Виталий Тищенко о скорости

Что важнее – количество скорости или ее качество?

Как только мы заводим речь об обжигающих, горячих, тепленьких или хотя бы чуть подогретых машинах, сразу встает вопрос. Что важнее – количество скорости или ее качество?

Километры в час надо брать оптом на прямике? Или радоваться каждому км/ч персонально, но найден­ному в апексе поворота?

И какая скорость лучше: расстрельное трехзначное число в криминальной графе "итого" или убойный рывок с абсолютно безобидных сорока до совершенно легальных шестидесяти?

Нет, абсолютных цифр, поражающих воображение и (особенно) банковский счет, никто не отменял. Максималка за четыреста и сотня за две с половиной – люди все еще поклоняются этим богам и жертвуют им свой золотой запас.

И умом мы тоже с ними, с идолопоклонниками. Вот предложи вам дьявольский Chiron, этот эквивалент Медузы Горгоны, способный сделать заикой любого, кто увидит его восемь фар в зеркале заднего вида, – неужели откажетесь?

Но выбор нашего сердца и души – удовольствие от процесса, а не результата.

Причем без привкуса вины перед ПДД, полицией и другими добропорядочными гражданами.

Для современных суперкаров это задача непосильная: законопослушание на них заканчивается примерно посередине второй передачи. А на первых полутора они напоминают либо стреноженного рысака, либо жирного пони: так, почти ничего особенного. Так что с ними – либо на трек, либо в коллекционный отстойник, либо в КПЗ. Несуперкары еще хуже: скучней урока по этике и психо­логии семейной жизни.

Идеал современного петролхеда – это раллийный Golf MkII 1986 года

Кто виноват – ясно. Но что делать-то?

Великий и ужасный Джереми, темную память которого мы продолжаем чтить до сих пор, как-то предложил радикальный выход. Обуваем современные автомобили в узкие, высокие, скользкие диагональные шины 60-х, и увлекательная борьба за существование обеспечена даже на сухом асфальте и в городском трафике! Правда, это уже не только весело, но и это… как его… страшно, что ли.

Хочется чуть другого – ощущения яркой автомобильной жизни и характера.

Раньше, когда педаль с мотором связывал стальной трос, а не электрический кабель и электронный блок, ответом на газ был немедленный рост или сброс оборотов. А сейчас мотор сначала звонит в Брюссель с целью выяснить, не нарушим ли мы евроограничений по выбросам и вбросам, и только потом плавно и осторожно, чтоб лишний раз не пукнуть в атмосферу, раскручивает свою трехцилиндровую шарманку…

Стоп! Остановите Землю, я сойду! Вот почему идеал современного петролхеда – это раллийный Golf MkII 1986 года. Такой, как был у Кеннета Эрикссона: 195 атмосферных коней на 950 кг живого веса, усиленного жестким каркасом кузова, настроенная подвеска и передний привод с самоблоком.

Такая машина реагирует не на руль и педали, а на ваши мысли. На идеи, как лучше пройти поворот и насколько большой угол заноса при этом стоит считать оптимальным. Кто хоть раз поездил на чем-то похожем – тот знает. И не променяет этого кайфа ни на тысячи лошадиных сил, ни на десятисекундный разгон до трехсот. Все эти кони и секунды почти вир­туальны, а любой мужчина знает: лучше раз потрогать, чем сто раз увидеть.

Беда лишь в том, что возврата в прошлое нет. Современный мир ни за что не позволит современному автомобилю с ДВС так вольно гадить в драгоценный воздушный океан. Самолетам, пароходам и тепловозам можно, а машинке – обломись. Печаль?

Уже нет. Как ни смешно, именно здесь в кустах нас поджидает – та-дам! – электромобиль. Его молниеносной реакции на газ позавидует любой ДВС без исключения. Батарея успешно гнет центр тяжести к земле. А искусства настраивать подвески и прикручивать самоблоки люди, к счастью, еще не утратили.

И знаете, что лучше всего доказывает мою правоту? В чемпионате мира по ралли-кроссу на днях зарезервировали категорию для электромобилей. Готов спорить: это было сделано добровольно, по любви, а не под пытками оголтелой экоинквизиции.

Для пыток автопроизводителей у оголтелой экоинквизиции есть гламурная "Формула-Е".

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика