Помнишь страшенный концепт Lagonda 2009 года? Забудь – Aston Martin прислушалcя к критике и забил на вульгарные SUV

Когда Aston Martin перестает быть Aston Martin? Когда становится “Лагондой”. Особенно такой, как концепт Vision...

Ты вот в курсе, что бренд Lagonda вообще-то старше Aston Martin? Еще в 1909 году фирму основал бывший оперный певец Уилбур Ганн, в качестве имени выбрав… речку в штате Огайо. Уилбур вырос там, потому не суди строго… Lagonda выпустила несколько седанов и кабриолетов сурового вида, а после Второй Мировой войны была выкуплена британцем Дейвидом Брауном. Тот еще прикупил и Aston Martin, слив две фирмы под одной крышей. С тех пор дела у Lagonda – ни то, ни се. Нынешний вице-президент “Астона” Саймон Спроул, бывший топ-менеджер Nissan и большой фанат Илона Маска, однажды метко обозвал ее “вечным с­тартапом”.

За много месяцев до большой премьеры в Женеве TG единственным сумел попасть в святая святых – в дизайн-бюро AML. Забудь про плебейский SUV 2009 года: перед тобой истинное пиршество для глаз и мозгов – Lagonda Vision Concept. Это полностью электрический суперлимузин, рядом с которым Rolls-Royce Phantom покажется не шикарнее прокатной аэропортовской брички. Lagonda намерена стать первым в мире полностью “зеленым” люкс-брендом, где старая добрая роскошь сочетается со сверкающим миром героя-социопата Джареда Лето из “Бегущего по лезвию 2049”.

В ответ на запросы современной суперэлиты Aston Martin вдохнул в Lagonda новую жизнь: результат имеет 5,3 м в длину и непростительно противоречивый, но однозначно впечатляющий облик. Он позиционируется как суперседан для этически безупречного владельца, каждая поездка в котором автоматически улучшает карму. В автомобильном мире принято говорить о незанятой поляне, на которую удачливые гении выкатывают прибыльные модели. В случае с Lagonda поляна (если это, конечно, она) словно брусчаткой выложена пачками долларов. “Статус Aston Martin Lagonda наделяет нас уникальными возможностями, – говорит директор AML по дизайну экстерьера Майлз Нюрнбергер. – В Rolls-Royce не могут позволить себе сделать Ferrari, в Ferrari не могут сделать Rolls-Royce. Зато мы можем сделать все”.

Лучше и не скажешь. Кстати, слова Нюрнбергера мгновенно синтезируют в голове визуальный образ одной из любимых машин детства. В 1970-е годы группа молодых талантов (по большей части итальянского происхождения) внезапно прекратила рисовать машины с формами Софи Лорен, переключившись на плоскости и клинья. Так парни представляли себе будущее, которое, что характерно, так и не наступило. Ярчайшим представителем той эпохи остается Lamborghini Countach. Но сейчас нас больше интересует детище британца Уильяма Таунса. Именно он в каком-то другом измерении отыскал, перехватил и заставил приземлиться в Мидлендсе Aston Martin Lagonda 1975 года.

Классическая Lagonda до сих пор производит ошеломляющее впечатление и цитировать ее не стыдно даже в 2018-м. Новый Aston достаточно аутентичен, чтобы наследие угадывалось с первого взгляда, но при этом полностью самостоятелен. Он будто подхватывает знамя, втоптанное в грязь еще в 80-х, когда со сцены рухнул его тезка. “Аура волшебства простиралась не только на сам автомобиль: зритель задавал себе вопрос – что это за штука, откуда она могла появиться? Она вызывала любовь или ненависть, будоражила фантазию и заставляла задуматься”, – перечисляет достоинства “Лагонды” 1975 года Нюрнбергер.

Современная Lagonda делает то же самое. Кстати, проект носил кодовое название Concorde, отсылающее не только к крыловидному силуэту, но и к футуристической жажде чуда, которой вдохновлялись создатели легендарного сверхзвукового лайнера. Чудеса? Да, они только начинаются… Новая Lagonda, по заверениям создателей, сможет пробегать до 650 км между двумя бесконтактными зарядками. Компоновка с двумя твердотельными аккумуляторами под полом позволила отказаться от тради­ционных пропорций. Капот практически на одной линии с лобовым стеклом, корма с псевдоплавником задрана вверх. Красиво? Не то что бы, но какая разница?.. “Нашей первоочередной задачей было создание нового и яркого образа будущего, – признается Нюрнбергер. – Аудитория Lagonda меняется: она молодеет и становится глобальной. Если Aston Martin – британец, то Lagonda – гражданин мира. Его цель – застолбить за материнской компанией место в сфере высоких технологий. Именно поэтому концепт должен выглядеть так, словно отправляется к Марсу”. Тему подхватывает шеф-дизайнер Марек Райхман: “Формы Lagonda Vision Concept – не случайны. Мы должны позиционировать Lagonda как бренд, устремленный в будущее, и продемонстрировать, как технологическая революция развязывает руки дизайнерам”.

Что верно, то верно. Эти руки явно никто не связывал… И ведь не скажешь, что Lagonda полностью отказалась от традиций. Например, консультантом по интерьеру выступил производитель мебели Дейвид Линли, 2-й граф Сноудон. Хотя фантастический салон, в который попа­даешь через распашные двери, не его работа. “Мы просто обсудили с Дейвидом, как сделать кресла похожими на троны, – поясняет дизайнер салона Мэтт Хилл. – Вообще довольно опрометчиво задавать подобные вопросы внуку Елизаветы II. Но вроде бы он не обиделся. Мы хотели передать впечатление роскоши и непрерывного движения вперед, атмосферу дорогих ателье и военных мундиров. В салоне можно найти фарфор, шелковые коврики, шерстяную обивку. Мы хотим использовать эти материалы в креслах, чтобы они стали предметами штучной мебели, а не просто сиденьями в транспортном средстве”.

Такое, как мы помним, оказалось не по зубам даже “Конкорду”...

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика