Зарезать быка Aventador

Lamborghini славен не скучными седанами или утилитарными компактами. Но эксцентричность безумного Aventador J зашкаливает даже по меркам Lambo…
Зарезать быка Aventador
Lamborghini славен не скучными седанами или утилитарными компактами. Но эксцентричность безумного Aventador J зашкаливает даже по меркам Lambo…

Несчастный Ford. Бедняга Mercedes. Нам жалко даже Audi, хотя они здесь вроде при деле. Жаль весь прилежный, взрослый автопром, который годами готовил свои замечательные, серьезные новые машины (всякие B-Max, A-Class, A3). Над ними ломали голову на тысячах затяжных совещаний. Миллионы человеко-часов ушли на подбор всяких опций и функций. А компромиссы, а переделки... Но все отвернулись от них в то самое мгновение, когда с чумового Aventador J сдернули покрывало.

Шесть недель. Не шесть недель на изготовление образца по уже готовым эскизам, компьютерным и пластилиновым моделям. А шесть недель с того момента, когда босс Lamborghini Стефан Винкельман обернулся к своей дизайн-бригаде и сказал: “Эй, а давайте в этом году сделаем что-нибудь реально безбашенное?”

“14 января мистер Винкельман попросил нас сделать что-нибудь для Женевы, – рассказывал нам в начале марта главный дизайнер Филиппо Перини на стенде Lamborghini. – С чистого листа. Делай, что хочешь. Я нарисовал эту машину за выходные…”

Неплохо для пары дней с блокнотом... Дерзкий ярко-красный суперкар всегда соберет толпу больше, чем практичный и доступный сити-кар. Вокруг стенда со строгим видом бродили уставшие от автомобилей и жизни руководители компаний в серых костюмах, как бы увлеченно беседуя с другими серыми костюмами. Но стоило им поймать краем глаза низкий, широкий, потрясающий кабриолет, они мгновенно превращались в шестилеток, объевшихся шоколадными зайцами. Тыкали пальцами в зеркала и выпрашивали фото. Lamborghini всегда заполняет свои стенды стройными, грациозными девушками невозможной красоты. Обычно всем это нравится, но в этот раз на них шикали, чтобы те не загораживали машину.

Зарезать быка Aventador

Так чем же еще, кроме самого развратного автомобильного порно нынешнего десятилетия, может быть Aventador J? Вкратце он – единственная открытая версия Aventador и самый низкий Lambo. Верхушки этих карбоновых дуг находятся всего в 111 см от земли – рост крупной собаки. Но он кажется еще ниже: стоя на стенде под покрывалом – такой же незаметный, как бегемот под салфеткой, – J казался неправдоподобно плоским. Мы даже испугались, не упало ли на него что-нибудь с большой высоты.

Этот “Джей” – нечто большее, чем Aventador без крыши и лобового. У большого купе V12 заимствованы только капот, крылья и фары: все остальные элементы новые. Передний диффузор вырос и обзавелся парой неброских крылышек в каждом углу: пороги распухли и тоже обросли крылышками, гигантский задний диффузор вмещает четыре зловещих выхлопных жерла. А двигатель от нескромных взглядов укрывает лишь изящная карбоновая переборка.

Эй, а давайте в этом году сделаем что-нибудь реально безбашенное?

Сравнивая его со стандартным Aventador (несомненный оксюморон), понимаешь, что буквально в каждом аспекте уникальный спидстер доведен до предела. А центральное зеркало – вообще за гранью добра и зла. Проблема спидстера без ветрового в том, что зеркало заднего вида крепить некуда. В большинстве таких автомобилей проблему решают легко – обходятся без зеркала. Но не в Lambo. Из верхней части центральной консоли Aventador J растет длинная тонкая ножка (сами они называют ее “перископ”), а на ней изящный корпус – вылитый беспилотник Boeing X-45.

Потратив столько сил на корпус и ножку, конструкторы Lamborghini поставили кляксу в кондуите по безопасности: зеркало не шире полутора сантиметров, то есть совершенно бесполезное – видимость в него околонулевая. Боковые зеркала не менее прекрасны: передние края корпусов кровожадно заостряются к внешней стороне – кажется, что неосторожно приблизившуюся машину они порежут, как скальпели. Но в них тоже ничего не увидишь. М-да. Можно подумать, что Lamborghini больше волнует дизайн, чем удобство парковки задом. А мертвые зоны такие, что сразу ясно: владелец Aventador J достаточно богат, чтобы нанять эскорт, который будет ехать сзади и оттеснять роящиеся вокруг сити-кары.

Зарезать быка Aventador

Ах да. Владелец. Самое удивительное в инопланетном Aventador J то, что это не концепт. Это полноценно функционирующий, легальный на дороге суперкар, сертифицированный только в Италии. И его продали за 2 с лишним млн евро (плюс налоги) какому-то инкогнито, которому, могу поспорить, не проблема оплатить покупку налом. “С лучшими клиентами мистер Винкельман знаком лично, – говорит Перини. – Один из первых, кому мы показали проект, заинтересовался. И через минуту перевел деньги”.

Красиво живет один процент. Но все равно – два вопроса. Первое: или у нас сбилась шкала оценки гиперкара, или парочку миллионов (плюс налоги) можно считать почти разумной ценой за Aventador J? И второе: как сделать новый полноценный дорожный автомобиль за полтора месяца?

в каждом аспекте уникальный спидстер доведен до предела

“Процесс у нас эффективнейший, – объясняет Перини. – Через два дня мы уже работали с техническим отделом – конструировали, тестировали аэродинамику и готовили сертификацию. Мы знаем, как сделать автомобиль в кратчайший срок”.

Сертификация в Италии наверняка облегчила дело. (“Чао! Департамент сертификации? Бене. У нас есть отпадный новый Lamborghini. Без крыши. Лобового тоже нет. Опасный? Си. Есть немного. Так, значит, можно? Грациа. Арриведерчи…”) А еще помогло то, что Lamborghini не полез в базовую механическую часть Aventador. “Купе Aventador – один из самых экстремальных суперкаров, поэтому динамику можно было не трогать, – говорит Перини. – Нашей целью было сделать красивый автомобиль”.

Зарезать быка Aventador

Это значит, что владельцу Aventador J придется обойтись 6,5-литровым V12, который развивает 700 л.с., полным приводом и зверской 7-ступенчатой трансмиссией с одним сцеплением. И на трехзначной скорости только два крошечных экранчика прикроют его, ее или что-то еще от натиска встречного воздуха, камушков и пчел... А что, вот и славно. Aventador J не тот автомобиль, где пассажир станет беспокоиться о прическе. Или лице. Мотоциклетные шлемы – в базовой комплектации.

Несмотря на весь пыточный арсенал Top Gear (выпивка, шлепки и щипки), техданных персонал Lamborghini не выдал. Они лишь заверили, что J (без крыши, стекла, кондиционера, музыки и других приятных вещей) “значительно легче”, чем 1575-килограммовый Aventador. Легко можно предположить разгон до сотни за 3 секунды и максималку за 300 км/ч. А буква “джей”, как мы поняли, значит “Джезус-всемогущий-как-быстро-и-полон-рот-мух”.

Хотя на самом деле “J” значит “Jota”. Так назывался гоночный Miura, построенный в 1970 году главным тест-пилотом компании Бобом Уоллесом. “Я всегда хотел сделать что-нибудь, что называется Jota, – говорит Перини. – Вдохновение мы черпаем из прошлого, и Jota – истинное сокровище компании”.

У нас есть отпадный новый Lamborghini. Без крыши. Лобового тоже нет. Опасный? Си. Есть немного. Так, значит, можно? Грациа

Это имя так свято, что Lamborghini не называл им ни одну серийную машину. Ни в прошлом, ни сейчас. Вот почему J, как говорит Перини, не имеет никакого отношения к будущему Aventador Spyder. “Это будет другой автомобиль, совершенно иной”, – утверждает он. Подтверждение тому, что открытый Aventador уже стоит в планах, стало бы сенсацией, не будь оно настолько предсказуемым. В хорошем смысле.

Aventador J – не шаржированный предвестник следующего Spyder. Он задумывался как реклама (с максималкой 300 км/ч) нового исследовательского отделения Lamborghini и его экспертного опыта в работе с карбоном. “На этом салоне полно фальшивого карбона, – говорит Перини, махнув рукой в тот угол зала, где сгрудились десятки амбициозных, но вульгарных тюнингеров. – А у этой машины все настоящее. Это эксперимент, испытание нового материала, демонстрация наших достижений”.

Зарезать быка Aventador

Сиденья в J – из композита, передняя панель и вставки в сиденья – из разработанного Lamborghini материала CarbonSkin. Это ткань из плетеного карбонового волокна, пропитанного эпоксидной смолой. Она невероятно прочная и при этом легкая и гибкая. Выглядят переливающиеся черные нити отпадно, и Lamborghini угрожает запустить линию одежды из CarbonSkin. Короче, мы вас предупредили.

А пока CarbonSkin не украсил ляжки и зады нищих вкусом звезд, мы увидим его на будущих дорожных Lamborghini. Но тираж Aventador J – и тут Lamborghini непреклонен – равен одному экземпляру. Никаких ограниченных серий. В гламурном рекламном ролике J слово “Unico” – “единственный” (или “три футболки по цене одной”, мы не сильны в итальянском) – мелькнуло раз сто. Мысль понятна?

тираж Aventador J равен одному экземпляру

“А если какой-нибудь щедрый миллиардер, – спрашиваю я Перини, – выдаст Lamborghini чистый чек и попросит вписать туда достойно экстравагантную цифру в обмен на Aventador J? Тогда построят еще один?”

“Нет, – отвечает он решительно (из толпы миллиардеров, с надеждой слоняющихся вокруг стенда Lamborghini, доносится вздох). Этот единственный. Точка”.

Перини ненадолго задумывается. “Впрочем, надо спросить синьора Винкельмана…”

ТЕКСТ: СЭМ ФИЛИП / ФОТО: RIPLEY & RIPLEY

Что скажете?

Комментировать 0