Ричард Хаммонд о водном транспорте

Выньте ведущего Top Gear из-за руля стремительной тачки, мчащейся по незыблемой тверди. Посадите в небольшую медленную лодку, плывущую по бурному морю. И бегите оттуда!

Мы в TopGear многое умеем. Но, признаться, на воде у нас все из рук вон плохо. Мы отлично справляемся с бесплодными пустынями, непроходимыми эквато­риальными лесами, безлюдными равнинами и суровыми ледниками. Но опус­каем руки, встречаясь с задачей, в которой есть лодки или нечто похожее. Наши попытки создать амфибию неизменно заканчивались катастрофой, пока не появился гениальный Hovervan.

Нас не ставят в тупик конструирование или дизайн, на этих этапах мы фонтанируем идеями и гениальными решениями. Все плохое начинается, когда мы спускаем свое творение на воду. И все бы ничего (ведь Hovervan отлично работал), но Джереми въехал в дерево. Потом в катер. Потом в гребущего в лодке человека. Потом не вписался в мост, снова въехал в катер, потерся о ворота шлюза и, наконец, убил мотор.

Так было и с нашими амфибиями. Парусный Herald Джеймса плыл, но рулевой загнал его в заросли, и судно застряло, хотя отлично держалось на плаву. Первая попытка Джереми спустить на воду пикап Toyota прошла отлично, и он победил бы в той гонке, если бы не перестарался в последнем повороте и не перевернулся. Мой кемпер просто не поплыл, но это исключение из правила.

Что-то обескураживает нас в плавании, и мы теряемся. Может быть, то, что на воде царит хаос? Любой неумеха с большими деньгами может войти в салон, где продаются яхты, и выйти из него, поигрывая ключами от судна, мощного, как реактивный самолет. Есть лицензии или что-то вроде того, но они нужны скорее страховым компаниям. Те стараются предугадать, сможет ли наш лодочник не разбить махину за полмиллиона о стену гавани? Вот почему мне и шести другим крепким херефордцам пришлось пять дней тусить на плавучем мальчишнике по проливу Солент, чтобы получить международную лицензию. И только потом – ключи от парусных яхт, на которых мы повезем родню к побережью Хорватии.

Да, отпуск прошел отлично, спасибо. Мы плыли флотилией из семи яхт, общим экипажем в пятнадцать взрослых плюс почти две тысячи детей, и отлично провели время. И у меня случилось прозрение о хаотичной природе водного транспорта. Во-первых, нет разметки. Покидая гавань, народ просто на глаз держался одной или другой стороны. Есть правила на этот счет, но их никто не знает или игнорирует. Есть правила и насчет обгонов, но мы мало обгоняли, потому что нашей движущей силой были простыни на палочках. Так что и эти правила никто не знает или игнорирует.

Большей частью я рулил с закрытыми глазами, по визгу дочек определяя близость к очередному судну

В любой части моря может быть одновременно 20-30 парусников, скачущих по волнам с поднятыми простынями, множество катеров, пара болтающихся на якоре “клубов”, паром водоизмещением в 300 млн тонн, горстка унылых обшарпанных рыбацких трейлеров, пьяный на веслах и придурок на доске для виндсерфинга. Есть буквально десятки правил о том, как маневрировать в такой ситуации. Суда должны расходиться определенной стороной, преимущество имеет судно с подветренной стороны, или наоборот, с наветренной – я забыл. У каждого судна свои каналы, и все должны уступать тому, что идет под парусом, если только капитан не включил мотор и не вывесил специальный флаг. Мне одному кажется, что все это бред?!

Ни одно из этих правил не действует. Все прут своей дорогой, стараясь или надеясь ни на кого не наскочить. Поездив за рулем по улицам всего мира, я с ужасом наблюдал, как весь этот хаос кишит вокруг нашей маленькой лодочки. Наблюдал не постоянно, потому что большей частью рулил с закрытыми глазами, по визгу дочек определяя близость к очередному плавсредству.

При этом кое-кто в совершенстве овладел непостижимым искусством управлять лодкой. После особенно длительной процедуры ­швартовки мы ушли, потные и обессиленные, на палубу с джином и тоником и стали наблюдать, как парень на яхте вдвое больше нашей просто вбил ее на полном ходу задом в пирс, остановившись в сантиметре от понтона, бросил веревку с кормы и пришвартовался. На все ушло 20 секунд. Я видел, как Toyota Yaris возле супермаркета ­парковалась дольше.

На следующее утро этот морской волк бросился в ту же мясорубку, что и мы, и просто пер своей дорогой, никому не уступая и поднимая градус адского дурдома, который отравлял мне каждый час после пробуждения и преследовал меня во сне две недели кряду.

Короче говоря, я призываю водный мир исправить положение. Торчать на воде – отличное времяпрепровождение, но кайф блекнет перед риском, что тебя разотрет каким-нибудь танкером или изрежет на ленточки винтом многомиллионной яхты, за рулем которой пьяный брокер выделывается перед любовницей. Езжайте на дороги, ребята, и учитесь. Прием!

TopGear: Практика

Зачем ставят широкие колеса и эффективны ли они в городе?

Почему ездить со сколами на лобовом стекле опасно?

Нужно ли прогревать двигатель в жару?

Как поднять мощность двигателя без чип-тюнинга и без доработок в конструкции?

Одинаково ли накажут за пересечение одинарной или двойной линий дорожной разметки?

В каких случаях можно опережать по обочине?

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика