Супертест: багги

Если взять автомобиль и отсечь все лишнее, не останется почти ничего. Вот на этом гоночном “почти” мы и прокатились – чтобы вспомнить, что такое Автомобиль

Cижу за решеткой! Но вылезать совсем не хочется, хоть руки и коченеют от морозного ветра, а маленький руль бодается так, как будто пытается переломать мне пальцы. Еще бы. Это ведь железный автомобиль. У него даже окна из стали. А из мультимедиа, если не считать моего мобильника в кармане комбинезона, – лампа. Настольная. Если она горит – значит, надо что-то делать. Ну там, передачу подоткнуть, к примеру. А если не горит, тоже надо. Чаще всего надо давать газ! Но только так, чтобы не слишком буксовало. Потому что буксовать эта машина хочет почти всегда. Еще бы: 250 лошадей, запряженных в однокресельную бричку полтонны весом, – их только отпусти, и они понесут так, что повылетают подковы.

Когда мы в TopGear рассказываем про машины, обычно пишем, чего интересненького в них есть. А здесь самое интерес-ное – то, чего нет. Чего ни хватись, ничего нет! Ни кузова, ни стекол, ни радио, ни багажника, ни акустики, ни навигации. Да что там навигации, тут даже печки нет. Как, впрочем, и зеркал с фарами. Я спрашиваю у хозяина машины, который выступает на ней в российских и европейских соревнованиях по автокроссу: “Артем, а как узнать, где соперники-то?” “Я их чувствую!” – отвечает.

Да что там зеркала... Какой смысл смотреть назад, когда и впереди – если только ты не лидер гонки – по большому счету ничего не видно. Потому что впереди едут такие же ухари. И все, что ты видишь (или чувствуешь), – это то, откуда именно в твою физиономию летят комья грязи. Посмотрите онборд-записи с гонок: очень увлекательно. Старт: вж-ж-ж-ж! Дальше камера только жужжит и показывает коричневый экран. Мужские гонки, что сказать. Артем Доронин – сын великого спортсмена Евгения Доронина. Евгений был среди отцов-основателей команды “КАМАЗ-Мастер”. Прошел пять “Дакаров”. Один из них – со сломанной рукой. После такого весь этот кросс – уже не марш-бросок. Но все же...

Багги срывается с места, будто истребитель, который швырнули палубной катапультой. Машина легкая, заднеприводная, но зацеп сумасшедший. Двигатель в заднем свесе грузит ведущие колеса, даже когда машина стоит. А уж когда она разгоняется, они просто вгрызаются в землю. Задние шины – пухлые, почти как на дрэгстерах. Это зубастая наварка на старые дорожные покрышки. Передние колеса – как от детского велика... из апокалиптического голливудского фильма про всеобщую политкорректность, которая накрылась повсеместным каннибализмом. Эти колеса на легоньких рычагах подвески – просто чтобы направить невесомую морду машины перед началом разгона. Дальше все должно рулиться уже преимущественно газом – если вы вообще “куда-то едете”, как говорят спортсмены, изящно путая скорость с направлением.

Это чистые и высокие технологии

Вообще, эта каракатица – квинтэссенция... Porsche 911. Концептуально и по жизни это самый “поршивый” из всех “Порше” на свете. Хотя в список того, чего на нем нет, входят и шильдики. Это экстремум самой эффективной компоновки заднеприводного автомобиля, за которую боролся гениальный инженер. Чем сильнее вы разгоняетесь и чем мощнее ваш движок, тем больше сцепления на ведущих колесах. Для разгона не придумаешь ничего лучше. Для поворота под хорошим газом – тоже. Этакое катание на внешнем заднем колесе. Из-за грязи делать это просто: все скольжения размазаны, а управляется машина на самом деле очень легко. Единственное, для чего такая компоновка нехороша, – торможение. Зацепа у передних колес почитай что нет, а задние по такому случаю разгружены.

Мотор хондовский, 1600 кубиков, 250 сил. Жутко форсированный! Тем не менее на сезон его хватает. У него очень плавная, удобная моментная характеристика – всегда можно подобрать именно ту отдачу, которая нужна. Наверху, у отсечки, царят полное безумие и вакханалия мощи. Коробка четырехступенчатая, кулачковая, секвентальная. То есть перебирать передачи можно без выжима сцепления и только последовательно, дергая или толкая рычаг. Рычаг железный, как вы уже догадались. Дверей нет. Есть сетки, как в клетке для кроликов. Снаружи их зашплинтовывают заботливые люди. Впрочем, выйти, конечно, можно и без их помощи. Нужно дернуть за цепь. Железную!

Когда немного пообвыкнешься, начинается полет над трассой, напоминающей картофельное поле. Гоночная подвеска глотает все, и тебя ни капельки не трясет. О том, что ты мчишь по ухабам, а не по асфальту, можно понять только по скачущим передним колесам и драчливому рулю. Секвентальная коробка требует точной и быстрой работы: моментальный сброс и быстрое движение рукой. Так, чтобы все железные звуки слились в непрерывную ритмичную волну, образмеренную поворотами трассы, как тактовыми чертами.

В этой машине ничего нет. И все же в ней есть больше автомобильного кайфа, чем где бы то ни было: даже в автоспорте вы нечасто встретите настолько лишенные какого-либо жира автомобили. И тут полно высоких технологий – хотя они только для мощи и беззастенчиво грубой скорости. Такое нам больше по сердцу, чем все автомобильные примочки, позволяющие позабыть о том, что ты вообще-то за рулем.

ТЕКСТ: ДМИТРИЙ СОКОЛОВ / ФОТО: КИРИЛЛ КАЛАПОВ

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика