Ричард Хаммонд о старом и новом

Технологии развиваются так быстро, что срок, за который инновация становится старьем, стремится к нулю. Так чем же все кончится?

Я поклялся никогда не продавать свой BMW R1200RT. И все же только что это сделал – а куда деваться? Он служил мне верой и правдой в регулярных поездках из сельского Херефордшира в лондонский ад. Я клялся ему в верности навечно. Превозносил его могучую тягу, защищал его, называя “серьезным” и “функ­циональным”, когда мне говорили, что он “страшен, как смертный грех”. И научился принимать его широту и массивность радостно, как объятия дородной тетушки.

И вот я его предал. Не в силах противостоять песне другой сирены, я бросил свой BMW на обочине, метафорически и буквально. Новый байк – огромный шаг вперед по сравнению со старым. Это тоже BMW R1200RT. Но новее, изящнее, красивее, круче и быстрее. Мне этого хватило, как хватает мужчине среднего возраста, ищущего, кем бы заменить свою до сих пор дражайшую половинку.

Новый байк лучше буквально во всем. И особенно – в мелочах, вроде этих умных фишек. Я могу менять на ходу настройки подвески, частоту радио и треки на iPod. Могу управлять трекшн-контролем, отвечать на телефонный звонок, загружать навигацию, запирать контейнеры, проверять давление в шинах, уровень топлива и температуру, включать подогрев сидений и ручек на руле и разве что только не телепортироваться. Все доступно, легко и непринужденно, почти всем управляет колесико под большим пальцем, напоминающее iDrive в четырехколесных BMW.

Меню каждой настройки отражается на цветных дисплеях на панели. Последний байк тоже это умел, но расположено все было не так удобно, дисплей был монохромным, и мне сразу бросился в глаза его возраст. Но учитывая темпы технологического прогресса, через пару недель я снова переметнусь к более молодой, крутой, скоростной модели. Так устроен этот мир, правда? Говорят, мы живем в век технологий, и лучший пример этому – машины, предвосхищающие наши желания и исполняющие их еще до того, как мы успеем их озвучить.

Если долго (больше пяти километров) ехать на старом байке, он сломается

Новый байк – не единственные мои колеса. У меня целая коллекция. Когда мне не надо в Лондон, я беру ключи от чего-нибудь более харизматичного. Если долго ехать на старом байке (больше 5 км), то он сломается. Ты вымажешься маслом и испортишь брюки. Разговоришься с другим энтузиастом, любителем старых, дряхлых корыт. Когда ты его встретишь – а ты ОБЯЗАТЕЛЬНО его встретишь, – вы поговорите о твоем мотоцикле, о его мотоцикле, о старых мотоциклах вообще. А потом и о новых. Вы сойдетесь на том, что все они стерильны: слишком эффективны, слишком чисты, слишком надежны и слишком, мать их, современны. “Чем, – спросит твой временный кореш, – все это кончится? Тем, что они будут ездить сами, без нас?” Возможно, и так. Технология уже почти дошла до этого. И довольно скоро все изменится.

Нет, я не хочу сказать, что это будет конец. КОНЕЦ. Я хочу сказать, что развитие достигнет развязки. И дальше идти будет некуда. Как только мы все разберем на атомы (а мы уже разобрали), глубже копать будет некуда. Иначе материя перестанет быть материей. Век технологий обязательно будет конечным. Не потому, что все погребет под собой один великий взрыв, грянувший после тихого “ой!” одного из ученых возле Большого адронного коллайдера. А потому, что у всякого развития, создания и использования есть свой предел. Достигнув его, век технологий закончится, и начнется другой век. Может быть, социальный, или духовный, или такой, в котором мы возьмемся за ум и будем думать о красивой одежде, цветах, музыке или о том, как бы сохранить человечество, природу, или… да не знаю! Кто-нибудь придумает, как назвать новый век. Но век технологий ждет великий финал, мы сделаем что-то потрясающее, и, подозреваю, автомобиль сыграет свою роль.

Автономные автомобили маячат на горизонте, поглощая лобовыми стеклами лучи восходящего солнца. И когда они прибудут, они принесут огромную проблему. Она уже широко обсуждается и станет еще более горячей темой, чем все, что сейчас мелькает в новостях. Что случится, когда навстречу автомобилю-роботу вылетит фура, и, чтобы обойти ее, ему придется врезаться в толпу, стоящую на тротуаре? Я не собираюсь отвечать на этот вопрос, но кому-то придется, потому что когда-нибудь это случится. Никто не захочет принять на себя ответственность за неправильно запрограммированное решение компьютера, и никто не захочет, чтобы его сбил беспилотный автомобиль. Поэтому им придется решить этот вопрос. И когда они разберутся с этим, они откроют то, что делает нас людьми, – им придется раскусить нас. И в этот момент мы станем понимать себя лучше, чем раньше. И будем готовы шагнуть в новый век, с какой бы вывески он ни начинался. И это открытие, друзья, этот момент ослепительно, кристально чистой ясности даст нам именно автомобиль.

TopGear: Практика

Зачем ставят широкие колеса и эффективны ли они в городе?

Почему ездить со сколами на лобовом стекле опасно?

Нужно ли прогревать двигатель в жару?

Как поднять мощность двигателя без чип-тюнинга и без доработок в конструкции?

Одинаково ли накажут за пересечение одинарной или двойной линий дорожной разметки?

В каких случаях можно опережать по обочине?

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика