“Внимание, коалы!”, “Осторожно, кенгуру!” Не страна, а зоопарк. Сумчатые, кыш! Ведь единственное, чего нет в комплектации нашей Mazda CX-9, – это кенгурятника...

“Внимание, коалы!”, “Осторожно, кенгуру!” Не страна, а зоопарк. Сумчатые, кыш! Ведь единственное, чего нет в комплектации нашей Mazda CX-9, – это кенгурятника...

Австралия – континент южный и к тому же пожилой. Он так долго пекся под лучами нашего дорогого светила, что выгорел почти дотла. Как забытый на сковороде блин. Теперь он на три четверти состоит из пустынь, и лишь на юго-запад­ном и юго-восточном побережьях со спут­ника видна радующая глаз зеленая кромка. 

Не удивительно, что человеческая жизнь и другие интересные вещи – например, те же кенгуру, вомбаты и утконосы – сосредо­то­чены именно здесь. Стоит взять курс от океана к центру континента, и через 200 км из животных вокруг останутся только коровы и овцы. А еще через 200 – только злые мухи и дальнобойщики на трансконтинентальных автопоездах: фурах с тремя-четырьмя прицепами.

Настоящие герои для познания страны Оз (так называют страну сами ози, т.е. австралийцы), ясное дело, рванули бы туда, где насекомые, пыль, жара и фуры. А нормальные – вроде нас – разумеется, выбрали обход: заповедные леса, горы и океан. И большой, удобный, новый премиум-кроссовер Mazda CX-9 вместо боевого верблюда. Страшно красивый, очень богато оснащенный – диодный свет, экраны-дисплеи и прочие электронные пироги, 20-дюймовые колеса и целых семь мест в придачу. Это, кстати, очень по-австралийски. Потому что в красивой жизни ози понимают получше многих. 

Во-первых, им есть с чем сравнивать: п­ервыми европоселенцами здесь были высланные для исправления британские и ирландские каторжане. Самый большой и богатый ныне город Сидней пару сотен лет назад заложили именно они. Это уж потом, еще лет через 30, на готовенькое овцеводы подтянулись. И по сей день у каждого четвертого австралийца в родословной имеется преступник. Так что места своего заключения они стараются обустраивать максимально комфортно.

А во-вторых, живет тут всего около 25 миллионов антиподов (ну, по отношению к нам, северянам, здесь же все ходят вверх ногами). Причем четверть из них понаехала совсем недавно – гастарбайтерствовать. Из Китая, Индии, Азии. Но даже при этом на каждую душу приходится раз в 20 больше всяких вкусных и полезных ископаемых, чем в среднем по планете. Плюс те же коровы (миллиард долларов в год только на мясе), овцы (шерсть, угги) и прочее машиностроение. Так что ози не бедствуют. И с климатом в правильных местах все о'кей: Мельбурн так вообще признан лучшим для жизни городом на свете.

Сидней, куда мы прибыли, около суток просидев в самолетах и аэропортах, в этом рейтинге только шестой. Зато только в нем (в ней?), в столице самого густонаселен­ного штата Новый Южный Уэльс, есть знаменитое на весь мир авангардное здание оперного театра в виде кучи белой скорлупы у входа в порт. И старинный мост, на который водят экскурсии – да, на самую верхотуру, в верхолазной страховке (с моста оперу видно особенно хорошо). И роскошный пляж с мельчайшим песком – таким светлым, что не обжигает босые ноги, несмотря на неистовое здесь солнце, дотла испепе­ляющее белесых приезжих за полчаса.

Кстати, Сидней с Мельбурном так ожесточенно стремились стать столицей не только штата, но и всея державы, что админцентр – Канберру – пришлось уст­роить между ними. На равном удалении, чтоб никому не обидно. Но нам не туда, нам на восток. Сквозь заповедники, коальники-вомбатники-утконосники, где вместо воробьев крошки фастфуда подбирают попугаи, где золотые океанские берега и просторные невысокие горы – в столицу другого крупного штата, Квинсленда. Короче, в город Брисбен.

[use:gallery; id:37167]

А это, на минутку, почти 1300 км. Австралия – большая страна, по площади шестая в мире, и концы тут почти рос­сийские. Да, зелени поменьше, но там, где есть, она на любой вкус: от джунглей до альпийских лугов. Природа устроена по-крупному, с таким размахом, что ощущаешь себя Гулливером в стране великанов. Ручеек, типа размером с речку, в нем лежит камушек с добрую скалу, а местным 25-этажным деревьям наши корабельные сосны максимум по пояс. И расстояния соответствующие.

В специфику национального трафика мы вкатываемся по дорожкам между двумя национальными парками – Вуллеми и Йенго. Дорожная ситуация в Австралии – не заба­луешь: дороги очень узкие, руль, спасибо английской королеве, не с той стороны, ограничения строгие. Но полиции мало. А уж в заповедниках – от слова “совсем”. Дорожки извилистые и пустые, и CX-9 раскрывается на них во всей красе. 

Природа тут устроена с таким размахом, что ощущаешь себя Гулливером в стране великанов

Вот честно: не знаю, какой самурайский кодекс заставил Mazda построить большой кроссовер, которым приятно управлять. В наше время этим развлекаются разве что в люксе, двумя этажами выше, а у менее породистых все ровно. Комфортно, тихо? Ура! Но в СХ-9 не просто комфорт и тишь. Она до последнего цепляется за виражи извилистых дорожек, точно следуя за рулем и позволяя прилично заступать за границы дозво­ленного знаками. Почти две тонны драйва – звучит! 

[use:gallery; id:37168]

Никакого сравнения с предыдущим поколением модели, откровенно проамериканским круизером для неспешного трипа “из Эй в Би”. И никакой ностальгии по прожорливому фордовскому V6: новая 2,5-литровая турбо-“четверка” серьезно добавила тяги. CX-9 – ее дебют, скоро ждем и на обновленной “шестерке”. Вот только подрулевые “уши” бы автомату приставить – в горах для активного пилотажа надо часто дергать его за рычаг.

И, пожалуй, кенгурятник не помешал бы – для спокойствия. Ведь тут наконец становится ясно, почему его зовут именно так. Прыгучие сумчатые тут везде. Большие серые ранним утром спокойно пасутся вокруг машин на парковке гольф-отеля. Валлаби поменьше маячат в кустах в лесу под Мэривейлом и хрустят вафельными стаканчиками прямо из ваших рук в зоопарке. А ночью они выпрыгивают и на дороги, как наши зайцы или лоси. И каждые 30-50 км на асфальте вам попадается сбитая тушка размером с собаку. Оттого решетчатые конструкции на морде тут носят не только внедорожники и пикапы (поголовно), но и маленькие седанчики. Слава Богу, что мы путешествовали только днем.

Вообще, как бы ни были симпатичны австралийские города, природа производит куда более космическое впечатление. И как бы ни был хорош серфинг на мощных и теплых океанских волнах в Байрон Бэй – самой восточной точке континента, ночевка под австралийскими звездами в “палаточном отеле” на вершине холма еще незабываемее. А сколько там птиц – больших, голосистых, незнакомых. Сколько гор, водопадов, гигантских эвкалиптовых рощ...

Нет, человек – воистину лилипут перед лицом Австралийского континента. Эпизод: в кайф летим по очередным лесным извилинам, вправо-влево-вверх-вниз. Из свидетелей – только эвкалипты стеной по обе сторо­ны дороги. И вдруг – отчетливый ­ритмичный скрип. Та-ак… Прокол? Нет, ­от скорости движения частота скрипа не зависит. Но все равно надо тормозить, ехать под такой аккомпанемент страшно. Открываем дверь – и ушам становится больно: оказывается, это в эвкалиптах в унисон орут миллионы цикад!

Такой внезапный привет от страны Оз – и комплимент звукоизоляции Mazda CX-9. 

 

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика