Самые крутые: Renault Sandero

Важно не то, что у тебя есть, а то, что ты с этим можешь сделать. Мы поехали в Норвегию на Renault Sandero. Что? Эмблема незнакомая? Просто на Западе его зовут Dacia

Важно не то, что у тебя есть, а то, что ты с этим можешь сделать. Мы поехали в Норвегию на Renault Sandero. Что? Эмблема незнакомая? Просто на Западе его зовут Dacia

Самый крутой автомобиль в мире – это темно-синий Renault Sandero на стальных дисках со слабообтекаемым кофром Thule на крыше. Говоря это, я не перебираю пышную хипстерскую бороду и не загружаю на заднее сиденье деревянный велик с прямой передачей. Я не хочу показать, что мне плевать, что круто, а что – нет. Просто это правда. Крут Sandero не потому, что быстрый (“трешка” объемом меньше литра развивает 90 лошадей) или дорогой (базовый Sandero можно купить за 6890 евро (или за 399 000 рублей) – это одна из самых дешевых новых машин). Со скидкой самый базовый Sandero стоит меньше, чем навороченный пакет Sky Sports TV. Он крут не потому, что красив или продвинут, или едет как Lotus. А потому, что он здесь и сейчас. И у TopGear взят курс на приключения. У меня есть теория, что самая крутая машина – это та, на которой едешь ты. Отжечь можно и на прокатном корыте, зато Lamborghini, который ты не умеешь водить, – просто красивая скульптура.

Чтобы доказать эту теорию, мы приехали в Осло. У нас есть синий Renault на всесезонке, легкие запаски и несколько пакетов мармелада Haribo для профессионалов. Или мы докажем, что приключение создает водитель, а не автомобиль, или помрем с тоски, сломаемся где-нибудь в глуши и нас съедят тролли. Так или иначе, но мы узнаем, можно ли замутить приключение с размахом блокбастера за скромный бюджет. Пожелайте нам удачи.

Начинаем с небольшой реконструкции. Оказывается, нам нужен багажник на крышу. Я взял с собой дружественного тролля – фотографа Джастина, а он напихал в маленький Sandero так много фотооборудования, что машинка осела на левый борт. Небольшое упражнение по организации пространства, переезд запаски на крышу – и вот мы выезжаем, прямо и ровно. 140 Нм крутящего момента отчаянно пытаются бросить нас к горизонту. Да, это не так классно, как мчать через фьорды в шумном и дорогом спорткаре, но что-то волшебное есть в потенциале каждого путешествия. А мы об этом забываем. Сейчас ощущение такое, будто сдаешь экзамен на права. Весело. Никакого прессинга. И реалистично, вдобавок ко всему. Через полминуты я пытаюсь воткнуть шестую на пятиступенчатой коробк-е и чуть не попадаю в заднюю на скорости 80 км/ч. Сначала мы замираем, а затем.... ржем, как умалишенные. Кажется, ничего не поломали, едем дальше, на север (и на запад) в поисках норвежских приключений.

Нужно признаться, что едем мы совсем не быстро. Но Sandero не виноват – просто в Норвегии лимиты скорости очень низки и блюдутся чрезвычайно строго. В отсутствие адреналиновых разгонов я утешаю себя мыслью, что нечто более спортивное бесило бы нас неимоверно: подзуживало нарваться на неприятности и не давало бы наслаждаться видами. Джастин косится на меня недоверчиво. Мы движемся по десятикилометровой прямой к грязному на вид леднику со скоростью 72 км/ч. Ехать еще 2736 км. Да, дорога будет долгой.

Через четыре часа после короткого и красивого участка, состоящего из Rv7, Rv52 и E16, мы въезжаем в гору и делаем первую остановку. Лердальский туннель, самый длинный в мире. Двадцать четыре с половиной километра пробитой в скале дороги! Это подвиг туннелестроения, и чтобы у водителей не развивалось туннельное зрение (гипнотическое отупение, грозящее аварией), есть три огромных, ярко освещенных ниши. Они больше похожи на арт-инсталляции, чем на стоянки. Оранжевые внизу, голубые на потолке. Этот туннель – причудливая смесь искусства и инженерии. Мы останавливаемся полюбоваться. Но впереди ждет еще больше чудес, а график у нас жесткий.

Эйксундский туннель длиной восемь километров идет на 30 метров ниже уровня моря


Через пять часов езды по Rv5 и E39 нам предстоит преодолеть еще один проход в скале. К нему ведет череда коротеньких туннелей и паромов через фьорды. Паромы составляют большую часть дорожной сети западной Норвегии, если туннелей нет. Паромы дешевые, ходят регулярно, а на борту дают огромные сосиски. Но короткие, по километру, туннели, которые связывают их, не сравнятся с тем, куда мы стремимся. Эйксунд – самый глубокий дорожный туннель. Надо же, два рекорда в день. Он находится в Мёре-ог-Ромсдале. И идет под фьордом Вартдаль, связывающим Эрста и Ульстейн. Ты как будто въезжаешь в земное чрево и опускаешься на 30 метров ниже уровня моря. И едешь так восемь километров. На дне в одной из стен есть пещера. Мы останавливаемся и чувствуем вес воды, давящей сверху. Напряжение растет, когда ты видишь воду, бегущую по стенам. Неприятное чувство. Но когда ты выбираешься на свет божий, тебя полностью поглощает другое чудо. Оказывается, вечером горы здесь горят золотом.

Честно говоря, это одно из самых красивых мест на Земле. Западная Норвегия по-своему брутальна, полна дождя и волшебных туманов над водой. Но еще она просторная и величественная. Это страна легенд и сказок. По склонам гор бегут водопады, дороги прорезаны вдоль и внутри долин. Вода камень точит – доказательства мы видим повсюду. Водопады молотком разбивают склоны долин, неутомимо и терпеливо. Здесь ты чувствуешь себя очень маленьким, особенно в смелом маленьком Renault, весело тарахтящем по дороге. Но вдобавок ощущаешь себя свободным и немного диким. И Sandero, практичный, но скромный, не вторгается в наши впечатления. Это приятно. Нет, это очень хорошо. Если вы любите все функциональное, то Sandero вам подойдет. Он служит – тихо и неброско. Он сделан из агрегатов старого Renault Clio, но рано или поздно вы дадите ему прозвище. Обаяние не всегда измеряется в лошадиных силах.

Renault Sandero
898 см3, 3 цил., 90 л.с., 140 Нм, передний привод, 0-100 км/ч за 11,1 с, 175 км/ч, 4,9 л/100 км, 962 кг

Донельзя уставшие, слегка придавленные впечатлениями, мы наконец прибываем в город Молде и предвкушаем отдых. Норвегия, однако, решает по-другому. В Молде проходит ежегодный, очень большой и популярный фестиваль джаза. Прямо у меня под окнами. Не удивительно, что номер был так дешев. С таким же успехом можно пытаться уснуть в жерле медной тубы. Теперь я понимаю, почему джазмены из Миссисипи так смотрели на меня, когда я лихо подогнал маленький синий хэтчбек к подъезду отеля. Музыка сотрясала окна и время от времени превращалась в сплошной рев духовых. Туба звучала особенно зверски. Психологическая разгрузка с помощью огромного рожка. Это продолжалось до четырех утра. А встали мы в пять.

Атлантическое шоссе – единственное, что может вывести нас из транса усталости. А точнее – пристрастие норвежцев к сочетанию промышленности и искусства. Дорога стремительно бросается вниз (точно как американские горки) от Rv64, связывая несколько островов в часе езды на север от Молде. Это самый красивый маршрут: он короче, чем можно подумать, и на нем полно туристов на кемперах и арендованных мотоциклах. Там безумно красиво, но слишком тесно. После норвежского дзена и норвежского джаза вынести это столпотворение невозможно. Мы спешим дальше. Классно, что побывали, но нам нужно что-нибудь посложнее. Например, Лестница троллей.

Ты чувствуешь себя здесь крошечной букашкой, особенно в маленьком синем Renault


Тролльстиген соединяет город Ондалснес и деревню Валлдал, это часть национального шоссе 63. И, несомненно, самая красивая дорога в Европе. От Атлантического шоссе ехать всего три часа. Обычно шоссе открыто с мая по октябрь, и туда обязательно нужно добраться. Там всего одиннадцать шпилек, но, ныряя между водопадами, ты переживаешь поистине религиозное чувство. Даже в Renault Sandero. Встретив тьму автобусов с туристами, мы решили вернуться в четыре утра. Мы достаточно удалились на север, чтобы было светло как днем, а туристы не умеют просыпаться так рано, поэтому весь идеально ровный Тролльстиген – только для меня. Буквально. Ощущения трудно описать. Это радость, страх и возбуждение. Благоговение и детский восторг. Я проезжаю туда-сюда несколько раз. Обратный путь так же хорош, как подъем, только быстрее и плавнее. Именно здесь я обнаруживаю, что нет такой вещи, как скучная машина. Просто пилот бывает не слишком азартным.

Никого нет, и я могу похулиганить. Ворваться в поворот на спуске и тормозить уже в нем. Делаю все, что нельзя. И довожу маленький Sandero до дрифта, даже при неотключаемой электронике. Ступней я чувствую журчание водопадов. И смеюсь. Я вижу, как смеется Джастин, делая фотографии. Идет дождь, он льет стеной, мы на легендарном перевале в крошечной слабосильной беспонтовой машинке. Но мы еще никогда так не веселились. Мы ничего не ждали от нее, и тем острее оказались наши ощущения. Я проехал по перевалу раз восемь или десять, встретив только одну машину. Ничто не может сравниться с этим приключением. Ничто.

Наконец через несколько, как нам показалось, часов мы с Джастином приезжаем на вершину и выходим на смотровую площадку. На вершине Тролльстигена сердце выпрыгивает из груди от красоты. И я понимаю, что нет автомобиля лучше. Нет автомобиля круче. Он стоит столько, сколько некоторые тратят на один отпуск. А мы посмотрели изумительные места и можем ехать еще куда-нибудь. Как я уже сказал, автомобиль может помочь в приключении, но устраивает его человек. И лучшая в мире машина не обязана быть отпадно крутой. Просто она должна быть твоей.

ТЕКСТ: ТОМ ФОРД / ФОТО: ДЖАСТИН ЛЕЙТОН

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика