МС Уиталик о кайфмашинах

«Тачки, в которых есть жизни соль, а расчета ноль, и середины ноль»

Йе... Йоу... Ага... Кхм... Нам что? Нам выставь цели и дай дорогу. Мы на машинах собаку ели и съели много. Испытывали и силу тока, и слабость стока. Играли с тяжелым роком и легким шоком. Подвергали опасности и безопасности себя и знакомых и потом для окончательной уверенности и ясности
повторяли все это дома.

Хватали легкими легкий бензин галлонами и со стонами глушили себя тяжелым дизелем тоннами. Сносили крыши галюциногенными трассами. Пересчитывали барыши не отходя от закрытой кассы. Сами рожали детей в самые детские кресла. Тонко раскатывали губы, но туго перепоясывали чресла.

Но вираж нам кураж и скорость нам господин. А кайф для любого нашего номера – тема номер один. Будь то номер отеля, автомобиля или журнала, без кайфа – ни дня недели, ни отпуска, ни аврала. Назови это гедонизмом или, как его, самоудовлетворением – но это просто клизма для мозга, интоксицированного потреблением.

И в этом нашем номере главное слово – не о выгодном приобретении, автомобиль не корова. Не о микропроцессорах или дизайнерском макияже, успешно способствующем последующей перепродаже. А только про те неоценимые штуки, которые неподвластны автомобильной науке, неподсудны маркетинговому суду, а калькулятор вообще посылают в ад.

Ведь расчет сводит кары к единому типу, к карте единой масти – чтобы годились и для бульвара, и для дальнего трипа, и для любой напасти. Чтоб и распутица по самые ступицы и асфальт отутюженный шли б на ура, как холодное пиво за ужином. И чтобы сидеть высоко, как вороне на троне, вместо кепки воображая себя в короне. Представляя себя королем дороги, одним из немногих и лучших по логике, и по жизни тоже правильно упакованным тепло и красиво, как в штаны тренировочные.

Оттого кроссоверы у нас повсюду рулят. Может, они хотя бы быстрее пули? Нет, не быстрее пули, не выше жирафа, не сильнее слона, не вместительней шкафа, не громче оркестра, не жарче лета, не толще, чем долларовая котлета, и вокруг миллионы таких же кроссоверов, никак не заметных, ничем не особенных. Автомобильная каша, автомобильный омлет – что, выбора нет? Альтернативы нет?

Представь, что все мужчины вокруг с усами и женаты на блондинках с голубыми глазами. Сергеич, здрасьте. Сережа, здрасьте. Как поживает наша Анастасия? Примерно так же, как ваша Настя. Все ровно и сходно почти до смешения: необходимо смещение для преодоления отвращения.

О'кей, мы разуем твои глаза, перепишем образ, на­дуем парус. Эгей, кто тут опять сказал, что несбытой мечты ни одной не осталось? Здесь тачки, в которых есть жизни соль, а расчета ноль, и середины ноль. В них не кантуют хлам и не катают путан, но отыщи мне там хоть один кроссовер, братан.

Потому что они – про эмоции, брат. Про оранжевый шар, а не про черный квадрат. Мы разложили белый свет на разноцветные лучи и о лучевой болезни тебе кричим. Ты не купишь их все, а может, и ни одной, но каждая поворачивает кайф иной стороной.

И если ты узнаешь эти пузырьки в кислоте, эти искорки в темноте, этих бабочек в животе, ты будешь искать их до конца своих дней. И чем дальше, тебе их будет видней.

И ты обнаружишь их наверняка – там, где раньше искать не поднималась рука. Купишь купе, выстроишь корч, поднимешь из праха "Мерс", которому много лет, – и твоей улыбке будет люто завидовать блендамед.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика