железобетонной убежденности в том, что я не страдаю фигней, а развиваю дух предприимчивости. И в конечном итоге мне дали зеленый свет: осталось лишь раздобыть донорский Ambassador и найти в Индии хотя бы одного безумца, готового взяться за проект. На этом месте в повествовании появляется факультет автомобильного дизайна при университете Аджинкии Патила в Пуне, выразивший уверенность в благополучном исходе. Мы отправили им подборку фото 208 GTI, немного родных деталей (оптику, решетку, колеса, зеркала и шильдики) и приготовились к худшему.

На протяжении следующих трех месяцев в мой почтовый ящик непрерывно сыпались фото- и видеоотчеты о процессе. Я откидывался на спинку лондонского кресла, крайне довольный и собственными идеями, и их беспроблемным воплощением. Конечно, я был бессовестным жуликом. На самом деле все таскание тяжестей, все вечера за сваркой и весь бесконечный поиск способов перекроить Ambassasor по лекалам 208 пришлись на долю индийской команды, для которой этот проект стал курсовой работой.

Впрочем, сегодня все изменится. Я приехал в Пуну, чтобы лично нанести завершающие штрихи, то есть помахать гаечным ключом и приклеить шильдики. Кроме того, моя задача – переснять тот самый знаменитый 47-секундный ролик, в котором будут присутствовать ваш покорный слуга и Ambassador-Peugeot 208 GTI. Произнести это невозможно, давайте назовем его Pambador.

“Я пытаюсь понять, каким образом жизнь привела меня в этот гараж”

И вернемся к машине. Покрывало вот-вот будет снято, и посмотреть на мою реакцию собрался едва ли не весь университет, большинство студентов которого внесли в проект ту или иную лепту. Я нервничаю, и это заметно. Конечно, в Пуне жарко, но потею я от того, что где-то внутри сидит смешной страх, что готовая машина окажется чересчур качественной, прилизанной и похожей копией Peugeot 208 GTI. Брезент сползает на пол... и я не могу удержаться от вздоха облегчения. Не поймите меня неправильно: передо мной действительно стоит выдающийся образец инженерной импровизации. Но, как я и надеялся, с некоторым оттенком убожества.

Поскольку шасси Ambassador переделке не подверглось, машина получилась великоватой для хот-хэтча, а такое качество краски и зазоры между панелями привели бы к увольнениям даже на китайском заводе. Салон тоже выведем за скобки: его целиком оставили от Hindustan, лишь прикрыли ковриком щель между торпедо и новым, круто наклоненным лобовым. Однако стоит прищуриться – и перед нами совершенно натуральный Peugeot 208 GTI в двухцветной ливрее Coupe Franche. Я поражен до глубины, и мне не терпится узнать, как индийским коллегам удалось такое чудо.

Руководство по превращению Ambassador в компактный французский хэтч вы найдете на соседней странице, но в него не вошло самое главное – целеустремленность, целый грузовик стекло­пластика, вербовка формовщика-профи, бессон­ные ночи, сварочные швы, которыми можно опоясать экватор, полное пренебрежение к нормам безопасности и гигиены труда – и такие масштабы креативности, воображения и находчивости, о которых в наш робо-век не приходится и мечтать.

Что в результате прекраснее всего? То, что под всеми рюшечками и помадой сохранился вполне функциональный автомобиль (хотя и оснащенный 75-сильным 1,8-литровым дизелем Isuzu, рядом с которым извергающийся вулкан показался бы образцом покоя и чистоты). Здесь даже загораются все лампы и поворотники! Конечно, официально этому шедевру выезд на дороги заказан, но если мы тихонько смотаемся до соседнего городка, не привлекая внимания, ничего страшного не случится. Поэтому 10 минут спустя я уже сражаюсь с тяжеленным рулем без усилителя в 35-градусной жаре салона, пытаясь объехать колдобины размером с мусорный бак, которые могут доконать задние листовые рессоры, и развернуться на узкой дороге, не задавив ни одной коровы. Тем временем Роуэн бегает меж снующими туда-сюда машинами, р­азмахивая камерой и привлекая к нам массу в­нимания.

Вокруг собирается толпа, мотор перегревается, мы толкаем машину к обочине, открываем капот и понимаем, что вся “хот-хэтчевость” Pambador, несмотря на задний привод, – один лишь пшик. Как видите, TopGear тестирует тачки на совесть. Впрочем, достаточно дорожных испытаний! Нам предстоит съемка рекламы. И если вы думаете, что Ашиш и команда исчерпали запасы креатив­ности, то вас ждет облом.

Для начала нужен слон. У нас его нет. Правда, мы пытались его раздобыть, но в Индии, похоже, отсутствуют слоны, которые одновременно занимались бы шоу-бизнесом и отвечали строгим евростандартам содержания животных. Нам пришлось согласиться на использование в сцене с приседанием на капот экскаватора JCB. Я не сразу одобрил эту идею. Сначала мне хотелось задействовать актера... как бы это выразиться... категории плюс-сайз, но моралисты быстро меня разубедили. Кроме того, у JCB был свой плюс: его можно было использовать как большую желтую стену в сцене с расплющиванием машины. Срочная аренда экскаватора на пару часов с доставкой во двор не вызвала ни у кого ни малейших вопросов.

Самой серьезной проблемой оставалось то, что Hindustan был уже превращен в Peugeot. В оригинальном клипе Ambassador играет довольно значительную роль, поэтому он нам нужен. И не один, а два. Одним мы будем восхищаться и ездить на нем в начале ролика, а второй будем бить об стену, давить экскаватором и лупить кувалдой. Некоторое время мы сидим и чешем в затылках, а потом Ашиш подходит к останкам донорской машины и вытаскивает оттуда четырехметровую раму. Если наварить на нее панели, а снизу приделать колесики от тележки, поясняет он, то искусный оператор сможет создать иллюзию нас­тоящего Ambassador. Я же говорил, он гений.

Порывшись в горе болгарок и пульвери­заторов, парни находят сварочный аппарат без вилки и втыкают его в розетку зачищен­ными концами проводов. В редакции TG есть спе­циальный чувак, который ведает инструктажем по безопасности. В Индии его бы хватил удар, но так тут работают. Без раздумий отвечают “да” на любой вопрос и лишь потом начинают искать решение, используя доступные средства.

Лейтмотивом нашей поездки становится фраза: “Нет ничего невозможного, если ты готов пробежать лишний километр, поднять лишний килограмм и сунуть пальцы в розетку”. Во время ночной съемки нам не хватает света. Не вопрос! Словно из ниоткуда появ­ляется лампочка на шнуре, ее подвешивают в кроне дерева и сооружают из картона
как-бы-абажур. В Англии, чтобы добиться такого эффекта, у 18 инженеров-осветителей ушла бы неделя. Позже на ветку над нашими головами приземляется рой пчел. Мы уда­ляемся на безопасное расстояние и смотрим, как Ашиш с коллегами поочередно пытаются выкурить их, поджигая картонку прямо под деревом. Пожарная безопасность? Ерунда!

“Ответственного по безопасности в TopGear Индия довела бы до кондрашки”

Итак, панели вновь собраны в некое подобие машины, и настало время побить их кувалдой. Которую я забыл взять с собой. Ашиш уходит и возвращается с рабочей частью кувалды, без рукоятки. Еще немного сварки – и инструмент получает новую ручку из арма­турины. Казалось бы, что может пойти не так?

Мы ухитряемся снять все нужные дубли без единого пчелиного укуса и проломленного черепа. Точнее, почти все – нам по-прежнему не хватает настоящего Ambassador для пер­вых кадров. Мы перебрали объявления, обзво­нили все прокатные конторы от Мумбаи до Дели – безрезультатно. Оператор что-то б­урчит о знакомом, у которого есть такая машина, но он вряд ли согласится ее предоставить. Дневного света осталось не больше чем на час. Мы уныло сидим рядком, покорившись судьбе, когда из-за угла выру­ливает и весело бибикает изумительный белый Ambassador. Все мы, включая задействованных в массовке, вскакиваем и радостно вопим. Ока­зывается, оператор знал, что его приятель уже едет, но хотел сделать приятный сюрприз.

Что же получилось в итоге? И клип, и подробный фильм о Pambador! Что же касается самой машины, ее судьба не решена: может быть, она останется в Индии как одно из достижений университета. Может быть, поедет во Францию, в запасник Peugeot. Мне больше нравится первый вариант, но в любом случае зерно а­мбиций пало на плодородную почву и дало ростки. Ашиш говорит, что его студенты уже замахнулись превратить Vauxhall Corsa в Lancia Stratos HF Zero.

Ничего себе заявка! Не представляю себе, реально ли такое вообще и сколько времени может занять. Что за кашу мы вообще заварили? Не начнется ли в Индии лихорадочная мода на переделку Ambassador? Но в любом случае главными в этом проекте останутся люди. Ашиш, Кушал, Парс и Сидхартх, я восхищаюсь вашим упорством и талантом. И умением
сначала сказать “да”, а потом начать думать “как”.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика