Mercedes: встречайте чемпионов мира

Командные интрижки, моторные споры, непонятки с шинами – да, “Формула-1” снова с нами…

Внезапно двойное чемпионство и бешеный напор, с которым добивались этих титулов, остались в прошлом. Добро пожаловать в 2015-й!

“Когда считают, что у нас по умолчанию все будет в порядке, – для меня это самое трудное. Груз ожиданий давит и извне, и изнутри, – говорит технический директор Mercedes Пэдди Лоу. – Расслабляться некогда. А ведь ряд команд за зиму ослабил хватку”.

Фронт холодного воздуха с Сибири выморозил боксы Сильверстоуна, но даже снег не остановит безжалостный каток Mercedes F1. Лоу натягивает шапку с трехлучевой звездой на уши, Льюис Хэмилтон выводит новый W06 на опасно скользкую трассу и встает за камера-каром. Весь прошлый сезон они лидировали, и новый автомобиль похож на предшественника, но дьявол, как всегда, скрыт в мелочах: превосходно скомпонованная корма нового болида кажется еще изящнее, чем прежде.

Это исторический момент для всех нас, в том числе потому, что машина может принести Хэмилтону третий титул за рекордный срок – в стиле Сенны. Или не принести. “Red Bull, Ferrari, McLaren – все это отличные команды, – продолжает Лоу с простотой матерого профи. – И они хотят победить не меньше нашего. Нельзя их недооценивать. Другая угроза в том, что кто-то может сделать важное открытие, которое не пришло тебе в голову…”

Сама мысль об этом причиняет ему боль, ведь в прошлом году так повезло именно Mercedes. Одолев сложности нового регламента, команда получила бонусы от гениального решения разделить турбину: надежный двигатель, свободу компоновки и экономию веса. Лоу признает, что W05 полностью не раскрыл своего потенциала вплоть до того сейфти-кара в Бахрейне. И начало сезона-2015 полнится слухами, что преимущество в мощности еще больше. Звучит угрожающе, но лучше дадим слово техно-гику Энди Коуэллу – пусть подтвердит их или опровергнет.

“О моторах скажу только в Абу-Даби. Сейчас у нас четыре силовых установки на сезон, а не пять, и это проблема для всех производителей”. А на лице не дрогнул ни мускул.

“У всех была возможность улучшить производительность, а в нашем мире это значит увеличить полноту сгорания. Что касается гибридной системы, то турбина теперь работает эффективнее, как и все электрические компоненты и главный мотор-генератор. Но самой большой областью для поисков по-прежнему остается традиционный ДВС”.

“Достаточно ли мы шагнули вперед? – рассуждает он. – Не знаю. Могут ли наши соперники построить двигатель мощнее того, с которым мы начинали в Мельбурне? Да, могут”.

Показательно, что Коуэлл почти не обеспокоен тем, что FIA смягчила свое мнение насчет тестов в течение сезона после того, как на них поднажала Honda. Теоретически эта уступка может свести на нет преимущество Mercedes. “Это увеличивает расходы, хотя в начале намерения были полностью противоположными”, – замечает Коуэлл.

А что с пилотами? Наша встреча с Льюисом Хэмилтоном (19 минут на чемпиона) и Нико Росбергом (на него чуть меньше) была хоть и в присутствии еще трех изданий, но исключительно информативной. Сначала Нико. Возмутительно симпатичный (еще бы, мать – модель, да и Кеке – харизма во плоти), говорит на нескольких языках и чувствует себя вполне непринужденно. Нико рассказал, как убирал собачьи какашки в межсезонье на Ибице, обратил внимание на соблазнительную вазу с мармеладками Haribo, стоящую перед нами, и вообще был так идеален, что можно было подумать, будто он собран на том же заводе, что и мотор его машины. Он обрабатывал наши вопросы с быстротой компьютера и уверенно заканчивал ответ, даже если его бестолковые интервьюеры перебивали друг друга. Мы получили несколько любопытных сведений.

“Как-то мы говорили с бывшим командиром Red Arrows, – вспоминает он. – И тот сказал, что со временем пилотировать самолет становится так просто, что делаешь это совершенно естественно, и остается время подумать о возможных проблемах. В гонках все то же самое. Когда научишься водить машину автоматически, у тебя будет время подумать и о том, как проехать круг быстрее, и о многом другом”.

Но будет ли? Как насчет этой мощности в 1000 лошадей, о которой все вокруг говорят (точнее, не все, а один лишь Берни)?

Когда речь заходит о гонках, Хэмилтон оживляется

“Тысяча лошадей не сделает машину сложнее для пилота. Он будет быстрее на прямых, но это не добавит зрелищности и не сделает нашу работу труднее, – уверяет Нико. – Водить формульный болид – это настоящий вызов. Когда ты на пределе, каждый автомобиль становится испытанием. Балансировать на грани, иногда переходя ее, возвращаясь обратно, но никогда далеко не переступая, – вот в чем заключается гоночное искусство. Марио Андретти когда-то сказал, что если все под контролем – значит, ты недостаточно быстро едешь. Но нам нужно работать над звуком, потому что это часть шоу”.

Когда приходит Льюис, сразу становится ясно, что шуточек про Haribo не будет. Он уютно спрятался внутри гигантской парки Canada Goose. Такого сильного рукопожатия я еще не встречал. Еще я знаю, что эту часть своих обязанностей он ненавидит. “Гонки –это здорово, – говорит он, – но вот это... работа”. По-настоящему воодушевлен Льюис будет только на стартовой решетке в Мельбурне. Он ведет дневник всех своих Гран-при, и это меня удивляет. “Потому что вы, наверное, считаете, что мы особо ничего не де-лаем, – отрывисто произносит он. – Мы работаем так же, как вы… У меня такой же. Я записываю то, что нужно запомнить и проанализировать – передаточные числа, передачи в поворотах, точки торможений, кучу всего”.

Значит, в каждый сезон он приходит с багажом. Кто-то из нас спросил, не является ли его поразительная экономия топлива в прошлом году удачным стечением обстоятельств. “Ничего в «Формуле-1» не происходит просто так. Я вам советую ничего не предполагать. Люди часто делают неверные предположения. Каждый сезон я слышу: «Как он сможет думать о шинах?» или «Как он сможет думать о расходе?» Я был самым экономным пилотом в прошлом сезоне, и я над этим работал. Я не борюсь со своими инстинктами, а просто адаптирую свой стиль и включаю в него новые техники”.

О да, Льюис Хэмилтон очень серьезен. Я бы даже сказал – излишне, как будто боится, что кто-то может в этом усомниться, несмотря на два титула и тот факт, что он самый успешный формульный пилот в Великобритании.

Но одно дело – теория, а другое – гонка. И когда речь заходит о практической стороне, Льюис оживляется. “Каждый болид что-то говорит тебе. Когда в зеркалах появляется кто-нибудь вроде Фернандо, ты делаешь все как обычно, но все равно стараешься быть предельно точным – ведь стоит тебе ошибиться, и он будет тут как тут”.

В этом сезоне Льюису, как и его машине, нужно стать лишь немного быстрее. “Не думаю, что сильно изменю свой подход. В прошлом году все работало отлично. Но всегда есть что улучшить. Чтобы круг за кругом взвинчивать темп в квалификации, нужно иметь хороший баланс. В этом году я постараюсь почаще все делать правильно, избегать ошибок. Это нам сложнее стать лучше, а вот остальные могут сделать шаг вперед”.

Как я и сказал, звучит многообещающе.

ТЕКСТ: ДЖЕЙСОН БАРЛОУ

TopGear: Практика

Зачем ставят широкие колеса и эффективны ли они в городе?

Почему ездить со сколами на лобовом стекле опасно?

Нужно ли прогревать двигатель в жару?

Как поднять мощность двигателя без чип-тюнинга и без доработок в конструкции?

Одинаково ли накажут за пересечение одинарной или двойной линий дорожной разметки?

В каких случаях можно опережать по обочине?

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика