Семейный автомобиль года: Mercedes C-Class

Два одинаковых Mercedes C-Class, два полных бака. Совсем разные пути
День первый

Сэм Филип: Это самая необычная гонка. Первого не ждет приз, и финиш у каждого свой. Зато старт общий – в Штутгарте, на родине Mercedes. У нас два близнеца-универсала C220 CDI, заправленные под завязку. Мы с фотографом Саймоном поедем на юг, а Виджай, одетый как покоритель Антарктиды, поедет с Томом на север. Цель? Уехать как можно дальше на одном баке, с одним условием: места, в которых мы заглохнем, должны быть не по-немецки экзотическими. Очки тут дают за кураж, а не только за расстояние.

У С220 бак крупнее (66 литров), тогда как у стандартного C-Class – 41 литр. Официальный расход топлива – 4,1 л/100 км. Теоретически можно проехать 1600 км. То есть много-много километров до заправки.

Не считая объемистого желудка, новый универсал C-Class подходит для нашей гонки и в остальном. Mercedes повесил него ярлык “бизнес-класс”. Это комфорт­ный, роскошный, набитый технологиями среднеразмерный универсал. Я разворачиваю серый сарай на Бенцштрассе на юг, к Австрии и итальянскому побережью Амальфи (если мы туда доедем). И вижу, как Виджай отползает на север.

Виджай Паттни: Мы с Томом сделаем все как сле­дует и величественно подкатим к финишу где-нибудь в Скандинавии. В Норвегии, если конкретно. Первый шаг к успеху – ехать налегке, но я не могу выбросить Тома и его тяжеленное оборудование. Значит, найдем другие способы: не разгоняться выше сотни, предугадывать движение потока, ехать накатом и не включать кондиционер. Прости, Том.

Mercedes, зараза, на заправке рапортует, что готов проехать 925 км. А только до конца Дании ехать больше тысячи. Да, Сэму и Саймону выпал более приятный жребий. До Хиртсхальса – городка на побе­режье Дании – можно добраться только по автостраде. 1170 км скуки. Мы с Томом решаем разделаться с неприятной частью одним махом.

BMW и Audi мелькают мимо, как молнии

В пути приходят два озарения. Первое: экономя топливо, ты становишься километроманом. Когда расстояние до заправки увеличивается после десяти минут езды, ты кричишь от счастья. Когда расход растет – ты чернее тучи.

Второе: ехать по автобану на черепашьих 100 км/ч очень страшно. Мы находим утешение в прятках за такими же тихоходами – грузовиками. Приклеившись к бамперу господина Шенкера, везущего неизвестно что, мы пользуемся зоной пониженного давления и прячемся от свистящих мимо болидов.

Через два часа и всего полторы сотни километров мы увеличили прогнозируемое расстояние с 925 до 1160 км. Вот где радость! Мы прощаемся с господином Шенкером, который сворачивает на Бамберг, и едем дальше на север, в ночь.

СФ: Пока команда “Северные лузеры” тащится через Германию, компания “Южных красавчиков” уже проскочила три страны: южный уголок Германии, Австрию и заехала в северную Италию. К сожалению, это преимущество куплено ценой порядочного куска наших запасов топлива. Пока Виджай плелся через плоскую центральную Германию, мы шныряли по Альпам. А в Альпах невозможно экономить горючку.

Забудьте. Жизнь слишком коротка, чтобы прятаться за фурами и переключаться на 1300 об/мин. Мы шпарим по трехполосному шоссе на 145 км/ч, наблюдая, как каждый пройденный нами километр съедает пять на дисплее. Когда Саймон попросил меня не гнать, я терпеливо объяснил, что ехать по шоссе медленнее просто опасно. Патруль сразу отбирает права, если едешь меньше 140. Когда мы забираемся в Альпы, я замечаю, что Саймон гуглит в телефоне “канистры дизель Австрия”.

Около десяти вечера на высоте полутора километров над морем температура за бортом -3◦С, и в воздухе вьются снежинки. Мы останавливаемся на ночь в пустом лыжном курорте Випитено сразу за итальянской границей. C-CLass считает, что топлива осталось на 644 км. Амальфи гораздо дальше. Хорошо, что в ресторанчике полно горячей пиццы и пива. Я посылаю Виджаю фото нашего ужина и получаю неприличный ответ. Кажется, северяне еще едут.

ВП: Где-то между Гамбургом и Ганновером Том развлекает меня рассказом о Дональде Краухерсте, английском моряке, который в шестидесятых участвовал в кругосветной гонке на яхтах. Когда он понял, что не доплывет, он наврал о своих координатах, а потом спятил и убил себя. Отличный план, решаю я. Но перед самоубийством я прикончу Сэма за то, что он навязал мне северное направление. Экономия топлива на немецком автобане должна числиться в третьей статье Европейской конвенции по правам человека. Это настоящая пытка. Ты не отрываешь глаз от датчика расхода, изредка шарахаясь от стоп-сигналов. А когда попадается еще более неспешный водила, приходится выполнить самый медленный в мире обгон, проверяя в зеркале, не летит ли на тебя очередной метеор.

К ночи скука становится невыносимой. Ни светофоров, только лазеры миллионов BMW, Audi и фургонов, летящих мимо со скоростью молний.

В два часа ночи мы доезжаем до Дании, топлива осталось на 772 км. Я замечаю, что покрытие датских дорог лучше, что должно уменьшить сопротивление качению и увеличить экономичность. Я счастлив. Боже, во что я превратился?

Через три с половиной часа после краткого мига счастья мы наконец доезжаем до северного края Дании и валимся в постель. Спать остается всего ничего.

День второй

СФ: Всего через час после того, как Виджай и Том заснули в самом дешевом отеле Дании, мы с Саймоном проснулись морозным ясным утром в итальянских Альпах. Великий европейский массив погружен в осеннее великолепие. Ярко-голубое небо над пышными зелеными лугами и снежными пиками, тихий рассвет в легкой дымке приправлен ароматом горящих дров. В такое утро настроение на высоте от того, что жизнь – такое чудо. Если бы не гнетущая мысль, что за следующие два дня придется проехать 1050 км на половине бака...

Планы сэкономить рушатся после новостей о чудовищной пробке под Больцано. Мы едем в объезд через горы и находим потрясающий перевал. Пасо-ди-Пеннес вьется по склону Альп на высоте 2200 метров. Искрящийся рай вечных снегов над лесом и журчащими ручьями. На серпантине невозможно держать расход 4 л/100 км. К вершине перевала пройдено 32 км, а по приборам – 160 км. До Флоренции так не дотянуть. Зато на спуске мы отыгрываем 48 км...

Мы едем дальше... точнее, ползем на скорости 88 км/ч

ВП: Потирая красные глаза, мы просыпаемся в Хиртсхальсе, который напоминает городок из “Шоу Трумана”, полный чаек-разбойников, траулеров и зловещей тишины.

Ночь автострад вспоминается кошмаром, в котором, однако, Mercedes был нашим лучшим другом. Исключительно комфортным (спасибо пневмоподвеске), прекрасно оборудованным и надежно сконструированным. Настоящий бизнес-класс.

Паром из Хиртсхальса до норвежского Кристиансанна идет 130 км, а дальше – по побережью на запад, пока “Бенц” не выдохнется. Мы молимся о штиле, мечтая вздремнуть, но Северное море встречает нас бешеной качкой – вместо освежающего сна четыре часа ужаса.

Пока паром бросает по волнам, я понимаю, что мы: а) экономим, благодаря чудовищным движкам Rolls-Royce, и б) я не морской волк. Причаливаем мы с опозданием, всего за несколько часов до темноты и с облегченным вздохом ступаем на землю третьей страны, Норвегии.

СФ: Хочу кое в чем признаться. Пока Виджая носило по волнам, мы смошенничали. Нет, хуже. Мы попытались смухлевать, но не вышло. Где-то под Тренто я сломался. До Амальфи еще 837 км, а топливо должно кончиться через 483. Я не переживу позора, а значит, придется заправиться. “Всего 20 литров” – безумное оправдание героинщика в ломке. Одна доза. Никто не узнает. Но чертова дизельная колонка не работала. Сморщенный заправщик, 60-летний, дочерна загорелый старик, прорычал что-то по-итальянски. “Инглезе, скузи”, – извинился я. Он пожал плечами и изрек: “Нет возможно”. “Невозможно?” – переспросил я. “Нет возможно”, – повторил он и ушел в тень. Мы уехали ни с чем. Этот человек спас нас от самих себя.

Это явление святого духа сподвигло меня собрать волю в кулак. Круиз-контроль на 100 км/ч, выключаем кондиционер и ползем по родине Ferrari, Lamborghini и бальзамика. В такой езде есть что-то психотерапевтическое. Не нужно переживать из-за копов и спид-камер, на душе покой.

Через час я передумал. Заставлять людей экономить топливо – преступление похуже, чем мучение котят. Еще час – и я уже раздумываю, получится ли, держа руль ногой, вздремнуть на заднем сиденье.

Но мы отвоевываем километры. Один из экодатчиков C-Class показывает, сколько “чистых км” ты заработал. Фикция, но ­приятно. C-Class считает, что мы набрали 130 бонусных километров, пока тащились по Апеннинам. На подъемах в две полосы грузовики выруливают на быструю полосу, но разогнаться не могут. Мы бьем по тормозам и поливаем их отборным матом, как матросы с синдромом Туррета. Для нас и так каждый лишний миллиметр хода педали газа или тормоза – смертный грех. Вечер мы встречаем в особняке под Орвието, с вином и домашней пиццей. Можно считать это наградой за то, что мы устояли перед искушением...

День третий

СФ: 386 км от Орвието до Сорренто, прямиком по шоссе А1 – сущая мука. Датчик показывает, что бак полон на четверть. Мы скидываем балласт (бутылки из-под воды и грязные носки), выставляем круиз на 88 км/ч и сидим в тишине, следя за тем, как со скоростью ледника тает топливо. Судя по злорадным эсэмэскам Виджая, они пожинают то, что посеяли в первый день строгой экономии.

ВП: Сегодня наша суровая эпопея обер­нулась приятным путешествием. Боже правый, Норвегия с каплей солнечного света в осеннем морозе просто прекрасна. Потрясающие фьорды, горные пейзажи и ощущение божьего благоденствия.

Путь от Кристиансанна к Ставангеру лежит по прибрежному шоссе, где скорость ограничена. Но нам-то что. Наша цель – красивое место подальше от Штутгарта, и мы почти приехали. Есть время подумать над тем, как охарактеризовать С220. Он прекрасно себя зарекомендовал за эти три дня, справился со всем: от изматывающей автострады до узких улочек, от слякоти до промерзшего асфальта. Он ненавязчиво доставил нас в этот уголок. Заботливый и тактичный спутник, знающий толк в комфорте.

Мы проехали 1450 км (!), и на приборах вспыхивает пиктограмма с бензоколонкой. С опаской мы проползаем еще 22 км и встаем на берегу особенно прекрасного озера, не доезжая до Ставангера. Пройдено 1470 км, и перед нами виды, от которых захватывает дух. Дело в шляпе.

Северяне проехали 1470 км на одном баке и добрались почти до Ставангера. Команда южан заглохла через 1370 км после старта, на набережной Сант’Аньелло. Сэм клянется, что растранжирил всю солярку на альпийских серпантинах. Остальные уверены, что он просто не умеет ездить
Виджай думает о теплой Италии. И о мести
2840 км пути на двоих. Сэм изображает самодовольного Будду под южным солнцем

СФ: Северяне финишировали и выдохнули, а в южной Италии сплошные нервы. Перед Неаполем, в 60 км от Амальфи, C-Class сообщает, что топливо иссякло. Не хочется заглохнуть в самом неприглядном городе Европы, поэтому мы продолжаем ползти по медленной полосе на скорости 80 км/ч, при малейшей возможности прилипая к фурам. Пот катит градом не только от 25-градусной жары без кондиционера – мы ждем, что вот-вот услышим предсмертный хрип дизеля и резко встанем. В длинном туннеле под северо-восточным углом Амальфи напряжение чудовищное. Если мы встанем сейчас, то закупорим весь туннель.

Наконец выезжаем на ослепительный дневной свет и катимся под горку по набережной Сант'Аньелло. Золотой вечерний свет бликует на лазурной воде, над которой кружат чайки. Два толстых итальянца спорят, рыча и тыкая друг в друга пальцами. Мы на месте: 1370 км. Наше транжирство в первый день обошлось нам в 101 км. Северяне победили, они уехали дальше. Зато у нас дешевле пиво и лучше кофе. И тепло! Сами решайте, кто в выигрыше.

ВП: Смирись, Сэм. Мы победили. В теории из бака C-Class можно выжать все 1600 км, но в теории можно целоваться взасос с акулой мако. Не рекомендую ­пробовать ни первое, ни второе. После таких трудов ты становишься ­неприятным человеком.

Но самым ярким впечатлением все-таки остается C-Class. Он идеальный спутник в путешествии: спокойный, прекрасно оборудованный Универсал Года, который ни разу не сделал ничего предосудительного. Хотите такой? Поспешите – один мы бросили на окраине Ставангера, а другой – в порту Сант'Аньелло. Только прихватите с собой канистру солярки.

ТЕКСТ: ВИДЖАЙ ПАТТНИ И СЭМ ФИЛИП / ФОТО: ТОМ СОЛТ И САЙМОН ТОМПСОН

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика