Штурмуем Урал на Kia Sportage

Его раз десять признавали надежным, удобным и модным городским кроссовером. О кей, стиляга, а осилишь ли десять тысяч километров России? В объезд мегаполисов...

Из Мурманска в Новороссийск тянется веревка разношироких дорог длиной три с половиной тысячи километров. Абстрагируясь от геометрии, картографии и в особенности от рисунков навигатора, можно назвать их прямым маршрутом от самого северного моря России до самого южного.

Но если вы достаточно русский, чтобы найти в себе желание свернуть с проторенного асфальта на нечто более узкое, щербатое и непредсказуемое, то с удивлением обнаружите лишние семь тысяч километров -объезда, проходящего сразу через три часовых пояса. Серьезно, откройте карту и отыщите на ней Уральский хребет. А теперь представьте, что, проводя аккуратную вертикальную прямую, вы чихнули, и карандаш метнулся черт знает куда. Что ж, будь здорова, Kia, дай-ка ознакомимся.

Спасает тот факт, что весь путь мне проделывать не надо. Спецучасток, по которому поеду я, короче – всего лишь от Екатеринбурга до Уфы. Но опять же не прямой наводкой, а сильно вкривь – около 800 километров, разнесенных на два практически экспеди-ционных дня. То есть кушать на бегу, потеть за рулем и целиться струей в траву и камни не самых чистых обочин России.

15 минут назад нас спросили, хотим ли мы взглянуть на южно-уральский апокалипсис “Э... да. А это рядом?”

Само собой, ударять по уральскому бездорожью нужно не лицом. Нам сказали, что наши Sportage подготовлены. Подвеска лифтована за счет пары сантиметров проставок спереди и сзади плюс металлическая защита, багажник с запаской BF Goodrich поверх стеклянной крыши и канистра с соляркой на случай, если наша топливная математика внезапно даст сбой где-то на стыке двух равнин России. Кстати, дорожный просвет второй машины, на которой мы поедем, не меняли вовсе. Забили? Или настолько уверены?

Что ж, я гуманитарий и потому всегда сомневаюсь. Навигационный экран на панели рисует нам серую пустыню, топливомер от наклона начинает врать, перебирая цифры, а вестибулярный аппарат – мой компас и альтиметр – бьет тревогу. Легкая дорога вниз по карте обернулась подъемом вверх, по склону Лысой горы близ города Карабаш. И от восхождения на внушающий трепет бурый 600-метровый холм уже не отвертеться. 15 минут назад нас спросили, хотим ли мы взглянуть на южно-уральский апокалипсис?

“Э... Да. А это рядом?”

До макушки еще метров двести, и их желательно пройти внатяг, используя всю тягу двухлитрового дизеля. То есть нагрузив работой каждый из 392 ньютонов.

Сверху машут руками, и я приступаю. Газу, Sportage! С ревом и шорохом отлетающего камня успеваю взлететь, удержавшись на узеньком гребне. Выдох – и снова открываемся. Курс на большой железный крест вдали. Камни коварны, и машину постоянно носит. Господи, если я крупно нагрешил, то давай сочтемся не здесь – я не умею падать...

От дерганой рулежки странным образом начинает гореть пятая точка. Позже выяснилось, что впопыхах я задел клавишу подогрева. Снова немного нервно – и, отбросив колесами последние полкило горной породы, Sportage вылетает на площадку.

Интересно, как и с какими думами сюда добираются? Диковатый подъем способен с легкостью тебя перехитрить и стряхнуть вниз, однако крест на вершине Лысой горы почти никогда не пустует. Сюда тянутся паломники.

Повсюду ржавые таблички с назиданием быть смиренными и кроткими. Однако вопрос, попросил ли кто-нибудь отпущения за большой промышленный грех, превративший это красивое когда-то место в самое грязное на планете, неотвеченным повис в воздухе. Точнее, в том, что этим воздухом зовется.

За 90 лет добычи меди город стал грязным, как трубочист, и токсичным, как химлаборатория.

Выбросы мышьяка и серы почти целиком выжгли растительность, превратив лицо Карабаша в голый череп. Такое вряд ли замолишь...

Зелень и свежий воздух возвращаются лишь через десяток километров на юг. Ощущение, будто отошел от делирия и опохмеляешься кислородом, стакан за стаканом. Машины тоже словно отдышались. Наш Sportage жарит по кочковатому челябинскому асфальту как на раллийном спецучастке. Кыштым, Тургояк, Златоуст... Расход солярки неуклонно ползет вниз.

Где-то на севере одну из этих машин “по ошибке” заправили водой. Вместо солярки. Сломалась? Нет же, вот она впереди, оклемалась и после чистки системы ест на добрый литр меньше нашей. Так что неженкой кроссовер не назовешь. Очевидный совет: если присматриваетесь к Sportage – берите, и лучше дизельный. Там, где нужна тяга, он выдает ее с запасом, а там, где надо свернуть или объехать, исполняет приказы четко, невзирая на короткоходную подвеску и не самый большой клиренс.

Прибрать гашетку решаемся у поселка Бердяуш. На всякий случай, ведь никогда не знаешь, чего ожидать от местечка, население которого назло челябинскому времени живет по московскому, с двухчасовой задержкой. Поперек дороги стелятся небольшие грунтовые колейки, каких в России – тьма тьмущая. Каждая со своим зачином и концовкой.

Но здесь уже можно выскочить на федеральную трассу М5, которая меньше чем за три часа без пыли и камней приведет в Уфу. Если повезет...

Не тут-то было. Тягучий караван фур впереди не сулит сколь-нибудь быстрой езды. Телепортом до Уфы вряд ли назовешь и объезд, а это... Впрочем, так ли важно, сколько это в километрах, когда вместо 5 км/ч можно мчать 60, уверовав в возможности кроссовера. Переглянувшись, меняем курс и вскоре понимаем, чего бы лишились, вжавшись в тесную очередь из дальнобойщиков на М5.

Объезд по грунтовке и грейдеру вдоль узких речек Сатка и Ай оказывается лучшим из обходных путей, какие может предложить случай. Ай – настоящая Лена в миниатюре. Кусочек полногрудой Сибири буквально на ладошке. Такие же высокие притесы и берега, только сильно мельче и компактнее. В узком месте ее вполне реально одолеть вброд, срезая от деревни к деревне.

В урочище Пороги – с десяток домиков и старейшая в России ГЭС, чье оборудование шпарит без ремонта с начала прошлого века. В машинном зале – турбины Briegleb образца 1909 года. И все работает! Объясни местным, что такое платить за электричество, – не поймут. Свет-то халявный. Они и получили его первыми, пока вся остальная страна освещалась лучинами и керосинками. Исторический факт, проверьте.

Бегущая отсюда вода устремляется вниз, через перекаты и плесы, увлекая за собой десятки надувных катамаранов с туристами, челябинскими хипстерами и прочими дауншифтерами-рыболовами, и в конечном счете через много-много километров соединится с Волгой на западе. По-любому, в Каспий эта, все еще чистая вода вольется быстрее, чем наши пыльные машины – в автомобильный поток Новороссийска.

Или нет? Время снова попытаться вернуться на асфальт и наверстать упущенное. Ключи от наших окончательно обрусевших Sportage уже ждут в Уфе.

Не зазеваться бы и не проехать мимо – сразу к Черному морю. Уж такие “семь верст” крюка мне точно не простят...

ТЕКСТ: КОНСТАНТИН НОВАЦКИЙ / ФОТО: РОМАН РОМАНИШИН, РОДИОН БАРАНОВ, КОНСТАНТИН НОВАЦКИЙ

TopGear: Практика

Зачем ставят широкие колеса и эффективны ли они в городе?

Почему ездить со сколами на лобовом стекле опасно?

Нужно ли прогревать двигатель в жару?

Как поднять мощность двигателя без чип-тюнинга и без доработок в конструкции?

Одинаково ли накажут за пересечение одинарной или двойной линий дорожной разметки?

В каких случаях можно опережать по обочине?

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика