Семеро победителей избраны. Настало время выпустить их с автодрома на просторы Шотландии и поехать на север – пока не кончатся дороги

Семеро победителей избраны. Настало время выпустить их с автодрома на просторы Шотландии и поехать на север – пока не кончатся дороги

На выезде с Нокхилла я поворачиваю налево, на заправку. Мой GT3 досасывает последние капли со дна бензобака, так что красивейшая дорога слева от автодрома не привлекает внимания. 

Ничего страшного: у меня будет время отдать должное и пейзажам, и машинам – редкому Ford GT и редчайшему VW Up GTI. Между прочим, последний пока существует всего в двух экземплярах, поэтому страховка на него дороже, чем на GT. 

Еще один любопытный факт: 911 GT3 можно заказать с 90-литровым бензобаком, которого с учетом “экономичности” Porsche будет хватать на 720 километров. Очень полезная опция для местности, в которую мы направляемся: кроме гор и озер, там практически ничего нет. Включая заправки. Мы заключаем пари, до какого пункта хватит нашего Ford GT с его 20 л/100 км, и сходимся на том, что он не дотянет и до Дурнеса (если что, это город, а не прозвище). На треке мне пришлось нелегко с GT3 в туринговой версии: удобные кресла и PDK? Для гонщика это неприлично! Но именно поэтому наша Неделя скорости состоит из двух частей. На автодроме мы получаем шанс дотянуться до предела, утолить жажду скорости и предъявить на финише натертые рулем мозоли. Но в замкнутом пространстве адское варево из машин и драйва вскоре начинает закипать, и давление стремительно растет. 

Шоссе – наш перепускной клапан. Все напряжение, все соперничество исчезают в тот момент, когда мы выезжаем за ворота Нокхилла и делаем выдох. Перед нами – волшебный пейзаж, миссия доехать до северной границы Британии, завтрак в самом уединенном пабе страны, отсутствие радио, дождь, болота, вереск, еще больше дождя, комары, легкая обувь, дождевики, накомарники... В общем, благодать. 

Мы отбываем в путь по одному, снабженные описаниями точки встречи – у самого безбашенного лыжника на курорте Лехт в самом сердце Кернгормского национального парка. До нее больше 150 километров, так что каждому из нас хватит времени, чтобы расслабиться и привыкнуть к машине. Я надеюсь, все мои коллеги поедут по той же исключительно красивой дороге, что и я, и немедленно оши­баюсь: в Перте беру правее и вместо А9 выезжаю на А93. Возможно, на фоне более голосистых соперников 911 GT3 немного те­ряется, зато человек внутри блаженствует. Честное слово, я ни капельки не завидую Тому Форду с его Ford GT! Попутных машин и домов вдоль дороги становится все меньше, и я аккорд за аккордом погружаюсь в симфонию GT3: переключения передач, повороты, разгоны, подъемы, виражи, стелющийся под колеса асфальт... Трек с его одинаковыми кругами прие­дается, но дорога не может надоесть никогда. Здесь слишком много переменных и предвкушения приключений, ждущих за поворотом. 

“Это настоящий гоночный снаряд, который не фильтрует, не смягчает и не приглушает ничего из происходящего вокруг”

В том, что касается приключений, GT3 виртуоз. Возле деревни Гленши дорога решает подкинуть мне сюрприз: только что она лениво вилась вдоль реки Блэк – и вот уже превратилась в безумную тугую спираль серпантина. GT3 остается безмятежным. В нем столько спокойствия и само­обладания, что каждое его движение доставляет радость. Сразу за деревней начинается еще один отрезок, словно проложенный по валунам ледниковой морены. Porsche вновь ведет себя с царственным величием. Боже, что за тачка! Немного жаль, что тормоза не слишком чувствительны, а валики кресла чересчур мягкие, но этот мотор, эта 500-сильная, 9000-оборотная горизонтально-оппозитная “шестерка”! Ее звук ласкает слух, а поведение нежит все остальные чувства, включая достоинство, – неплохое достижение для набора поршней и клапанов! 

На таком коротком маршруте мы с коллегами не могли не столкнуться. В Гленши я встречаю Доби на Up, и возле кресельных подъемников мы меняемся машинами. Мне действительно любопытна эта малявка: я хочу понять, смог ли VW второй раз провернуть фокус, удавшийся ему с Lupo GTI. 

Мой GT3 бережно отбирал только самые приятные ощущения для моих рук и задницы и подчинялся практически мысленным приказам. Up же общается с тобой на совершенно другом языке. Мы едем вдоль реки Ди, минуем Бремор; сосредоточиться на машине непросто, потому что пейзаж кажется вырезанным из диснеевского мультика – аккуратненькие, словно стриженые сосны, клумбы вереска, отмытые шампунем белки и отполированные скалы. 

Нет, конечно, Up не тупой, но и не такой хулиганистый, как я ждал. Турбированная “трешка” недостаточно отзывчива, тормоза слабые, а реальной обратной связи на руле нет. Конечно, в его пружинистых прыжках по ухабам есть прелесть, но вот собранности и спортивности сильно недостает. GTI можно купить за его удобные размеры и имидж микроагрессора, а еще за то, что как бы вы ни выделывались на нем, ни полиция, ни скоростные камеры вами не заинтересуются. В Lambo Performante, как бы быстро вы ни ехали, звук V10 опередит вас настолько, что жители следующего городка успеют достать смартфоны и сделать укоризненные лица. Up – совершенно д­ругое дело: он воспитанный малыш, хотя, думаю, свою долю восторженного свиста вслед он соберет. И все-таки я ожидал большего: юный задор было бы неплохо подкрепить более у­веренной динамикой. 

Мы со Стиви приезжаем в Лехт первыми. Я знаю, что это не гонка, но мы ее выиграли. Олли Кью приехал сюда по более прозаической А9, однако он весь бурлит впечатлениями от E 63 S. Мы глубокомысленно киваем: похоже, здоровенный 612-сильный “мерс” – самый неожиданный участник теста. Тем временем Форд лихорадочно ищет в своей барсетке какое-нибудь успокоительное после Ford GT. “Он хулиганит на ухабах, – неразборчиво бормочет Том сквозь полный рот поп­корна.  – Ощущения офигенные, может быть, даже слишком”. 

[use:gallery; id:36572]

Контуры гор вокруг просто божественны. Вдобавок я уже забронировал столик в ресторане. Знаете поговорку о том, что как солдата кормишь – так он и воюет? Конечно, дисциплина в TG далека от армейской, но в остальном фраза верная. В этом году мы подготовились к марш-броску основательно: нет бензоколонок – нет и бутербродов. После некоторых размышлений мы назначили Type R передвижной закусочной и нагрузили его замечательную заднюю ось 50 килограммами воды, яблок, зерновых батончиков и хлопьев. Но куда больше нас радует назначенная через 90 минут встреча с полными тарелками горячей еды. 

Из гостиницы мы выезжаем в полшестого утра, и на этот раз мне дос­тается Civic. Он едет так классно, что напоминает GT3: та же аптечная точность развесовки, та же крутая подвеска и ощущение, что на самом деле она не нужна. По крайней мере, пока мы едем по А9. Но вскоре на местной дороге B9176 мне приходится туговато – приходится ловить машину. Впрочем, длится это недолго. Утренний вид с горы Струи на залив Дорнох-Ферт жутко хорош. Чарли на Up вклинивается за мной. Похоже, эта страсть к самоутверждению в одинаковой степени присуща и Тернеру, и VW, и мне она более близка, чем кровожадность рычащих позади суперкаров. Все в утренней росе, они тянутся за парочкой красных хэтчбеков, словно мокрое жемчужное ожерелье. Восхитительное зрелище. Up похож на гордого щенка, которому доверили вывести на пастбище табун породистых жеребцов. 

“720S вызывает восторг плавностью хода и комфортом не в меньшей мере, чем рулежкой и скоростью”

В Type R я тихо млею от переднего привода: совместная работа руля, дифференциала и трансмиссии лично для меня стала одним из открытий этого теста. Чарли скрипит по рации: “Up пару раз пробило до отбойников, что-то он больно прыгуч”. Очень жаль. Civic c невозмутимостью истинного переднеприводника прет чисто как по рельсам. 

Коробку передач так и тянет назвать “вкусняшкой”, а кресла – не вру! – едва ли не лучшие из всей нашей тестовой группы. По крайней мере, Ford GT и GT3 уступают им однозначно, назвать скорлупки Lambo Performante удобными будет бессовестной лестью, а в E 63 они однозначно жестковаты. 

Но я забегаю вперед: до E 63 будут еще сэндвичи с беконом. Целое блюдо, окруженное кружками дымящегося кофе, выносят нам в пабе “Краск-Инн”. Да благословит Бог эту забегаловку в Шотландии! Сидя в тепле и уюте, мы смотрим на улицу, где капли дождя разбиваются о капот GT, и все сильнее убеждаемся в преимуществах бекона над суперкарами. 

Если кресло – это рукопожатие машины, то “Мерседес” ломает вам пальцы. Его жесткие подушки упираются в спину и относятся к жиру на боках хуже, чем тренер по фитнесу. Это рукопожатие четко дает понять, каких отношений ждать в дальнейшем. Заводясь, V8 взры­вается нетерпеливой злобой. Чтобы совладать с этим зверем, я про­пускаю коллег вперед, салютую им выхлопом и отстаю, создавая пространство для маневра. Темп падает, дорога здесь однополосная, и маневрировать на ней под силу только Up. Впрочем, бурлящий энергией Mercedes намекает, что готов обойтись и без дороги: в его пуленепробиваемой наглости есть что-то от танка. 

Какое бы место в колонне вы ни занимали, все равно будете ощущать себя командиром. Дело ведь не в том, кто первый, а в том, кто главный, верно? Кусать за пятки Performante, едва не отпечатывая трехлучевую звезду на его бампере, – естественное дело для E 63: я почти могу разглядеть его волчью ухмылку. Но на самом деле за наг­ловатой харизмой скрывается настоящий гений. E 63 невероятно устойчив, быстр и решителен, полный привод настроен изумительно, а держак такой, что на выходе из поворотов я обхожу всех под рев V8. 

Удрать от такой машины, поверьте мне, будет крайне непросто. Во многих смыслах именно E 63 из всей нашей компашки притягивает больше всех. В нем есть некая неуклюжесть, но наряду с Performante он щекочет самые базовые центры удовольствия в мозгу. 

На запад к северу от  Тонга дорога выравнивается, так что суперкары могут расправить карбоновые крылышки, а пилоты – расцепить побелевшие от напряжения пальцы на рулях. Мы вновь пересажи­ваемся, и мне достается Ford GT. 

Я внимательно слушал, что ребята говорили о нашей супертройке. 720S вызывает восторг плавностью хода и комфортом в не меньшей мере, чем рулежкой и скоростью. Вылезая из “Ламбо”, все в один голос твердят только о моторе. Ладно, еще упоминают TFT-экран, на котором возникают помехи при разговоре по рации, но экстаз вызывает лишь V10. GT в наших разговорах выступает этакой страшилкой, финальным звеном эволюции суперкара из дорожного в трековый. 

В самом деле, от дорожной машины в нем нет ничего. Кокпит – углепластиковая эхо-камера, в реве V6 не слышно ни тени гармонии, а пижонские Michelin Cup 2, оказывается, не работают в лужах. Тем не менее, все те 19 634 метра, что занимает дорога по дамбе над Тонгом и вниз по серпантину к озеру Эриболл, я не дышу от восторга. Управляемость, обратная связь, каждое движение машины – я словно впервые в жизни понял, что такое водить. 

Незамутненность – вот подходящее слово для описания. В GT чувствуешь невероятное множество всего: каждую вибрацию мотора, каждый ход подвески, отдачу шасси и порыв ветра. Это настоящая гончая, которая не фильтрует, не смягчает и не приглушает ничего из происходящего. На ровном шоссе с плавными поворотами уходишь в пилотаж с головой, но 19 634 метра спустя A838 заканчивается, и начинается что-то, напоминающее трассу для картинга. Вы серьезно? Это правда главная автострада северной Шотландии? Единственным утешением для меня служит то, что таким черепашьим темпом у GT действительно есть шанс доползти до заправки в Дурнесе. 

[use:gallery; id:36573]

И вот мы на пляже Балнакейл. Открываем ворота и осторожно заезжаем на песок. Mercedes использует легонький Up как разведчика. За заливом в тумане виднеется мыс Рат – могу поспорить, что E 63 доплыл бы туда на одной силе воли. 

Что ж, отсюда начинается хорошая – а может, лучшая – часть нашего путешествия. На мой взгляд, 115 километров от Дурнеса до Аллапула – самая классная драйверская дорога на планете. Я решил попробовать другой суперкар и теперь преследую GT на 720S: мягкие обводы McLaren против брутальной архитектуры Ford. В полном соответствии с принципом “форма определяет функцию” 720S не борется с дорогой, а словно течет по ее изгибам. В движениях GT не найдешь изящества: ветер лупит его, получая мощную сдачу в ответ. С 720S проще жить в мире.

Ну, относительно. Как и в P1, управляемый и легкий передок сопряжен здесь с задней частью, которая по части брутальности даст сто очков вперед любому GT. На средних оборотах она идет вразнос и заставляет вас натягивать поводок до предела. Битурбовый V8 собирает шасси в гармошку и вышибает из водителя дух. На первый взгляд платформа от Lotus и кувалдообразный мотор кажутся несочетаемыми, но на выходе из поворота вы чувствуете, как гладко они работают вместе, и все становится на свои места. 

Мое отношение к McLaren раз и навсегда определяет единственный плавный поворот на подъеме, в который я вхожу слишком быстро. Перед чуть уводит наружу, и я мгновенно чувствую легчайшую недостаточную поворачиваемость: в McLaren водитель сидит ближе к носу, чем в двух других суперкарах, а обратная связь здесь сверхъестественная. McLaren фильт­рует информацию тактично: вы узнаете необходимое, но ничего лишнего. Ни один другой среднемоторный спорткар не относится к пилоту так бережно, как этот, но его опека не выглядит навязчивой. GT на фоне McLaren выглядит еще более неотесанным. Кроме того, я совершенно уверен, что при посадке в центре колесной базы водитель лучше ощущает и контролирует обе оси. 

Эти 115 километров в магическом ритме дороги стали лучшей частью моего пути. На обратном пути я уже возглавляю пелетон на нашем “пер­фораторе”, который мы прозвали так за умение ронять с небес чаек на дистанции в 5 километров. Если в 720S практически отсутствует турболаг, а газ настроен идеально, то в Lambo педаль газа может укусить вас за пятку. 5,2-литровый мотор доходит до пика шума, ярости и возбуждения на 3000 об/мин. Я смотрю на тахометр и вижу... Что? У меня в запасе еще 5000 оборотов? Йи-ха! Даже сейчас, когда я пишу эти строки, у меня по коже бегут мурашки от воспоминаний. 

Это лучший Lamborghini в моей жизни. Возможно, на фоне Murciélago SV ему не хватает тяги, но от стандартного Huracán он отличается как день от ночи. Эта невероятно умная и послушная машина ловит ваше желание и делает невозможное, чтобы выполнить его. Тормоза, руль, коробка, подвеска – все они “мгновенны”. Правда, если сначала Performante кажется просто очень отзывчивым, то через некоторое время его гиперактивность начинает утомлять. Он похож на чересчур резкую фотографию: сплошные грани между “все” и “ничто”, никаких полутонов. 

Поймите меня правильно: мне нравятся и нервная чуткость руля, и моментальный зажим тормозов, и даже кивки подвески (лучший режим – Sport: в Strada машину качает, а в Corsa едешь, как по дровам), но на фоне неумолимости GT и аккуратности 720S в поведении Lambo просвечивает нечто карикатурное. Впрочем, может быть, я просто недостаточно расслаблен. 

А разве не для этого мы вообще пускаемся в путь? Мы останавли­ваемся, восхищаемся кошмарной коллекцией комариных укусов, которую собрал Марк Риччони, устраиваем соревнование между McLaren и Ford на скорость подъема передней подвески (720S взды­мается со скоростью улитки, GT подпрыгивает, как лоурайдер), отправляем GT3 и Performante на покатушки, чтобы послушать со стороны их визг на 8000 об/мин, и любовно пялимся на них. Вечером мы снова разбираем машины и отправляемся в последние 50 кило­метров до Аллапула. 

Первый я на GT, следом Up, GT3, Performante, Civic, E 63 и 720S. Мы рады тому, что пережили это приключение вместе. Небо хмурится, и дождь, этот великий уравнитель, снова начинает падать крупными каплями. Джек на Up держится за мной с таким упрямством, что мне становится стыдно за фонтаны воды из-под колес и резкие замедления, чтобы снова ощутить феноменальные тормоза и невероятную управляемость. Я просто ловлю кайф от этой машины, этой природы и этих ребят, которых я горд называть своими друзьями. 

Завтра мы расстанемся: половина поедет домой, а  п­оловина – подметать мусор в Нокхилле. Нас ждут другие поездки. Но прямо сейчас мы сидим и говорим о машинах.  В основном мы восхищаемся тем, какую замечательную группу нам удалось собрать. Рейтинг мы не выстраивали, так что дальше читайте в любом порядке. Up оказался менее похожим на цепкого терьера, чем мы рассчитывали. GT3 не помешала бы механическая коробка и нормальные кресла. Performante? Стивен Доби заявил, что это его любимая машина (на следующий день он отказался от своих слов). Наша самоходная гаубица E 63 оказалась фантастическим монстром, но в глубине души это танк. В водительское кресло Civic влюбились все, чего не скажешь о личике машины. 

Так что полемика тем вечером крутилась вокруг лишь двух машин – McLaren 720S и Ford GT. Компания разбивалась на враждебные лагеря, мы спорили, ругались, метали аргументы... Постепенно мы определились, что сильные стороны McLaren – яркий движок, управляемость и чуткий, но не нервный характер, а Ford – врожденная драматичность, великолепное шасси и чувство такта. В конечном итоге победила демократия: мы бросили бумажки в шапку и с крохотным перевесом McLaren 720S стал cпортивным автомобилем года по версии TopGear. Но Ford, скажу, ничуть не хуже. 

ТЕКСТ: ОЛЛИ МЭРРИДЖ / ФОТО: ДЖОН УИЧЕРЛИ И МАРК РИЧЧОНИ

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика