На что способны суперкары? GT3 RS, Aventador SV и 675LT отправляются на поиски приключений

Подушка. А лучше – перина. Из всех нужных опций, которых нет у Lamborghini, эта – первая.

Боже, ну и сиденье. Мягкое... как доска. Может быть, под алькантарой и есть доска? У меня достаточно времени, чтобы проанализировать ощущения, потому что стоит зубодробительной подвеске вздрогнуть, сиденье тут же впивается в поясницу. Может быть, стоит внести в список опций вазелин?

Тут, как сказала бы моя мама, я сам виноват. Хотел узнать, насколько круто новейшее поколение трековых машин. А разве на гоночном треке это узнаешь? Вот уж неподходящее место. Что крутого в том, чтобы ездить по гладкому асфальту? Если что, тебя поймают ловушки, встречного движения нет, если пойдет дождь, то тебя загонят в бокс, и, если твое имя не Берни, ночью по треку не поездишь. Разве ж это испытание?

А вот ночь на шоссе больше похожа на правду. Здесь автовоз бодается с фурой, дымящий X-Type обгоняет грациозную A4. Злость и раздражение промозглого зимнего часа пик визуализируется в каждом рассерженном стоп-сигнале, каждом мигающем знаке “40” и бесконечной гармошке разгонов-торможений. Это стрессовые условия для любого карбонового, изящно оперенного спойлерами суперкара. 

Именно поэтому наша мини-колонна тащится по М6 в вечерний час пик, а завтра будет воевать со сложным северным рельефом на пустых серпантинах. Во второй части нашего квеста мы узнаем, насколько проходимы самые бескомпромиссные драйверз-кары прошлого года: SV, 675LT и GT3 RS.

Зачем суперкару уметь все? Ведь суперкары созданы для того, чтобы суперски выглядеть и суперски ездить. Но, во-первых, это дорожные машины, а во-вторых, разве вам не интересно? Это лагерь для скаутов по-суперкарски.

Давайте устроим безумство в безумных машинах, проникнемся духом приключений. Здесь не будет ни ангельского хора, поющего о том, как прекрасный спорткар с воем мчит по серпантину, ни религиозного прозрения по дороге в Сант’Агату, ни поклонения святыне Уокинга.

Только сиденье Lamborghini – власяница в бесконечном пути на север, мимо Бирмингема и Манчестера. И это – легкая часть. Автомобили отлично справятся с этой нудной, депрессивной работой. Первое испытание – для пилотов.

У всех трех сидушки не регулируются. Максимум – их можно вручную подвинуть назад или вперед. Доведенный до отчаяния, я обнаружил, что кресло в Porsche можно еще и поднять. И несколько секунд изумленно упирался лбом в козырек. Важное замечание: если вы Дэнни ДеВито, купите Porsche. В McLaren пилот лежит, как в ванне. Нужно время, чтобы привыкнуть, но, благодаря инновационному расположению органов управления и дизайну, легко представить себя пилотом X-Wing. Из-за низкой приборной панели создается ощущение, что земля летит прямо у тебя под ногами.

В Aventador совсем нет места ни для чего: есть только сеточка за водительским сиденьем и щель на полпути в пассажирский отсек, но мой телефон туда не лезет. Салон похож на тесную пещеру, где гуляет эхо. А передний обзор – щель в четыре пальца между верхом руля и козырьком. Но суперкар должен быть супер, и Aventador соответствует. Сейчас бык не бушует, но капризы – как у настоящей примадонны: зловредная коробка, зубодробительный ход, обжигающая глаза желтизна приборов, голый карбон и гул шин. Размер задних – 355/25 ZR21. Вот это я понимаю – шины.

Aventador SV в этой труппе – мим-злодей: когда он выходит на сцену, звучат раскаты грома. Да, это звуковое оформление – моих ног дело, не могу сдержаться, чтобы не газануть. Ведь так на нем и ездят – так, и только так. Остальные держат благоразумную дистанцию. Наверное, из выхлопа рвется синее пламя.

Через несколько часов мы останавливаемся у Charnock Richard. Я рад, что необыкновенный аппетит Lamborghini (сейчас он ест 19 л/100 км) дает возможность остановиться и п-ересесть в другую машину. Остальные – просто святоши
(12-13 л/100 км). Они цедят топливо и умудряются впихнуть настоящий комфорт в маленький ход подвески. Вполне профессионально. Слабаки.

И все же с McLaren нужно быть начеку. Эти турбины – от дьявола. Они гораздо резвее, чем огромный V12 на SV, а это идет вразрез с ощущением контроля, которое внушают сиденье и посадка. У RS самые информативные мотор и коробка. Мрачное присутствие решетчатой “клетки” постоянно напоминает о серьезности этого зверя. Мы сворачиваем на съезд в Боунис-он-Уиндермер и, разминая спины, заваливаемся спать. 

Быстренько подведем итоги. Физических усилий для вождения этой троицы почти не требуется. От педали сцепления не сводит бедро, а коробки не лязгают на переключениях. Чуть двинул рычаг пальцами, и все. И хотя комфорт минимален, а грохот значителен, это все равно не Morgan 3Wheeler. Есть лобовое, печка и музыка. Единственный (буквальный) жесткач – сиденье в Aventador.

На знаке написано: “Ограничение ширины – два метра”. Ах. SV слишком одарен природой. Самодовольство слышится в голосе Оливера на Porsche и Джека на McLaren. Пусть радуются, они не знают, что ждет их впереди.

Проход Харднот – самый крутой, колдобистый, кривой, узкий и бесполезный во всем Королевстве. Строили дорогу римляне, а это значит, ее невозможно было проложить прямее. Зачем они вообще впряглись? Дорогу построили, она развалилась, а потом ее превратили в туристическую достопримечательность.

Сомневаюсь, что наши машины доберутся до первого апекса. Если вы тут были, то понимаете, о чем я. Уклон 30%, под колесами сплошь ухабы, ямы, камни, шпильки слепые, да еще и дождь. Уверен, что нам придется идти перед каждой машиной и семафорить. Интересно, а бывает ли на McLaren лебедка?

Сложно даже добраться до начала дороги. Lamborghini приходится протискивать кардашьяновы бедра между фермерскими постройками и стенами с сухой кладкой (так и кажется, что сейчас древняя английская каменюга упадет на новый итальянский карбон). Хуже быть не может. Мы минуем загон для скота, и из низких сидений открывается простор, стены расходятся, и вырастают горы. Мы останавливаемся, чтобы насладиться видом. Экзотические двери поднимаются, спойлеры задвигаются, и, как только замолкает вентилятор на Lamborghini, повисает тишина. Я смеюсь. Эти машины в таком месте – просто безумие.

Перевал Райноуз (уклон 25%, открытая враждебность) преграждает путь к Хардноту. Пусть это будет разогрев перед главным раундом. Мы делаем ставки: Aventador будет скрести подбородком меньше остальных, даже если не приподнимать регулируемый нос. Мы стартуем, рычащие бестии осторожно пробираются вверх по склону. На вершине считаем раны. У Lamborghini – одна, три у Porsche, и шесть – у McLaren. У него еще и сплиттер из карбона…

Слава Богу, повреждения косметические. Вот он, Харднот. Как они построили дорогу на таком склоне? Она идет зигзагом, головокружительной спиралью вверх по скале. Это не езда, это – альпинизм.

Семь бед – один ответ. Lambo первый. Под грохот дифференциалов он перескакивает из поворота в поворот. Я забыл включить ручной режим коробки, поэтому она выбирает вторую, но переключается так долго, что теряет тягу, и мы глохнем. Хм. В лобовое стекло видно небо, но в низкие четвертушки перед-них окон что-то можно усмотреть. Снова первая, ручной режим, трекшн в Sport – и поползли. Я прохожу повороты почти вслепую, у меня только примерное представление, куда мы едем, но это самая сложная часть пути. Дальше SV ведет себя безупречно. У него приятный руль, четкое сцепление и отличная цепкость. Я доезжаю до вершины перевала и не могу сдержать радостного вопля. Я доехал до вершины Харднота в невозможной машине! Не знаю, почему это кажется таким подвигом, но я чувствую себя Эдмундом Хиллари. Флаг поставить, что ли.

Позади у ребят все не так гладко. Оливер сообщает, что динамические опоры мотора на GT3 RS путаются в физических силах. Колеса в воздухе, но перегрузок нет, и они напрягаются и расслабляются, да еще тугой дифференциал отчаянно старается удержать дорогу. 

И все же Porsche справляется лучше, чем McLaren. Длинный руль, задний привод и 675 л.с. – его слабости. Джеку приходится сдавать задом и снова штурмовать шпильки, осторожничать с газом, чтобы пробуксовка не будила трекшн-контроль и он не обрывал тягу. LT спотыкается на каждом шагу.

Но наконец круглые фары Porsche появляются над последней горкой, а через несколько минут – и ядовито-зеленый нос ящероподобного 675. “Теперь двадцать восемь”, – говорит Джек, открывая дверь McLaren. Lamborghini чиркнул всего дважды, хотя я смошенничал, подняв нос. Но ведь система для этого и нужна, правда? Несмотря ни на что, я ужасно доволен и весь сияю. Мы затащили этих крутышек на самую крутую гору в Британии. Мы покорили Харднот и стоим – как первые альпинисты: руки в боки, подбородки вперед.

Но ликовали мы недолго. Вместо того чтобы сразу развернуться, мы решаем пройти весь перевал. Все просто: развернуться мы не можем. Поэтому едем на озеро Уост-Уотер за фотографиями. Суперкары на фоне воды...

Окрыленный успехом, я доказываю всем, что можно развернуть Lamborghini, сидя на пороге, и тут начинается дождь. Это передний фронт циклона Десмонда, который устроил хаос в Камбрии. Значит, настоящая опасность ждет нас на пути с Харднота. Занавеси дождя полощутся на ветру, небо чернеет, и сгущается мрак. Автомобили кажутся крохотными и одинокими на этих просторах.

Для такой погоды создан Porsche, он внушает уверенность. Надежный, со стальной волей. Сиденье с прямой спинкой теперь отвечает настроению – на штурм! Это раллийный автомобиль, для асфальта. Что за оружие! Он рад такой погоде, отжигает по воде, льющейся с гор потоками. Он единственный, кого сейчас не страшно разогнать. И упс! – он застревает в коровьей решетке, бессильно буксуя на импровизированном роликовом стенде. Смешно? Да, пока не нужно выходить и толкать…

У 675LT кондиционера нет, и окна запотевают от беспрестанно льющейся воды: вентилятор безрезультатно дует горячим воздухом на стекло. Я протираю стекло тряпкой, но слишком поздно понимаю, что это тряпочка для полировки. Становится еще грязнее. Мы прорываемся на восток через озерный край, сдавая задом перед воинственными фургонами и атакующими тракторами, нервно дребезжим обратно по Хардноту, спасаясь от сумерек и поднимающейся воды. Лужи теперь – настоящие озера, и Aventador SV глотает воду всей пастью. 

Но вся троица не получила ни единой царапины. Не могу не нарадоваться. Я простил им все капризы, ожидал, что “итальянец” будет биться в истерике, но он был самым крутым. Меня покорил SV, я восхищен его спокойствием и рассудительностью, тем, как он пользуется мощностью для максимального эффекта. Я даже похлопал его на прощание.

За ночь спустила шина. Ну, конечно. Мы ставим компрессор и слышим свист из боковины. Сорок минут возимся с пеной и в конце концов латаем порез. Но дальше – только 80 км/ч. Вчера это не было проблемой, но сегодня мы хотим дать трем машинам шанс показать, что они действительно умеют. Поэтому мы покидаем озерный край, пересекаем М6 и направляемся в Пеннинские горы. Серпантины там полегче. Но ближайшая шина – шириной, как у катка, – только в Манчестере, и до него 200 км. А день короткий, поэтому мы сначала сделаем фото, а потом отправим Aventador ковылять на юг. С быстрой ездой придется обождать.

Тем временем Porsche и McLaren с наслаждением демонстрируют, что есть жизнь выше 3000 об/мин и 60 км/ч. Выехав из Озерного края, они сбрасывают смирительную рубашку. Я внезапно понимаю, что вчера они едва справлялись, но сегодня мы получим настоящее представление о том, что они могут. Porsche занялся тем, что умеет лучше всего. Он глубоко входит в поворот, а потом использует вес кормы, чтобы выстрелить на выходе. С ним ты быстро находишь ритм и гармонию и проникаешься доверием благодаря потрясающему рулю и информативности. И мотор классно крутит обороты вплоть до 8800. В этой компании Porsche – очевидная и бесспорная выгода, я полностью понимаю, за что их продают вдвое дороже первоначальной цены.

Да, в RS нужно обходить наследственные странности компоновки. Это часть шарма. Но McLaren превращает их в слабости. 675LT движется естественно, грациозно, легко. Все вращается вокруг водителя. Ты чувствуешь себя главной частью, хотя более хрупкой и способной на ошибку. Руль превосходен, подвеска пашет мастерски, двигатель… не отключайте трекшн, пожалейте себя.

На турбоприходе 675 буксует на каждой передаче. Как бы то ни было, я думаю, он самый быстрый. Хотя у битурбо нет харизмы грохочущей, рычащей оппозитной “шестерки” 911-го или головокружительно высокооборотного V12 Aventador.

Переобутый SV появляется только к шести вечера. В Манчестере поставили менее агрессивные Pirelli P Zero, и они изменили Lambo: меньше грохота и агрессии, заметно комфортнее езда. Завтра утром поеду на нем за молоком. 

Но вот что скажу: это великий драйверз-кар, работать с которым в удовольствие. Однако, чтобы обнаружить это, придется снять несколько слоев: прочувствовать харизму, принять грозный нрав мотора. Это безумный, безумный автомобиль. Aventador SV – стихия. Я так рад, что мы рискнули и загнали его на Харднот. 

Замечательно, что нам не пришлось даже ехать на край света, чтобы устроить такое испытание. К тому же мы доказали, что крутые машины способны на большее и готовы к испытаниям. Мне нравится, что своему задору и энергии эти трое находят необычные применения. Мы больше не повторим это приключение, но я рад, что мы это сделали. И... может быть, это сиденье обточило меня, но теперь я люблю Lamborghini.

Текст: Оливер Мэрридж / Фото: Марк Фейгелсон

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика