Летающий автомобиль, о котором мы так долго мечтали, похоже, становится реальностью

Летающий автомобиль, о котором мы так долго мечтали, похоже, становится реальностью

Текст: Джейсон Барлоу / Фото: Марк Фагельсон

Юрай Вацулик не инженер и не летчик. Он сам признается в том, что его трудно назвать хорошим реализатором идеи летающего автомобиля. Но все же автор этого летающего творения и глава фирмы AeroMobil не полный профан. 

“За моей идеей стоит принцип свободы передвижения. Я вырос при коммунистах и помню, как мы стояли на берегу Дуная, смотрели на Австрию и представляли себе жизнь там. Я не понаслышке знаю о том, как группа людей может изменить все. Сегодня я готов к революции”. 

В 1989-м Вацулик учился в Чехословакии на режис­сера, когда революционные настроения с падением Берлинской стены, распространились на восток Европы. Молодой Вацулик стал одним из активистов “бархатной революции”, в итоге которой президентом был избран бунтарь-драматург Гавел. Теперь его судьба сделала неожиданный поворот, и он хочет сделать демократическим... небо. “Наша транспортная инфраструктура на распутье. Мы должны найти точку, в которой сойдутся наземные и воздушные дороги. Помните, как появились первые мобильники? Я думаю, что у летающих автомобилей такой же потенциал”.

[use:gallery; id:35076]

Конечно, Словакия – не Кремниевая долина, но не спешите с выводами. Штаб-квартира AeroMobil расположена в современном здании на окраине Братиславы. Сегодня здесь производится больше машин на душу населения, чем где-либо еще: в этой стране расположены заводы PSA и VW, а скоро откроет производство и Jaguar Land Rover. К тому моменту, когда Юрай загорелся идеей летающей машины, он рулил агентством и вкладывался в стартапы. 

Первый прототип v2.5 появился в 2013-м. Сегодня он кажется сомнительным, но тогда на авиашоу в Монреале специалисты признали, что перед ними нечто убедительное. Прототип летал (недалеко, но все же). 10 месяцев спустя команда из 12 человек представила v3.0. С ним интеллектуальный багаж AeroMobil вырос настолько, что она зарегистрировала несколько патентов и оказалась в поле внимания NASA и Boeing. “Премьера v3.0, – вспоминает Юрай, – прошла в Вене, что имело для меня глубокий смысл. Мы привлекли всеобщее внимание, но смотрелись как бродячий цирк. У кого вызовет доверие команда словаков, построивших в гараже летающую машину?” 

Я не понаслышке знаю о том, как маленькая группа людей может изменить все

Вацулик принялся обивать пороги инвесторов и получил немало отказов. Все считали идею чересчур рискованной, пока ее не поддержал консультант Гленн Мерсер, бывший глава автонаправления McKinsey & Company. Он поверил в Юрая, свел его с Энтони Шериффом, и это знакомство открыло путь к созданию v4.0. 

Сейчас Шерифф возглавляет совет директоров Princess Yachts, но в отрасли он больше известен как бывший экзек Fiat и управляющий McLaren Automotive. Он руководил созданием SLR и сделал McLaren самостоятельными – короче, Шерифф из тех, кто чует прибыль за километр. “Он рассказал мне, что летел в Вену, не зная, что увидит там, – говорит Юрай. – Он буквально обнюхал каждый элемент машины и наконец сказал: “Ладно, я с вами””. 

[use:gallery; id:35077]

Бывший босс McLaren кинул наводку своему экс-коллеге Дугу Макэндрю. Тот начал карьеру с работы над первым Disco, затем рисовал Mini, а в итоге перебрался в Уокинг. “Энтони сказал: “Тебе стоит взглянуть на этих парней”, – вспоминает Макэндрю. – Я увидел v3.0 и обалдел. Должна же быть хоть одна причина, по которой никто не строил летающие машины! Я искал объяснение и не находил”. 

Дуг признает, что аэромобиль может стать реальностью. Прежде всего появились технологии, позволяющие свести воедино два совершенно разных набора требований. Они касаются не только механики, но и ориентирования в лабиринте запутанных норм. Программы для конструирования и методы вычислительной гидродинамики дали возможность проверять параметры прототипов виртуально. Наконец, современная авионика на порядок легче и компактнее предыдущего поколения. “Налет v3.0 составил 50 часов в реальности и многие тысячи часов в симуляторе, так что мы понимаем, на что будет способен v4.0. Наш следующий этап – строительство опыт­ного образца”,  –поясняет Дуг. 

У кого может вызвать доверие команда словаков, создающих машину в гараже?

Максимальный взлетный вес AeroMobil – 960 кг. Создатели по максимуму использовали композит. По фактуре v4.0 – нечто среднее между авто и самолетом. Свой, третий путь. 

За эту внешность надо благодарить Адама Данко. Когда на автомобильных дизайнеров нападает романтический стих, они именуют кузов машины фюзеляжем: так вот, у AeroMobil действительно фюзеляж, причем красивой формы. Чем больше на него смотришь, тем больше он интригует. Изящная талия заканчивается посадочным местом для пропеллера, но по форме настолько убедительно напоми­нает турбореактивный двигатель, что пошли вопросы, будет ли AeroMobil реактивным? 

Конструкция кузова идентична маклареновскому Monocage: тот же монокок из карбоновых нитей и каркас из экструдированного алюминия спереди. Первая пара боковых воздуховодов охлаждает мотор, вторая – перед стойками задней подвески – отводит газы. Углепластиковая “люлька” – силовой блок с подложенной под него крестовиной и крепежом для крыльев. С помощью приводов крылья складываются на шарнирах, разработанных с аэрокосмическим запасом прочности – в шесть раз выше требований безопасности. Сами крылья также изготовлены из углепластика и имеют щитки для увеличения площади. Превращение из машины в самолет занимает три минуты. 

[use:gallery; id:35078]

На хвостовых плавниках горят узкие фонари, а между ними находится бампер. На дороге он разворачивается, а в воздухе – складывается. Лопасти винта тоже хранятся в отдельном хитроумном отсеке. В целом это средство передвижения заставляет нас пересмотреть свои представления. Оно длинное – целых 5,9 м, но это необходимо для нормального контроля тангажа и продольной устойчивости, чтобы управлять могли даже те, кто не работал каскадером. Впрочем, лицензия частного пилота вам все равно понадобится. И стальные яйца – для парковки. 

На AeroMobil установлена двухлитровая “турбочетверка” нормы Евро-6. Она работает как генератор, снабжая энергией пару 112-сильных электромоторов у передних колес, которые, в свою очередь, выдвигаются из-под кузова в стороны, чтобы обеспечить необходимую ширину колеи. Разработка геометрии подвески стала одной из самых сложных задач для инженеров проекта. В режиме полета ДВС развивает 304 л.с., которые передаются на винт. Дальность полета составляет 750 км на 75% мощности. Мотор был разработан для AeroMobil компа­нией Prodrive – еще один эталонный признак того, что в идею поверили ключевые фигуры. Макэндрю говорит, что мотор способен на большее, но они намеренно не раскрывают весь потен­циал. “Ок, эта машина выдает всего 160 км/ч, но вы могли бы придумать кое-что получше для дебюта?” – спрашиваю я. Дуг сухо кивает. 

Чтобы обеспечить необходимую для полета обзорность, остекление заходит на крышу, а в перечень средств безопасности входит баллистическая парашютная система, в которой купол высвобождается с помощью микровзрыва. 

Этот автомобиль – сплав воображения и инженерной мысли. Некоторые из его инноваций могут быть использованы в дронах, которые готовят нам Uber и Amazon. Не будем забывать и о том, что один из основателей Google Ларри Пейдж вложил 120 млн долларов в летающие машины. Интеллектуальный багаж AeroMobil признан во всем мире, компанию поддерживает правительство. Цена этого чуда составит от 1,2 млн долларов, так что в список первых его обладателей войдут только богатые смельчаки: сейчас в нем значатся Харрисон Форд, Jay Z и супермодель Жизель Бюндхен. 

“Но почему именно сейчас?” – спрашиваю я, и Юрай отвечает: “Мы действительно нуждаемся в этом изобретении. Нам срочно необходимо сделать более быстрым перемещение на средние дистанции. Вперед мы уже смот­рели – настало время посмотреть вверх!”

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика