Снегоходы в России: своей лыжней

Не оставить своего следа в истории снегоходостроения мы просто не могли. Не имели права.

Не оставить своего следа в истории снегоходостроения мы просто не могли. Не имели права. И как бы активно историки ни указывали на Запад, отмахиваясь от удачных - и весьма - попыток русских инженеров изобрести самоходный экипаж для движения по снегу, руку на создании саней с мотором мы набили раньше остальных.

Начало XX века - время, когда чересчур снежные и очень морозные русские зимы по-прежнему полностью лишали дорог, а двигателем внутреннего сгорания уже было сложно кого-либо удивить, ознаменовалось целой серией экспериментов. Поначалу изобретения походили одно на другое: на сколоченную деревянную раму с полозьями водружался мотор с приводом, который и приводил конструкцию в движение. Единого понимания, как именно отталкиваться от снега не было, поэтому каждый упражнялся, как мог.

Пожалуй, самым оригинальным оказался привод, реализованный на мотосанях Николая Коробанова. Вращающиеся части в нем заменяла пара палок-шатунов, за счет которых сани и отталкивались от земли.

Авиаинженер Сергей Неждановский пошел иной дорогой и вовсе отказался от идеи крутить землю. Вместо этого он решил отталкиваться от воздуха, разместив мотор сзади и приделав к нему воздушный винт. Испытания прошли в 1903-м году. И, хотя эксперимент был признан успешным и аэросани ушли в серию, через несколько лет Неждановский выдал иной аппарат, с приводом на колеса. Снегоход имел поворотную лыжу и легкую цепь, служившую гусеницей. При скудной на бумаге мощности в полторы лошадиных силы скорость аппарата доходила до 12 км/ч, а присутствовавшего на испытаниях Н.Е. Жуковского лично впечатлил тот факт, что даже по рыхлому снегу машина массой два с лишним центнера перла с невероятной легкостью.

Гусеницами весьма успешно занимался и Адольф Кегресс: в гараже Николая II сразу несколько автомобилей были оснащены его фирменным гусеничным приводом с рычагами и роликами. Однако, ни царский Rolls-Royce, ни массивный Packard не были так близки к типичному снегоходу, как… мотоцикл Кегресса с гусеницами позади. К сожалению, его век был короток.

Апгрейд гусеничного привода пришелся на годы Второй мировой. Движители Неждановского и Кегресса толкали по снегу и грязи десятки бронемобилей. Назвать эти килограммы боевой стали легкими и компактными аппаратами для снега было сложно, но того требовало суровое время.

Легкость пришла к нам в 60-е, когда НАМИ показал модель серии 095 - по-настоящему небольшой одноместный снегоход с двумя лыжами спереди и широкими гусеницами сзади. Однако популярным российский снегоход стал лишь в 73-м, когда на свежий снег вырвался "Буран": два места, 40 лошадиных сил, свыше 250 000 экземпляров за все время.

Да, на фоне того космоса, каким был успех канадского Bombardier, Россия значительно отставала, даже несмотря на тот факт, что ряд решений мы копировали почти без изменений. Например, в производство снегоходы шли с такой же рамой и такой же ходовой, что и на Ski-Doo. Тем не менее русский "Буран" добрался и до Антарктиды и за Полярный круг. След в истории? Вот же он.

Кстати, а вам самим случаем не доводилось сидеть за "бурановским" рулем?

TopGear: Практика

Зачем ставят широкие колеса и эффективны ли они в городе?

Почему ездить со сколами на лобовом стекле опасно?

Нужно ли прогревать двигатель в жару?

Как поднять мощность двигателя без чип-тюнинга и без доработок в конструкции?

Одинаково ли накажут за пересечение одинарной или двойной линий дорожной разметки?

В каких случаях можно опережать по обочине?

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика