Жмем 354 км/ч на Pagani Huayra

Это 750-сильный прототип Pagani Huayra. Максимальную скорость еще не развивал. Сейчас он впервые разгонится до 354 км/ч… с нашим человеком в правом кресле

Я нервно потею в пассажирском сиденье, прототип Huayra номер три заправлен под завязку. И тут подходит мужик и... начинает прыгать на носу машины. Изо всех сил, снова и снова. Что за чертовщина?! Ведь через пару минут гиперкару предстоит первая проба на максималку, в которой он разгонится до 350 км/ч. А я буду внутри.

Оказывается, этот “ножной тест” – высоконаучный способ проверить, не отвалится ли новый передний сплиттер. Из-за него может случиться феерическая катастрофа. Убедившись, что сплиттер закреплен достаточно прочно, чтобы Huayra не превратился в очень дорогую ракету земля-воздух, человек отходит, показывая обеими руками: все ОК! Как-то неубедительно. Тревога не рассеялась.

Жмем 354 км/ч на Pagani Huayra

Давиде Тести – главный тест-пилот Pagani и человек, который получит нагоняй от моей мамы, если что-нибудь случится, – прыгает за руль. Опускает вертикальную дверь Huayra и неспешно выводит машину на четырехполосное кольцо с бэнкингом. Я срываю скотч с бардачка и выуживаю крошечную цифровую видеокамеру. Все. Я преступил закон.

Здесь совсем нет фотографий Pagani Huayra, мчащегося по бэнкингу на невероятной скорости. Дело в том, что в это же время другой автопроизводитель, из Штутгарта (или не из Штутгарта) тестировал собственный сверхсекретный суперкар. И запретил камеры на испытательной трассе под страхом быстрой и жесткой тевтонской расправы. К сожалению, Top Gear узнал об этом только за пару часов, когда, поснимав прототип Huayra вместе с дорожной версией на обычных дорогах (эй, два гиперкара за миллион евро лучше, чем один, правда?), мы весело прикатили к воротам сверхсекретного трека на Fiat Panda, набитом блестящей аппаратурой. Чем вызвали бурю возмущения и гнева.

Громилы-охранники начали рыться в снаряжении фотографа Джастина, а он (проявив предусмотрительность) вложил мне в карман куртки крошечную видеокамеру. И ушел на допрос в комнату без окон – под конвоем нехорошо улыбающегося здоровенного мужика в резиновых перчатках. А мы пробрались в тыл врага. И теперь при полном отсутствии умения фотографировать я добуду либо доказательство нашего славного скоростного заезда, либо важные улики для расследования моей скоропостижной смерти.

Жмем 354 км/ч на Pagani Huayra

Выезжаем на 19-километровый круг бэнкинга, и Тести вдавливает газ. Спидометр размечен в километрах в час, а наше магическое число – 354 км/ч. Через три секунды мы уже на 100 км/ч – Huayra только разминается. На испытаниях он уже накатал 483 000 км, но этого не чувствуется. Я смотрю, как стрелка проходит 200 км/ч: за это время горячий хэтч едва разогнался бы до сотни. И только я подумал: “Ну, наверное, это не так страшно”, как Тести сильно дернул руль влево. Мы проскочили через две полосы, а я впечатался виском в стекло. Он крутанул руль вправо, и кто-то тихо заскулил. Кажется, это был я. “Прогреваем шины”, – ухмыляется Тести. Он снова топает по педали, и стрелка прилипает к отметке “300”.

Разгон ошеломляющий: снаряженная масса 1350 кг – на полтонны легче Veyron, а твин-турбо V12 выдает 750 л.с. Но ощущения, что мощность Huayra угрожает сцеплению задних шин, нет. Отчасти потому, что это чудовищные 355-миллиметровые катки, но еще потому, что энергия поступает удивительно ровно. Босс компании Горацио Пагани убежден, что нельзя добиться от мотора AMG гигантской мощности, поставив пару турбин размером с тыкву, но махнуть рукой на управляемость. Поэтому он дал команде из AMG задание поработать над тем, чтобы 6-литровый V12-турбо работал в той же манере, что и атмосферный. И 65 человек работали над этим, как проклятые. Насколько мы можем судить, у них все получилось.

Жмем 354 км/ч на Pagani Huayra

На 300 км/ч капот с лязгом откидывается, сорвавшись с защелки, и вскидывается к ветровому стеклу. Я визжу, как девчонка. Давиде, невозмутимо поцокав языком, сруливает к подножию бэнкинга, тормозит и тихо ползет, пока не упирается в гигантский катафот. Он вылезает, захлопывает капот, пробует его, упираясь обеими руками, и, пожав плечами, садится обратно в машину. Тест-пилоты – люди особой породы.

Трогаемся и мчим к 300 км/ч. Скорость растет неумолимо, а кольцо дезориентирует однообразием.

320 км/ч. Перед этим Давиде прокатил меня по сверхсекретному треку для испытания управляемости. В любом другом заднеприводном суперкаре при нажатии газа “в пол” задняя ось всегда вильнет, и автомобиль завибрирует при резком замедлении в крутом повороте, потому что физика противится насилию. Но не в Huayra – его способность оставаться буквально приклеенным к трассе поражала не меньше, чем динамика. Я никогда не ездил в такой устойчивой машине. И все это благодаря активному аэрообвесу Huayra. На капоте и на корме стоят по две пары “закрылков”, каждый размером с большую книгу в твердом переплете. Каждым независимо управляет микропроцессор Pagani, поддерживая устойчивость в любой ситуации.

Например, в быстром и длинном левом повороте левый передний стабилизатор Huayra поднимается, чтобы удержать нос машины горизонтально и противодействовать переносу массы на внешнюю сторону поворота. При резком торможении открываются задние стабилизаторы, чтобы автомобиль не сделал стойку на носу. Работает поразительно – плюс то преимущество, что подвеску Huayra можно сделать мягче. Перед этим Huayra катил по обычным дорогам с плавностью, сюрреалистичной для машины, способной разгоняться до 354 км/ч. Но все же, может ли он разогнаться до 354 км/ч?

Жмем 354 км/ч на Pagani Huayra

330 км/ч. Тести щелкает рычажком секвенталки, переключаясь вверх. Здесь нет двух сцеплений, это добавило бы 100 кг. Huayra горласто взревывает. Изнутри звук мотора слышится сильно и прозрачно. Снаружи, как я понял еще раньше, он не похож ни на что другое. Это не высокий резкий визг Ferrari V12 – саундтрек Huayra состоит из серии мощных, басистых хлопков перехода на сверхзвук. Этакая низкочастотная очередь в грудь, от которой в легких остается тупая боль.

340 км/ч. Я смотрю в боковое зеркало Huayra. Скорость, с которой мир уходит назад, кажется еще более невероятной, чем та, с которой несется на нас трасса. Инженер мне сказал, что мистер Пагани настоял, чтобы зеркала имели форму красивых женских глаз. Они вернулись с дюжиной эскизов, каждый немного отличался. Пагани выбрал, по словам инженера, “правильный”. И да, они действительно похожи на глаза женщины. И мне от этого немного не по себе.

345 км/ч. Стрелка спидометра замедляется. Грохот оглушительный – миллионы кубометров воздуха долбят в нос Huayra. Воробей скользнул по лобовому, как крылатая ракета. Думаю, как несказанно будет жалко, если шина лопнет. Не только потому, что редкий священник на похоронах сумеет выговорить слово “хуайра”, но и потому, что в некрашеном, заклеенном скотчем облике прототипа этот автомобиль умопомрачительно красив. Он взял элементы дизайна Pagani Zonda и переносит их в XXI век. Изящная корма, вылепленная поверх квартета выхлопа, идеально подогнанное плетение специального карботана (а его здесь много), желтоватые приборы – шедевр бешеных скоростей.

Жмем 354 км/ч на Pagani Huayra

Он сделан из 4700 новых деталей, и ни одной общей с Zonda. Самое свежее – огромные вертикальные двери (крылья чайки), и они не только восхитительно экстравагантны. Садиться в Huayra гораздо легче, чем в Zonda, и выходить тоже легче. Но меня беспокоит вот что: когда стрелка подбирается к 350 км/ч, не лишают ли они нас цельной прочной крыши над головой? Глядя на Huayra с поднятыми дверями, с ужасом осознаешь, что крыши над головой всего-то 15 см в ширину и 2,5 см в толщину: передок с кормой соединяет всего лишь полоска карбона. Интересно, защитит ли она, случись Huayra удариться крышей о что-нибудь очень твердое. Например, об Южную Италию.

348 км/ч. Почти 100 метров каждую секунду. Становится жарко. Это не похоже на тот раз, когда Джеймс ездил на Veyron SuperSport по Эра-Лессиен, здесь круг требует большего, чем просто держать руль прямо и давить газ. “Нейтральная скорость”, на которой автомобиль должен переходить на скоростную полосу, – 240 км/ч. На 320 км/ч нужно держать руль вывернутым влево. Я смотрю на Давиде. Он – само спокойствие. Звук снова растет, горизонт обнимает Huayra, и на секунду я вижу, как стрелка спидометра вылезает за 350 км/ч. Вожу камерой перед шкалой... Тут на трек взлетает секьюрити, и Давиде сбрасывает газ. Нам удалось? Наверное, были очень близко.

Переключаемся вниз, реальный мир кажется убийственно медленным. Возвращаемся в боксы на 80 км/ч – кажется, что идем пешком. В боксах инженеры Pagani подтверждают: согласно их точнейшей телеметрии Huayra разогнался до 354 км/ч. И замечают вскользь, что на прямой он будет чуть быстрее. Лишняя нагрузка на шины на овале бэнкинга не позволила разогнаться до максимума.

Жмем 354 км/ч на Pagani Huayra

Pagani – маленькая компания. Даже после расширения – чтобы собирать по 40 Huayra в год – в ней работают всего 53 человека. Если бы другой маленький производитель пообещал гиперкар, который разгоняется до 354 км/ч, то его первый высокоскоростной тест был бы вылазкой в неизвестность. Авантюрой, которая легко могла закончиться тем, что домой ты попадешь в дюжине бандеролей. Но нет в мире другой автомобильной компании с такой патологической одержимостью перфекционизмом, как Pagani.

Первый поход Huayra к 354 км/ч не мог пройти иначе, кроме как легко и приятно. Ведь как и все детали этой машины, его скрупулезно обдумывали много лет. После миллиона километров тестов погоня за совершенством почти завершена – Huayra должен выкатиться на дорогу всего через пару месяцев. Top Gear будет рядом, и мы точно знаем, что автомобиль будет могучим. А вот чего мы не знаем – удалось ли нашему несчастному фотографу избежать расправы?

ТЕКСТ: СЭМ ФИЛИП / ФОТО: ДЖАСТИН ЛЕЙТОН

Что скажете?

Комментировать 0