Супертест: Bugatti Chiron

Bugatti cоздала Vision GT для мира виртуальных гонок, а потом взяла и превратила его в реальную машину. Мы организовали тайную встречу с этим чудом на базе Veyron

Bugatti cоздала Vision GT для мира виртуальных гонок, а потом взяла и превратила его в реальную машину. Мы организовали тайную встречу с этим чудом на базе Veyron

Оказывается, проскользнуть мимо охранников – полдела. Попробуй найди одну машину в океане металла, расставленного по одиннадцати просторным выставочным залам.

Сейчас полночь. Франкфуртский салон, недавно вибрировавший фотозатворами, потными журналистами и кофе-машинами, работающими на износ, спит. Всего несколько часов назад это был гудящий улей, а теперь – самая большая и пафосная автомобильная парковка. На цыпочках мы пробираемся мимо рядов однотипных новинок, перемежающихся иногда странным неземным концептом – низким, широким, неосуществимым. Один стенд переходит в другой...

И тут я замечаю его. Оно возвышается над всем, как карбоновый сурикат. Ради этого крыла наша безумная выходка стоит всех негативных последствий. Днем я уже щупал Bugatti Vision Gran Turismo, отстояв, как полагается, очередь. Но мне мало тех десяти кратких секунд, мне хочется еще. Я хочу свидания тет-а-тет, чтобы полюбоваться дизайном, изучить ювелирные детали и запечатлеть все на камеру, пока остальной мир занят сном.

За очевидно гоночными деталями – антикрылом, сплиттером, одноместным салоном – скрывается следующая глава возрождения Bugatti. Это – сын Veyron, которому суждено занять место на вершине автомобильного мира. Или, как прямо сказал глава Bugatti, Вольфганг Дюрхаймер: “Мы конструируем самый быстрый, самый эксклюзивный, самый роскошный и самый мощный серийный суперспорткар”. Вот это задачка.

Автомобиль создавался для проекта Vision Gran Turismo. Скоро его можно будет скачать и покататься в PlayStation. Но в Bugatti пошли дальше и собрали полноразмерную версию, сконструированную столь дотошно, что хоть сейчас можно начинать производство. Дизайн целиком создавался на компьютере, без глиняной глыбы, а сборку начали в апреле. Что отличает Bugatti от других шоу-каров Vision GT, так это проработка элементов. Найдите ресурсы, и можно запускать конвейер.

Ни один воздухозаборник не поставлен ради фана.
Ни один спойлер не придуман просто так

“Мы уже давно мечтали сделать такую вещь. Нам был нужен лишь хороший повод, правдоподобная причина. Gran Turismo стала этим толчком, – сказал мне Саша Селипанов, креативный глава отдела кузовного дизайна. – Мы смогли показать наши идеи и мысли о том, каким будет следующий шаг в дизайне Bugatti”.

С самого начала поражают пропорции. Veyron всегда был качком с бычьей шеей, но это... Это нечто совершенно иное. Передний сплиттер тянется вперед, боковые – вширь, а антикрыло – назад и вверх. Это карикатура на суперкар, нечто выкопанное из самых глубин воображения. Но лишнего нет. Ни один заборник не добавлен ради фана, ни один спойлер не поставлен просто так.

“Сейчас каждый старается перещеголять другого в фантастике показателей и технологий. Мы пошли другим путем и подумали: «Если нам представится шанс участвовать в гонках на одной из наших машин, что мы сделаем?» И сделали: убрали вес, сняли лишнее, – говорит Ахим Аншайдт, глава дизайна Bugatti. – Здесь все серьезно. Каждый сантиметр просчитан. Каждый элемент оправдан, его можно использовать для гонок”.

Под карбоновым кузовом – внутренности Veyron. Восьмилитровый W16 с четырьмя турбинами полностью функционален. Как говорит Фрэнк Хейл, главный экстерьерщик Bugatti, в какой-то мере карикатурную форму диктуют мотор и трансмиссия: “Мотор у нас стоит прямо перед задним мостом, а коробка – на носу, для идеальной развесовки. Это дает нам широкий салон. И определяет архитектуру. Пропорции машины связаны с мощностью”.

Ах да, мощность. Ведь это, в конце концов, Bugatti. Нам известно, что концепт оснащен настоящим W16, но только для того, чтобы закатываться и скатываться со стенда. В ближайшее время испытаний на 300 км/ч не предвидится. Однако есть теоретическая мощность, которую огласят, когда концепт будет доступен в Gran Turismo. Используя этот таинственный показатель и компьютерные модели, Bugatti смогла пройти теоретические круги по Ле-Ману за 3 минуты 19 секунд.

Конечный результат – естественно, полноценный серийный автомобиль, который по слухам уже назван Chiron. Когда мы его увидим, пока не известно, но Дюрхаймер официально заявил, что “в не очень далеком будущем”. Мы бы сказали, в начале следующего года. И, учитывая моду, добавили бы, что это будет гибрид.

Что ж, это впереди. А пока Bugatti бесконечно красив с любого ракурса. Стоит тебе начать двигаться, и форма изменится, взгляд бежит все дальше, прыгая с точки на точку. Ты начинаешь робеть от его величия.

По мнению Селипанова, в этом вся фишка: “Мы хотели сделать суперзапоминающийся проект. Посмотрите на прототипы LMP1 и машины Ф-1, от обилия аэродинамических деталей в них нет ощущения цельности.

Они захватывающе красивы, но не складываются в образ. Уходя от нашего автомобиля, вы точно помните, как он выглядит анфас, в профиль и сзади”. И он прав. Именно эти четыре ракурса – фас, профиль, вид сверху и сзади – лучше всего дают понять, как будет выглядеть Veyron 2.0. Шеф дизайна Аншайдт перечислил все элементы, которые нам предстоит увидеть еще раз. “Восемь глаз и подкова на морде. Динамичная линия профиля. Сильная продольная ось и выраженные горизонтали”.

Замена “фонтану Треви” от Bugatti на раннем этапе проектирования была самогонным аппаратом
Мы-то думали, что это стиральная машина с открытой дверцей… но Bugatti имела в виду другое
Заднее антикрыло не похоже на бэтменское, но Брюс Уэйн явно присутствовал в коллаже

Туманно, но многого он рассказать не может. Тем не менее две вещи очевидны. Во-первых, если убрать все, что увеличивает прижимную силу, а также крыло и стикеры, то увидишь новый Bugatti. Более агрессивный, острый, продвинутый во всех областях. Во-вторых, даже без обвеса аэродинамика совершенно не такая, как у предшественника.

Дуги по бокам (имитирующие роспись Этторе Бугатти, кстати) вмещают изогнутый радиатор. Идеальное сочетание формы и функции. А воздух, который заглатывается через решетку на носу и нижний заборник, выходит через дыры на капоте и по верху арок. Фары – тоже воздухозаборники, они проводят холодный воздух к передним тормозам, после чего тот выводится по бокам.

Салон тоже предельно функционален, но есть оттенок непринужденности Bugatti. Центральная консоль повторяет дугообразный мотив профиля, на ней тонкой полос-кой распределены тумблеры, которые удобно включать в гоночных перчатках. Голубая замша на сиденье и руле? Специальная, легкая, шероховатая и ультрапрочная, из которой делают ботинки для Ф-1. Два выгнутых экрана – один на руле и один за ним – выводят всю нужную информацию прямо под нос. А еще изображения с камер на кузове, чтобы пилот точно знал, где находятся соперники. Чем дальше, тем больше гениальных штрихов. В крыше есть панель, чтобы быстро вынуть пилота при аварии. 16 винтов на крышке горловины бака означают число цилиндров. А плашка на порогах – автограф Кадзунори Ямаути, мистера Гран-Туризмо.

Около пяти утра, мигая, зажигается полоса ламп. Нам не надо повторять дважды, мы собираем аппаратуру и ускользаем в темноту франкфуртского утра. Все получилось, я добился свидания и узнал все, что хотел. Это не наспех сляпанный концепт, чтобы потешить публику. Это – обнаженное будущее Bugatti.

ТЕКСТ: ДЖЕК РИКС / ФОТО: УИЛСОН ХЕННЕССИ

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика