Aвторитет: Энди Грин

Кавалер ордена Британской империи, самый быстрый человек на Земле

Прекрасно помню день, когда впервые оказался в кокпите F4 Phantom. Легендарный сверхзвуковой реактивный истребитель оказался таким огромным! В длину – 17 с половиной метров, масса – 20 тонн. Добираться до фонаря этого алюминиевого чудища приходилось, карабкаясь по приставной лесенке. Сказать, что я был немного обескуражен... да, пожалуй, будет в самый раз. “Фантом” славился не только своим недюжинным боевым потенциалом, но и сложностью в управлении. В те мгновения моя дальнейшая карьера зависела от того, насколько быстро я нащупаю контакт с крылатой машиной... или придется искать новую работу.

Десять лет спустя – осенью 1996-го – я впервые оказался в кокпите рекордного Thrust SSC и испытал примерно такую же смесь волнующих о­щущений. Передо мной был автомобиль, оснащенный не одним, а сразу двумя реактив­ными двигателями от “Фантома”. Автомобиль, на котором до меня никто не ездил. Автомобиль, который спустя несколько тестовых заездов д­олжен был преодолеть звуковой барьер на суше, то есть осуществить то, что многие уважаемые эксперты считали невозможным. Я должен был буквально на лету научиться управлять этой фантастически быстрой машиной, в­месте с командой инженеров найти оп­тимальный баланс настроек подвески и аэродинамики, а главное – понять, как преодолеть звуковой барьер и остаться целым...

Только, в отличие от пилотирования истребителя, до всего мне пришлось доходить самому. В моем распоряжении не было ни летных наставлений, ни всезнающих инструкторов с налетом “от-Земли-до-Солнца-и-обратно”. Время, отве­денное на тесты, исчислялось не часами, но минутами. За одно только утро первого дня п­редсезонных тестов Льюис Хэмилтон дольше находится за рулем своего “Мерседеса”, чем я накатал на “Траст-Эс-Эс-Си” за всю жизнь!

Короче говоря, сложности первого полета на F4 не шли ни в какое сравнение с первым тестом за рулем Thrust SSC.

Но в следующий раз всегда все идет проще. К моменту, когда я пересел на F3 Tornado, у меня за плечами уже были тысячи часов налета на “фантомах”. Летать на F3 – сложно, но я знал это заранее, а главное – не сомневался, что ­справлюсь.

Так было и в октябре 2017-го, когда на взлетной полосе аэродрома в Ньюквее я впервые испытал новый рекордный Bloodhound SSC. Мне никто не верил, включая мою жену, но тогда я действительно не испытывал волнения – только гордость и любопытство. Я знал будет сложно, но понимал – я обязательно справлюсь.

Достижение Thrust SSC, датированное 1997-м, держится до сих пор. Проект “Бладхаунд” – это мировой наземный рекордный скорости для нового поколения: 1000 миль в час, 1600 км/ч! Жду не дождусь момента, когда сделаю это!

TopGear: Практика

Зачем ставят широкие колеса и эффективны ли они в городе?

Почему ездить со сколами на лобовом стекле опасно?

Нужно ли прогревать двигатель в жару?

Как поднять мощность двигателя без чип-тюнинга и без доработок в конструкции?

Одинаково ли накажут за пересечение одинарной или двойной линий дорожной разметки?

В каких случаях можно опережать по обочине?

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика