Мартин Иванов, заместитель Бонда

Почти русский дублер английского шпиона Дэниела Крейга на перекрестном допросе у Новацкого

Он бросался под грузовик на машине Ф-1 и перебил больше суперкаров, чем арабский принц. А еще Мартин Иванов – человек, которого мы должны благодарить за автотрюки современной Бондианы. В преддверии дебюта новой картины “007: Спектр” TopGear напросился на встречу без галстуков и страховки, чтобы понять, как это: быть каскадером в фильмах о Бонде?

С чего все начинается? Вряд ли с режиссерской эсэмэски в полночь: “Поснимаемся с утречка, ок?”

Нет, все начинается недели за две до съемок. В составе Second Unit, второй съемочной группы, отвечающей за трюки (а это около 40-50 человек) под контролем Гари Пауэла, Постановщика с большой буквы, мы прилетаем на место и погружаемся в репетиции. Пока режиссер Сэм Мендес мучается с актерами, мы должны привыкнуть к обстановке и реквизиту. Как правило, сначала для отработки автомобильного трюка тебе дают машину попроще. И “попроще” означает “не “Ягуар””... Так что первое время ты пыжишься на подержанной BMW, чтобы въехать в трюк и понять механику. В общем-то правильно, но представь, насколько будет отличаться “боевая” машина!

Само собой. После старого седана прямиком в штучное суперкупе, на котором никто никогда не ездил...

В том-то и дело. Каждую машину нужно объездить. А та партия из пяти-шести суперкаров, которую заказывают для картины... почти в каждом свои особенности и настройки. Таковы задачи. А моя – приноровиться и сделать все как надо.

То есть даже те бесценные Jaguar, которые мы увидим в “Спектре”, не идентичны?

Да, с ними все куда интереснее. Ведь серийных C-X75 не существует. Их нет. Так что погоня с участием концептов от Aston (DB10) и Jaguar – изюминка картины. Все происходит на узких улицах, и потому нам нужны были идеально управляемые машины. Можете догадаться, что суперкары были, скажем так, модифицированы. Могу представить себе крутость серийного C-X75, если бы он увидел свет, но здесь, на съемочной площадке, собственных способностей даже самой крутой тачки мало. Всегда нужно больше. Ставится трюк – так что считайте, что нам нужно 150 процентов потенциала. Само собой, доработки неизбежны, и, как следствие, машины отличаются от дорожных.

Мы заметили каркасы безопасности. Что-то еще?

В смысле особенное? Ну, на съемках погони из “Координаты: Скайфолл” у нас был мегакрутой Defender с вынесенными на крышу органами управления, откуда настоящий пилот управлял машиной, пока актер в салоне красиво изображал рулежку. На “Спектре” у нас была такая же штука, но уже на крыше суперкара. Как вам такой головастик?

Бодрит. И все же спустимся с крыши. Ваша команда, 50 человек – не маловато для крутого состава?

Я вхожу в Second Unit, второе крыло большого коллектива в несколько сотен человек самого разного профиля. И у нас свой режиссер. Чтобы вы понимали, Сэм Мендес, мозг и бог всего действа, в основном занят актерами, а у каскадерской команды, отвечающей за экшн, отдельные руководители. Бондиана, сиквелы о Борне, “Форсаж”, “Мстители” – схема примерно одна и та же: пока мы работаем над трюками, другая часть команды ставит драки в Pinewood Studio, за тысячи километров. У нас даже есть резервная группа, тоже где-то. Такая вот рабочая география.

А какова география съемок “007: Спектр”?

Начали мы, кажется, в декабре под Лондоном, в Дансфолд-парке. Ребята из TopGear предоставили нам трек, так что механики успели поработать над настройками машин. Кстати, неподалеку мы нашли полигон с различными покрытиями, чтобы понять, как машины поведут себя на брусчатке Рима. Очень удобно.

Январь-февраль мы уже коротали в горнолыжном Зельдене в Австрии. Тесты, съемки, самолеты... Ставилась большая погоня, так что полтора месяца мы катались только по снегу и льду. Поверхность специально замораживали до корки, а на наших Land Rover были 5-миллимет­ровые шипы. По сценарию я должен был возить громадного Дейва Батисту

на Range Rover Sport, но в последний момент Сэм счел меня недостаточно брутальным... и пересадил в Defender.

Что ж, как только в кадре понадобились сосны-ели, мы снова собрались и переехали. На этот раз ближе к Италии, в Ленц. В общем, пришлось хорошо поездить...

А Рим?

Он был позже, в марте. Снова переезд, подготовка, тест-трек и недели ночных съемок. Это сложно. Хотя бы потому, что ты не видишь солнца. Месяц без солнечного света. Фактически – делай со своими биоритмами что хочешь, но будь в тонусе. Сложная задачка для любого из нас.

Мы получили разрешение властей на езду по центру Рима вблизи зданий и архитектурных построек. То есть, по сути дела, было сказано: “Си, приезжайте в Ватикан, но ничего там не сломайте”.

Покой спящих граждан? Ну... без шума и дрифта хорошую сцену не сделать. Так что было весело. Все те крутые тачки вы видите как раз в этом эпизоде. Я управлял “Ягуаром”, напялив привезенные из Америки телеса, имитирующие мускулатуру Батисты. Рулить в такой штуке непросто: тебе тесно, а в машине жарко.

С какой скоростью вы гнали? Выглядит быстро.

Моя скорость – это всегда скорость операторской машины рядом. Но когда снимают с вертолета или лодки, все на порядок динамичнее. У меня был абсолютно гоночный “Джаг” с 5-литровым компрессорным движком и потрясающе настроенным рулем. Так что на одной из велосипедных дорожек я выдал что-то около 180 км/ч.

180 на велодорожке?! Снимаем шляпу!

Ну, когда все просчитано и каждый профи на своем месте, то риск минимален. Считайте, что его нет.

А как же та знаменитая погоня из “Кванта Милосердия”? Все любят о ней поболтать.

Да, тогда мы напряглись. Это был мраморный карьер под Каррарой с настоящей техникой. Чтобы не поднимать пыль и видеть хоть что-то впереди, узкие дорожки смочили водой, но это сделало покрытие скользким. За зацеп приходилось буквально бороться. До сих пор считаю эту сцену одной из крутейших. Жаль, в фильм она вошла в сильно усеченном виде.

В “Спектре” было уже не так опасно?

В “007: Спектр” есть прекрасная сцена, где мы едем вдоль реки Тибр. То есть как едем? Конкретно мчим! Так что шанс просчитаться и улететь в воду был, и был реальным. Часть элементов трюка мы предварительно отработали в большом бассейне с выключенным светом и кислородными баллонами.

Но в настоящей реке очень сильное течение, так что у нас были наготове маски и команда спасателей внизу. Назвал бы это самой жаркой частью наших итальянских погонь. Видите, я считаю “жарким” не центр Рима – он безумно красив, но он весь такой... хрустальный. Глаза и руки просят экшена, но приходится сдерживаться: архитектура, наследие. Задачи.

А вы не устаете от постоянного экшена? Ведь помимо Бондианы у вас в активе еще куча трюковых картин?

Да, сложилось так, что мне удалось поработать в действительно крутых картинах. На таких скорее не устаешь, а мотивируешься. Само собой, бывают моменты, когда тебе скучно: ты отработал трюк и какое-то время сидишь без дела. Но это скорее нюансы. Для каскадера, как и для гонщика, просто жизненно важны реакция, скорость и мотивация, и их надо развивать. Устать после работы вполне реально, но устать от работы... такого не должно быть.

Некоторые говорят, за вашу работу неплохо платят. И что же может позволить себе каскадер, исполнявший трюки для Бондианы?

Ну... скажем так: за две недели работы на съемках “Спектра” он может позволить себе часы, как у 007.

Rolex?

Omega.

TopGear: Практика

Зачем ставят широкие колеса и эффективны ли они в городе?

Почему ездить со сколами на лобовом стекле опасно?

Нужно ли прогревать двигатель в жару?

Как поднять мощность двигателя без чип-тюнинга и без доработок в конструкции?

Одинаково ли накажут за пересечение одинарной или двойной линий дорожной разметки?

В каких случаях можно опережать по обочине?