Вашвеличество! То есть благородие! То есть ваша пресветлая светлость! За что ж нам счастье-то такое! Простите, не прибрано у нас в городе! Но мы приберем! Немедленно! Уже! Костюмчик, костюмчик спортивный не загрязните! Нет, не сядем! Только стоя, на “вы” и шепотом: Бо-же, хра-ни Ко-ро-ле-ву…

Вашвеличество! То есть благородие! То есть ваша пресветлая светлость! За что ж нам счастье-то такое! Простите, не прибрано у нас в городе! Но мы приберем! Немедленно! Уже! Костюмчик, костюмчик спортивный не загрязните! Нет, не сядем! Только стоя, на “вы” и шепотом: Бо-же, хра-ни Ко-ро-ле-ву…

Виталий Тищенко
Главный редактор. Любит и даже почти умеет ездить быстро, но боится. Еще любит дорогие понты, рассуждать и кофе. Не любит дешевые понты, ложный пафос и стадные чувства. Ездит на автомобиле Lancia Stratos HF.

Большой “Би” цвета “жареный апельсин” внушает. В трафике ощущаешь себя как на светском рауте: окружающие (ну, кроме комтранса) включают уважуху типа “только после Вас”. 

Интерьер так попадает сразу во все архетипы представлений о лакшери-дизайне, что чувствуешь себя телефоном Vertu, земля ему пухом, в дамской сумочке Hermes.

Причем буква S и черные колеса походу означают, что главный телефон тут сидит за рулем. Сзади – все, как мы любим: никаких планшетов-интернетов-массажеров. Из развлечений – окно и газета “Ведомости”, прямо как во Flying Spur MkI. 

Ну и музыка, канеш. Она правильная: не то, чтобы звучала лучше всех (до вольвовского B&W ей петь и петь), но кажется, что музыканты играют специально для тебя.

Подвеска на гладком ваще отключает от реала. “Лежачих полицейских” BFS почти не замечает: плющит он их, что ли? Только на ямках 21-е колеса вздрагивают, как катер на мелкой ряби.

Процесс управления тоже скорее гидравлический, нежели механический. И штурвал по интерактиву корабельный: “Два румба влево! О, есть два румба влево!” Но этот корабль может переложиться с севера на восток, не сбрасывая. Впервые исполнив этот фокус, я аж оглянулся – не отшвырнуло ли настырную попутную “девятку” кильватерной волной? Ой, отшвырнуло – метров на сто…

Фонтан мощности с тягой тут сдержи­вается только лично вашими рамками приличий. Но хотя на светофоре вы порвете всех, суперсила нужна массивному W12S примерно для того же, для чего танкеру – его многотысячесильный дизель размером с дом. 

Потому что рулить на этом Bentley хочется не спеша – как победителю гонки Ф-1 после пересечения финишной линии, под приветствия зрителей.

А выходить из машины откровенно неохота. Когда еще так отдохнешь за рулем?

 

Валерий Арутин
Ред.-испытатель. Любит все по плану, в срок и чистый драйв, не омраченный комфортом и роскошью. Не любит разгильдяев, пошлины, накрутки и прочие барьеры между водителем, планом, сроком и чистым драйвом. Ездит на автомобиле Lotus Elise.

Давайте честно: для меня единственный шанс приобщится к Bentley в реальной жизни – это крутить его руль за зарплату. Да и тот невелик. В армии (а тем более в МВД или ФСБ) не служил, в такси не работал. Купить дешевые, со стеклянным отливом, пиджак и брюки могу. Только где взять умение часами просиживать их в машине с газеткой или кроссвордом, пока “хо­зяин” решает в офисе судьбы миллионов людей или миллиардов долларов? Но все-таки интересно, что чувствует наемный шофер, управляя автомобилем, который стоит дороже, чем все его органы – что оптом, что в розницу.

Ну, что чувствует… Из неудобств: викторианская мультимедиа, потайные подрулевые рычажки и рабочее место – моя спина заныла на второй сотне километров. Спасибо есть массаж. Теснота московских улиц и парковок ощущается: длина пять с лишним метров, ширина – почти два, а обзорность так себе. И из камер – только задняя. Элемент классовой ненависти тоже присутст­вует: иные водители грузовичков или такси Flying Spur демонстративно не пропускают.

 

Но положительных эмоций куда больше: тишина в салоне, комфорт п­одвески не в ущерб управляемости и, конечно, потрясающий мотор. Когда Flying Spur W12 S везет босса, стрелка тахометра вообще не поднимается выше двух тысяч – и все равно тот ­первым приходит на совещание. Без VIP-пассажира можно набрать и три тысячи – на дороге, свободной от трафика и камер. А уж если нажать как сле­дует… Кажется, я попал в “Союз-М”, который перед запуском забыли поставить вертикально! В этот момент главное – поверить в тормоза Bentley, как в Иисуса нашего Христа. Или в то, что почки у тебя целиком из золота… Дорога не космос, она конечна. Может, эта вера и есть главное качество хорошего “персональщика”?

 [use:gallery; id:36115]

Михаил Медведев
Ст. ред. Спец. по автоистории, автогеографии, автоязыку и автолитературе. Любит старые машины и говорить, что теперь так уже не умеют. Toronado 1967 от "Москвича-423" отличает не глядя. Еще любит ирландский виски, шотландское пиво, английский футбол и жену. Ненавидит похмелье и Евро-5. Ездит на хардтопе AMC Javelin SST 1971.

Представьте такую вот ситуацию. Лет через 300, а то и через все 500, при исторических раскопках в районе, некогда известном как “Баруиха Лакшери Уилледж”, археологи будущего нашли идеально сохранившийся экземпляр винтажного транспортного средства под именем Bentley Flying Spur 2017 модельного года. За неимением никакой достоверной информации об автомобиле – несмотря на все попытки загрузить метафайлы с облачного сервиса iCloud 673, система выдала прочерк в графе “найденное” –ученым пришлось руководствоваться умозрительными заключениями. 

Оказалось, Flying Spur начала XXI века был одним из первых автомобилей в истории с внедренной технологией “тачскрин”. Кроме того, удалось узнать, что жители Земли той эпохи отчаянно курили – в машине обнаружено аж три хромированных прикуривателя. Наконец, на тот момент времени мобильные телефоны, очевидно, еще не были изобретены: привычной беспроводной зарядки в салоне не обнаружено.

А если серьезно, то Bentley Flying Spur на сегодняшний день – это, пожалуй, самый британский автомобиль в мире. Где, как не в Лондоне, еще встретишь такую смесь абсолютно несмешиваемого? Высочайшие технологии и допотопные такси, умопомрачительная стоимость недвижимости и раздельные краны “гор” и “хол”. 

 Вот и в салоне “Летящей шпоры” уживаются какая-то совершенно неве­роятно роскошная (слова, означающего превосходную степень превосходной степени, еще не придумали) кожа и графика навигационной системы десятилетней давности, абсурдно мощный W-образный мотор и коробка передач, которая думает с полсекунды, прежде чем приступить к ускорению. Впрочем, автомобилю за 15 миллионов на мои ожидания плевать. Пусть даже  ожидания эти связаны всего лишь с наличием удобной USB-розетки...

Константин Новацкий
Ред. отдела Features. Любит любить, искать, усложнять, совершенствовать и кайф от движения. Не любит ждать, догонять, упрощать, совершенствоваться и шок от ценника. Ездит на автомобиле Lamborghini Miura Superleggera.

Как по мне, человеку до тридцати пяти рядом с Flying Spur делать нечего. Если он не мойщик, не валет-парковщик и не юный спец по детейлингу, возомнивший себя Мазином Наамо, то ручки дверей большого Bentley п­росто не должны отпираться перед ним. Не-а. Не дорос. Недовызрел. Не скопил.

Ярко-оранжевый с черными колесами “Спур” с припиской S только кажется чуть более молодым и дерзким. Плюс десять лошадей в его системе координат – даже не повод рассуждать о спорте. “Какова ваша мощь, мистер Бентли? – Э, она весьма велика, голубчик, не извольте сомневаться. – Но у вас там шильд S. – Да, мне идет эта брошка, не так ли?”

О, да. Жаль, что таким, как я, Bentley не идет. Даже если старательно придерживаться всех невербальных маркеров успешного человека, общественность на раз-два раскусит подделку. “Да от вас, мистер, не фьючерсами, а наггетсами пахнет”. Да, для Flying Spur я недостаточно “тру” даже в координатах водителя-наймита.

А вот он – сама прямолинейность. Не заискивает. Не снисходит. Не выставляет себя в выгодном свете. Не трясется над ерундой понапрасну. А мелкие недочеты образа – потихоньку устаревающую (на фоне Bentayga) мультимедиа и викторианский приоритет оформления над функционалом – даже не пытается скрывать. “Да. А вот вы похожи на менеджера. Только у них грустное будущее”.  

Мотор – настоящий W12. Кожа – везде. Да-да, и там тоже. Металл? Разумеется. Мысли о карбоне, алюминии и LCD под каждым пальцем приведут Flying Spur к новым горизонтам (и конкурентам), но уже в следующем поколении. А пока эта штука остается аналоговой, как налоговая. Не помню, чтобы там правила незрелая молодежь. Не представляю ее и здесь, в Flying Spur.

 

Дмитрий Соколов
Ред.-пилот. Любит быть на виду, творить на ходу, объяснять на пальцах и мчать на время по культовым петлям, рингам и помойкам всего мира. Не любит грубого вмешательства в эти тонкие дела. Ездит на автомобиле Porsche 911 Carrera RS 2.7

На любой другой самый-самый автомобиль из тех, что выпускаются более-менее серийно, Bentley не похож тем, что он вообще вне каких-либо суждений. 

И дело тут не только в таком толстом слое роскоши, что за ней ничего не разглядишь: нет, о “Роллс-Ройсах”, к примеру, можно спорить часами. Или вот Ferrari: да стоит только появиться новой, как все, кому не лень, начинают ее смаковать или осуждать, превозносить или ностальгировать по временам Энцо, срываясь на фальцет и даже на мордобой. 

А у Bentley какая-то неизъяснимая, ломовая харизма, в присутствии которой любые дискуссии вянут, как при Сталине. Потому что хоть и нематериальным образом, но все поголовно почему-то чувствуют, что спорить не надо. А тому, кто попробует прилюдно оценить, численно измерить или сравнить “реальные” качества Bentley как автомобиля, проще сразу прицепить себе бейджик “Я дебил”. Ну, правда: что тут скажешь? Это же Bentley.

И особенно с W12. Это такая непостижимо гармоничная и неделимая смесь Вестминстерского аббатства с колумбийским шиком, рапиры с атомной бомбой, Гнойного с Байроном, что любой прибор зашкаливает. На зрителей и пассажиров Bentley оказывает действие нервно-паралитическое. На водителей – одурманивающее.

В принципе, была на свете еще одна семейка со схожим действием: Lamborghini до прихода Audi. Было что-то в них такое, что любой только мечтал да вздыхал, да говорил “О-о-о!” Если в те времена (да и сейчас) сказать, что ездили они странно и недолго, тебя принимали за идиота. Так что и мне зачем говорить? Во-первых, паралич языка – это же Bentley. Тем более что и едет он совсем не как Diablo с Countach. Так что вы правы: “О-о-о!”

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика