Авторитет: Йен Кэллам, директор по дизайну Jaguar

“Людям важен не сам автомобиль, а привязанность к нему”

За последние четверть века здорово изменились не только автомобильный дизайн, но и задачи дизайнера. В прошлом все было намного проще. Механической частью и ее компоновкой занимались исключительно инженеры, а нашему брату вменялось завернуть в фантик готовую конфету. Даже 20 лет назад дизайнер оставался чистой воды стилистом: вам давали ряд отправных точек, вы связывали их линиями и пытались сделать красиво.

Сегодня все совершенно иначе. Раньше моя работа заключалась в том, чтобы придать машине форму изнутри и снаружи. Сегодня я придумываю, какой она должна быть, как функционировать, какими свойствами обладать. Перед дизайнером теперь ставятся вопросы философского свойства – например, чего хочет от этой машины покупатель? Как он будет с ней взаимодействовать? Как автомобиль может улучшить жизнь владельца?

Думаю, ни один другой специалист в автомобильной отрасли не представляет себе машину настолько всесто­ронне, как мы. Обычно на создание автомобиля – от идеи до конвейера – уходит четыре года, и все это время им занимается дизайнер. В итоге мы невероятно тесно сотрудни­чаем с конструкторским отделом – даже в моей команде есть несколько инженеров. Мы глубоко уважаем друг друга; раньше, даже пять лет назад, такого не было.

Еще одно огромное изменение – в скорости работы. В начале 90-х а­втомобильный дизайн во многом оставался ручным трудом. Эскизы создавались при помощи карандашей, фломастеров и даже мелков. Мы рисовали машины в натуральную величину, вешали наброски на стену и вносили правки с помощью липкой ленты, а потом моделисты снимали с этих рисунков мерки для изготовления пластилинового макета. Сегодня Photoshop, Alias и 3D-печать позволяют проходить этот этап на 80% быстрее. Да, начинаем мы по-прежнему с карандаша и бумаги, но очень скоро переходим к цифровым моделям.

Я вырос в эпоху, когда приступать к работе надо было с четким представлением конечного результата – ведь на один рендер уходило полдня. Даже если вы хотели всего лишь изменить форму заднего фонаря, это занимало несколько часов. Теперь вносить правки можно по четыре-пять раз в день – это приводит к невероятному изобилию идей и постоянному появлению новых. Конечно, иногда в поиске верного решения можно сбиться с пути, но свобода экспериментирования будит в дизайнерах творческий пыл и готовность рисковать. Сегодня, когда на передний край автомобильного прогресса выходят электрификация и автономное управление, такая свобода становится еще важнее. Мир представляет себе автомобили иначе, и дизайнеры тоже должны изменить свое мышление.

С моей точки зрения, проблема автономных автомобилей в том, что они становятся слегка бесхарактерными. Но я не сомневаюсь, что наша эмоциональная связь с машиной не исчезнет. Мне кажется, людям важно не столько иметь автомобиль, сколько чувствовать к нему привязанность. В этом новом будущем автомобильным компаниям придется искать для себя правильную нишу. При этом электрификация и связанная с ней свобода дизайна приводят меня в восторг. Например, I-Pace открывает перед нами совершенно новый путь. Я пока не знаю, куда он нас заведет, но будущее кажется мне восхитительно интересным.

TopGear: Практика

Зачем ставят широкие колеса и эффективны ли они в городе?

Почему ездить со сколами на лобовом стекле опасно?

Нужно ли прогревать двигатель в жару?

Как поднять мощность двигателя без чип-тюнинга и без доработок в конструкции?

Одинаково ли накажут за пересечение одинарной или двойной линий дорожной разметки?

В каких случаях можно опережать по обочине?

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика