BAC Mono

Любите одиночество? Ненавидите людей? Садитесь в одноместный BAC Mono и отправляйтесь в самую дикую пустыню Америки

За все долгие годы в английском автопроме вывелось немало недоразумений. Мечтатели в розовых очках приходили и уходили. Иногда, прежде чем приставы являлись описывать имущество, успевали даже выпустить несколько машин. Однако среди основателей BAC Mono таких нет. Более того, их едва оперившаяся компания активно развивается. Мы в TopGear известные Mono-маньяки, а номер, посвященный лучшему в Великобритании, без этой тачки просто немыслим.

И вот я мчу на BAC Mono к окутанному дымкой -горизонту, шуруя рычагом гоночной секвентальной коробки F3, как работал кулаками Мухаммед Али в бою с Джорджем Форманом. Горячий воздух пустыни яростно хлещет по шлему, и от избытка эмоций я ору себе в забрало: “Уа-а-а-а!” Долина Смерти вдруг оказывается самым прекрасным местом на голубой (хотя здесь она – красная) планете. Все даже лучше, чем я ожидал. Безумный автомобиль в безумном месте!

С тех двух банзайских кругов по Дансфолду на прошлогодней Неделе Скорости я был одержим идеей сгонять на BAC Mono в Долину Смерти. Почему? Ну, смотрите: Mono – уникально, конкретно, однозначно эгоистичный автомобиль. В нем есть только то, что помогает ему быстро ехать, классно управляться и обеспечивает терпимый ход. Больше ничего. Nada. Ноль. И есть Долина Смерти.

Да, здесь жарко: в 1913 году тут было 56,7° С, а совсем недавно (в июле прошлого года) здесь зафиксировали среднесуточную температуру в 47,5° С. Это самая высокая среднесуточная температура на Земле. Даже в начале марта термометр показывает около 27° C (точно как сегодня). А названия тут – как из пародии Джадда Апатоу на ковбойский фильм: “Гнилое озеро”, “Раскаленный ручей”, “Врата ада”. Право, есть все-таки нечто карикатурное в этой жути.

А вообще тут потрясающе, необыкновенно красиво. По крайней мере, так я пообещал команде BAC, которая вместе с их американским дилером Шину Мейплтоном привезла единственный в Северной Америке Mono на гоночную трассу Спринг-Маунтин на окраине Лас-Вегаса. Фирма Шину, Sector 111, находится в 560 км отсюда, в Темекуле, штат Калифорния. Они продают Ariel и Lotus и тюнингуют их. В Англии это нишевые бренды, но спрос на легкие и спартанские английские спорткары на американском рынке, оказывается, немалый. Что ж, у них хотя бы погода подходящая.

А уж Mono – вообще другой уровень. Ян и Нейл в автоиндустрии давно: первый – дизайнер (делал яхты, интерьеры отелей и зубные щетки для салонов первого класса в самолетах), второй – инженер-консультант и директор проектов в крупных концернах (включая Porsche, Bentley и Ford). Mono сначала был отдушиной, вроде вариации на тему “Если бы Carlsberg делал автомобили для трека”. Но братья Бриггс немного увлеклись и сделали его по-настоящему. И пробудили острый интерес.

Mono – мечта человека, одержимого мелочами. На него уходит 300 алюминиевых болванок, у него 41 карбоновая деталь, и компания работает с сотней английских узкоспециализированных поставщиков.

Автомобиль нельзя назвать красивым в традиционном смысле, но он несомненно прекрасен и сделан необычно качественно для доморощенной мизерной серии. “Автомобильные дизайнеры говорят о наполнении формы объемом. А я хотел объем из машины убрать. Ничто не скрывает, что это просто набор железок, и больше ничего. Впереди есть панели кузова, но сзади их минимум. Как на современном супербайке”, – объясняет Ян. Замечательно, что Ян вспоминает чудесный ролик Криса Каннингема для песни Бьорк “All is Full of Love”. И соглашается, что кузов Mono, который довольно легко снимается, можно повесить в Тейт Модерн – как шедевр промышленного дизайна.

Этот аппарат уже продали (в США он стоит целых $175 000). И сюда он прибыл на автовозе. Осторожно спущенный на дорогу, BAC выглядел сюрреалистично, но сразу вписался в здешнюю природу. Mono и на Марсе, с логотипом NASA на воздушном фильтре, пришелся бы к месту. Мы на краю Бейсуотер-Бейзин, жутковатой впадины, известной главным образом тем, что это самое низкое место в Северной Америке: 86 м ниже уровня моря. И снова вспоминается Апатоу, потому что эту часть прозвали “Площадка для дьявольского гольфа”. Кристаллы соли в огромных залежах потрескивают металлически, как горячий металл выхлопных труб, остывая и сжимаясь. Все пространство усеяно мириадами крошечных соляных столбиков.

Такая машина, как Mono, здесь сразу становится понятнее. Те, кто поверхностно судит об Америке, считают, что ее асфальт не доставит радости истинному пилоту – особенно в пустыне, которая раскинулась на сотни километров. Но среди великолепных бесконечных прямых, дрожащих в жарком мареве, попадаются отличные повороты с неправильным уклоном, неожиданные горки и ухабы. А встречные машины попадаются тут раз в 24 года. Обычно это неторопливые кемперы активных пенсионерок в лиловых буклях.

Да, в Mono, в какой цвет ни красься, приличную прическу сохранить невозможно: крыши-то нет! Как только заберешься в водительское сиденье (с большим трудом) и пристегнешься, будет вполне комфортно. Как во всех одноместниках – несмотря на то, что нежные части тела вначале будут протестовать. Качество салона, затянутого непромокаемой синтетической замшей, не умаляет гоночного характера машины. Ты сидишь практически на полу.

Нажмешь кнопку “М” в центре руля (дорогого и хайтекового, с кучей табло и кнопок), и 2,3-литровый 4-цилиндровый Cosworth угрюмо рявкнет и проснется. Выжимаем сцепление, включаем первую – поехали! Это легко. Пусть его механические мышцы и суставы прогреются и разомнутся, и тогда можно жать на Play. Важны только два числа: 280 коней и 540 кг. Если на Mono втопить до отказа, то сразу поймешь, каково было Феликсу Баумгартнеру, когда он спрыгнул с аэростата.

Мимо пролетает соляное дно Бэдуотера, а ты пытаешься отфильтровать информацию, которую на тебя обрушивает Mono: изумительно чувствительный руль, замечательные тормоза, все идеально линейное. И понимаешь, что при такой маленькой массе все можно делать гораздо позже, чем в обычном быстром автомобиле. А ход при этом отличный! Это самый живой и говорящий автомобиль, который не дробит позвоночник и в котором ты не чувствуешь себя уязвимым, открытым всем стихиям.

У Mono необычно большой ход подвески, но автомобиль точен, как скальпель. Нет чудовищной прижимной силы, нет внезапного перехода от механического сцепления к аэродинамическому. А самый класс, что автомобиль удивительно дружелюбен на любой скорости и при любой погоде. Выглядит устрашающе, а на самом деле идеально покладист.

Куда дальше? Я еду в глубь Долины Смерти, к Фернес-Крик, а потом вверх до Забриски-Пойнт. BAC доказал, что лунная поверхность для него – самое то. Как тогда насчет полувнедорожника Baja 1000? Может быть, с новой 350-сильной турбо-“четверкой” AMG? Не такая уж это несбыточная мечта.

ТЕКСТ: ДЖЕЙСОН БАРЛОУ / ФОТО: УЭББ БЛАНДЛ

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика