Да, путь был тернист, но Ф-1 без Берни движется в верном направлении

Да, путь был тернист, но Ф-1 без Берни движется в верном направлении

Текст: Джейсон Барлоу / Фото: Дэррен Хит

1. Машины больше и быстрее, резина шире, прижим больше…

Самые кардинальные изменения правил за 20 лет? Кто-то так и считает. Дорогая и сложная гибридная технология по-прежнему с нами, но все остальное сильно модифицировано. “Формула” характеризуется битвой за превосходство между прижимной силой и механическим сцеплением. Спецы по аэродинамике охотятся за первым, а пилоты с самыми крупными яйцами предпочитают (надеемся) второе. В 2017 году и того, и другого будет больше. Виражи, в которых сейчас надо сбрасывать газ, будут проходиться в пол. Еще пилоты жаждут более долговечных шин, поэтому Pirelli дали задание создать более прочные смеси (а именно – шины, которые не пере­греются, когда пилот следует за другой машиной, и дадут пропорциональный динамике износ). Более высокие скорости на виражах сократят время круга – FIA предсказывает, что на три секунды, хотя целью было что-то около пяти. Не удивительно, что рекордное время в общем зачете 2016 года на предсезонных тестах переплюнули в первое же утро. Или, как сказал Карлос Сайнс из Toro Rosso по рации: “Кажется, это уже совершенно новая категория – так много прижимной силы!”

2. Автомобили выглядят агрессивнее (внимание, куча цифр!)

Самое очевидное визуальное различие между старыми машинами и новыми в ширине шин. Передние выросли с 245 мм до 305 мм, задние – с 325 мм до 405 мм. Чем шире шина, тем больше сопротивление, которое требует больше горючего. У машин 2017 года 105 кг топлива, а не 100. А значит, больше вес: было 700 – стало 722. Мы считаем, это цена, которую стоит заплатить. Говорят, что для преодоления сопротивления нужен мощный мотор, а значит, преимущество на стороне нынешнего чемпиона – Mercedes. Кузов стал шире с 1400 мм до 1600 мм, и площадь днища тоже гораздо больше. Колея выросла до 2 м.

Наша задача – сделать спорт более увлекательным. Да, фанаты?

Новые носы на 200 мм длиннее, а передние к­рылья расширились до 1850 мм. Их зализанная клиновидная форма (теоретически) менее чувствительна к турбулентному воздуху от машины впереди и (теоретически) побуждает пилотов на обгон. Лучший пример свободы интерпретации правил в том, что все десять команд нашли свои собственные решения. И в случае с McLaren – радикальные. Заднее крыло на 150 мм ниже и на 200 шире. Нижний край боковых стоек выше, чем прежде. Крыло красивее и потому, что передняя кромка скошена назад.

3. Воздухозаборник будет только лучше

Что решительно не может считаться красивым, так это возврат “плавника”, который последний раз видели в 2010-м и с тех пор запретили. Зачем он вернулся? Затем, что антикрыло теперь ниже, и командам нужно что-то, что почистит и выпрямит поток над кузовом, чтобы развить прижимную силу. Еще он помогает стабилизировать машину (до определенных углов), если та начнет скользить.

Но плавник портит центр тяжести, и непонятно, как влияет на эффективность. Глава Red Bull Кристиан Хорнер – крупная фигура – хочет, чтобы их снова убрали. Он говорит, что преимущество в динамике крошечное по сравнению с отрицательным визуальным эффектом. “Думаю, машины выглядят фантастически. А этот акулий плавник лишь портит все пропорции. В интересах эстетики его пытались запретить. Но, к сожалению, большинство команд не согласилось. Будем надеяться, мы сможем решить это в 2018-м”.

4. Новые правила – новые ­лазейки

“Изменения в регламенте подразумевают множество сложных задач и новых возможностей, – отметил в феврале технический директор Toro Rosso Джеймс Ки после презентаций новых машин. – Было очень здорово работать над ними. Все машины разные, и дьявол – в мелочах, а мелочей здесь полно, как и идей”. Пока нет признаков революции, как с двойным диффузором Brawn 2009-го или с демп­фером масс Renault 2005-го, хотя то, как сконструировали переднюю подвеску Mercedes, Red Bull и Toro Rosso, у некоторых вызывает протест. Передний V-образный рычаг аккуратнее и поставлен выше, а толкатели и гидравлические аккумуляторы, говорят, копируют запрещенную систему FRIC, которая помогала оптимизировать высоту подвески и увеличить прижимную силу. Рискованно. Mercedes выглядит великолепно: и детали, и исполнение. “Серебряные Стрелы” и Ferrari добавили тонкое Т-образное антикрыло перед задним. И его размеры отвечают нормам прошлого года, не нарушая новых правил. Боковые понтоны и дефлекторы на Ferrari SF70H выглядят потрясающе. Ждем разгара сезона.

5. Бай-бай, Берни

Новые машины – еще не все. Самое интересное происходит за кулисами. У “Ф-1” новый владелец – Liberty Media, гораздо более активный гигант индустрии развлечений, чем прошлый хранитель – инвестфонд CVC. Liberty не только купила серию, оцененную почти в 8 млрд долларов, но и положила конец правлению всемогущего заведующего этим цирком. Берни Экклстоун простоял у руля целых 40 лет.

“У Ф-1 огромное количество нетронутых возможностей. Я с удовольствием выслушал идеи и надежды фанатов, команд, FIA, промоутеров и спонсоров, – заметил новый глава Ф-1 Чейз Кэри. – Я хотел бы поблагодарить Берни. “Формула-1” стала тем, что она есть, благодаря ему и собранной им талантливой команде. Он всегда будет частью семьи Ф-1”.

Потом он добавил: “Думаю, для Берни это сложно. Он называет себя диктатором, и он руководил как диктатор-одиночка. Это прекрасный спорт, но очевидно, что его можно улучшить. И у нас нет другой задачи, кроме как сделать спорт лучше для фанатов”.

Кэри говорил о том, чтобы увеличить аудиторию в цифровую эру (командам уже разрешено загружать короткие видео на каналах в соц­сетях во время тестов). И он ободрил давних фанатов умиротворяющими заявлениями о важности Европы как центра “Формулы-1” и, конечно, о желании сделать то, чего так и не удалось Берни, – привести Ф-1 в Штаты. Возвращение Росса Брауна, который будет заведовать гоночной стороной и который как никто знает проблемы “Формулы” и их решения, говорит о проницательности Liberty. Бывший вице-президент ESPN Шон Брэтчиз займется коммерческими аспектами.

Мы все как белки в колесе – больше денег, больше мощности, больше славы,
а он взял и соскочил

“Есть некоторые понятные проблемы. Решение займет время, – сказал Браун BBC Radio Five Live. – Держатель коммерческих прав в будущем тоже собирается сконцентрироваться на том, чтобы сделать спорт и развлечение как можно лучше. Поэтому каждое решение – техническое, спортивное, экономическое – будет принято с учетом требований: делает ли оно спорт лучше? Это не случится за одну ночь, но наш месседж в том, чтобы отстаивать позицию, чтобы сделать спорт таким увлекательным и жизнеспособным, как мы только можем”.

Тем временем TopGear слыхал, что уходящий мистер Э звонил старым приятелям в паддок, чтобы поднять мятеж. Даже в восемьдесят шесть он это не спустит. Никогда не было такого человека, и вряд ли мы когда-нибудь увидим такого же, как он. С его уходом “Формула-1” прощается с одной из величайших личностей в мировом спорте. По крайней мере, сейчас…

6. Нет чемпиона, отстаи­вающего титул (впервые после Алена Проста в 1993 году)

Всего через пять дней после того, как Нико Росберг стал чемпионом, он объявил о своем уходе. “Я, как безумный, старался во всех областях после разочарования последних двух лет. Они питали мою мотивацию, пока я не достиг небывалых высот, – признал он. – Я это сделал. Я так счастлив, и в то же время это был очень-очень трудный год”. Читайте между строк: с него хватит, и у него не хватает духа на очередную битву с Льюисом.

Босс Mercedes Тото Вольф признает, что это стало для него сюрпризом. “Я думал, что зима будет спокойной. Потом Нико подложил нам свинью, и с тех пор все пошло кувырком, – сказал он BBC. – Мы все как белки в колесе – больше денег, больше мощности, больше славы, а он взял и соскочил. И это заслуживает респекта”.

Важно, что теперь в игру прочно вошел Валттери Боттас. Три года он тихо просидел в Williams – кто-то скажет, что слишком тихо. Каковы шансы, что Льюис Хэмилтон разобьет дружелюбного финна? “Я бы не стал списывать Валлтери с самого начала, хотя не умею гадать на кофейной гуще, – заявляет Вольф. – Введя Валттери, совершенно аполитичного, в команду, мы получили больше времени на то, чтобы разобраться с другими вещами, а не с отношениями между пилотами. Валттери – тот, кто лучше всего встал на место Нико. С точки зрения фанатов, “Алонсо против Хэмилтона” был бы интересным раскладом. Но для нас это как-то слишком волнительно”. Бу!

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика