Неделя скорости: Суперкары

McLaren MP4-12C. Lamborghini LP700-4. Noble M600. 1960 л.с. И три крайне напряженных журналиста

Я не Стиг, точно. И стараюсь постепенно повышать автомобильный градус. Поэтому настраиваться я сел в дружелюбный McLaren MP4-12C, у которого мощность совсем скромная — 600 лошадок. Потом пересяду в Lamborghini Aventador (700 кобыл, но полный привод). И потом, наконец, в автомобиль, который, как мне кажется, настоятельно требует, чтобы пилот был в теме. Это 660-сильный заднеприводный, аналоговый (без ABS, без ESP) суперкар с твин-турбо — Noble M600.

Вне рамок трека их характеры различаются, как весна, лето и осень. У McLaren изумительный комфорт и способности туринг-кара. Aventador, наоборот, никогда не снизит градуса драматизма, зависая на грани божественного безумия и чертового идиотизма. А Noble (только шепотом) напоминает о Ferrari F40, когда гиперкары ошеломляли адреналином, но слишком многого требовали.

McLaren знаком и не знаком одновременно. Даже сейчас, когда мы ездим на их машине, парни из Уокинга объявляют, что вскоре их автомобили получат довесок в 25 лошадок. Конечно, это всего 4%, и, честно говоря, я не думаю, что замечу разницу, потому что разгон у него и так физически труднопереносимый. А вот то, что этот автомобиль модернизировали, важно: динамика стала острее и прогрессивнее, а новый звук дает разгону изысканный саундтрек.

Сейчас он воет, выходя из Чикаго и катапультируясь к Хаммерхеду. Воет пронзительно, как пила. Молниеносная DSG пересчитывает передачи, снова и снова взлетает на 8500 оборотов, пока не приближается табличка “Тормози” и я не встаю на педаль. Зеркало заднего вида вдруг становится оранжевым — спойлер встает вертикально в положение воздушного тормоза.

Круто влево, круто вправо. Как держат передние шины? Невероятно! Не ощущается инерции, в поворот затягивает, как магнитом. Думаю, дело в системе тормозного подруливания McLaren. Внутреннее заднее колесо подтормаживает, чтобы довернуть машину в повороте. И нет ощущения чего-то необычного или искусственного. Просто кайф.

В широком, низко опущенном лобовом McLaren открывается знаменитая длинная, расширяющаяся панорама Хаммерхеда, и машина просто выстреливает по траектории. В этот момент она наскакивает на горку — ухаб, который может серьезно сбить с курса машину с менее умной подвеской. Ха! McLaren проходит ее так, как будто умеет это от рождения (так и есть, ведь его испытывают на этом треке), и устрашающий разгон не ослабевает по всей дуге.

Поразительно умелый автомобиль. McLaren неизмеримо счастлив ехать чисто. “Чисто” всегда было принципом Lamborghini. По меньшей мере, на дороге. Цепкость полного привода провоцирует. Любая попытка сорвать его в занос кажется цинично безрассудной: виноваты чудовищные габариты и репутация злодея. Но здесь у нас свободный трек. Я влезаю в странную темную каверну салона Aventador, пристегиваюсь и решаю, с должным тремором, что подразню быка красной тряпкой.

Какое-то время он не реагирует на провокации. Вместо этого поражает меня своим мотором. Автомобиль отвечает на малейшее движение ноги смесью грубой силы, стремительностью винтовой подвески и невозможно аккуратной точностью. Такое даже в 2012 году может только атмосферный мотор. А звук! Взбитая педалью смесь воинственного выхлопа, воющего впуска и щекочущей полифонии вращательных и возвратно-поступательных движений V12. Этот мотор сам по себе — кайф неземной. Он передает тяговое усилие прямо в мозг, открывая окно в новые слои управляемости в поворотах.

КАК ДЕРЖАТ ШИНЫ? НЕВЕРОЯТНО! НЕ ОЩУЩАЕТСЯ ИНЕРЦИИ, А В ПОВОРОТ ЗАТЯГИВАЕТ, КАК МАГНИТОМ

На входе в каждый поворот передок идет напролом. И достаточно ощутимо сбросить газ, чтобы машина уцепилась и потянула всеми четырьмя. В этот момент она идет эффективно и информативно. Это здорово, и, конечно, для дороги лучше не придумаешь, но на треке немного однообразно.

Да, пора браться за красную тряпку. Переключаемся в режим Corsa (переключения превращаются в удары молота), отключаем ESP и закатываемся в поворот, отпуская газ. Использовать таким образом вес двигателя — все равно что поджечь очень короткий бикфордов шнур: передумать уже нельзя. Но если сделаешь все правильно, то электронные дифференциалы в Aventador дадут море чувства. А если ошибешься, то окажется, что у него удивительно высокий порог терпимости, пусть и ненадолго.

Как бы драматичен и голосист ни был Lamborghini, у Noble легкие посильнее. На передней панели М600 есть алюминиевая круглая ручка с разметкой Road, Track и Race.

Road — это 450 коней, послушная приемистость в трафике и лихой разгон, ведь весит машина меньше 1200 кг. Track — 550 л.с. Race дает полную мощность: ниагара момента между 4500 и предельными 6900 оборотами. Даванешь газ — резкий визг V8, бросишь — лихорадочное трепыхание клапана байпаса.

ХОДОВАЯ — ПОЛНЫЙ ВОСТОРГ. Я ЖДУ, ЧТО ОН ОТКУСИТ МНЕ РУКУ. А ОН ТЕПЛО ЖМЕТ МНЕ ЛАДОНЬ

И это не симулятор. Ты на этом едешь. Коробка механическая, шестиступенчатая. Переключения легкие, но обращаться с ней надо осторожно. Да, есть трекшн-контроль, но нет ESP, который собрал бы тебя, если резко сбросишь газ, и нет ABS, на случай если не подумавши тормознешь. Собирая машину, на газ жми долго, а на тормоз — от души: надо хорошенько попросить, если хочешь получить все, что у него есть.

Если двигатель с трансмиссией — событие, то ходовая — щенячий восторг. Я жду, что он откусит мне руку. А он тепло жмет мне ладонь. Вот среднемоторный автомобиль, с которым можно делать все, что захочешь. Войдешь в поворот быстро, получишь мягкий, стабилизируемый снос передней оси. Слегка прижмешь газ, восстановишь равновесие — и бросай его в апекс. Или срывай в занос шире и зрелищнее, чем тот, который имеет право исполнить среднемоторный суперкар. Не только баланс, при котором с ним можно играть, делает его таким особенным. Но и информация, заблаговременно исходящая от подвески, и просто великолепный руль.

Конечно, на дороге мне понадобилась бы электронная защита получше, чем есть у Noble. Да и дизайн, по-моему, неказист. В McLaren я ездил быстрее — он лучше держал дорогу, быстрее переключался и был стабильнее в неопытных руках. Но, Боже, каждый раз, когда я выходил из Noble весь в поту, с гудящим телом, я хохотал от восторга в голос.

На треке наступает комендантский час. Суперкары останавливаются, потрескивая и испуская аромат механических феромонов. В жаре, поднимающейся от моторов, золотые лучи сонно дрожат, как мои воспоминания. Я смотрю на машины, слегка очумевший от этого дня. Дня в нирване суперкаров.

ТЕКСТ: ПОЛ ХОРРЕЛ / ФОТО: ДЖО ВИНДЗОР-ВИЛЬЯМС

TopGear: Практика

Зачем ставят широкие колеса и эффективны ли они в городе?

Почему ездить со сколами на лобовом стекле опасно?

Нужно ли прогревать двигатель в жару?

Как поднять мощность двигателя без чип-тюнинга и без доработок в конструкции?

Одинаково ли накажут за пересечение одинарной или двойной линий дорожной разметки?

В каких случаях можно опережать по обочине?

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика