Ferrari California под землей

Самый покладистый Ferrari GT выкатывается в норвежскую зиму в поисках чуда света – самого глубокого тоннеля в мире
Ferrari California под землей
Самый покладистый Ferrari GT выкатывается в норвежскую зиму в поисках чуда света – самого глубокого тоннеля в мире

Это – как родиться на свет. Страшно и холодно. Только что мы ехали по грубо вырубленному тоннелю – одному из великого множества тоннелей на E9 на севере Норвегии, и 4,3-литровый V8 Ferrari California с горловым ворчаньем разрывал воздух позади. И вдруг, обалдевшие, вылетаем в чистейшую слепящую белизну норвежского ноября. Морозный воздух оседает на стекле крошечными кристаллами ледяного тумана, ландшафт закован в лед, деревья гнутся под тяжестью зимних украшений. Напористый рев Ferrari рвется вдаль, где стихает, удивленный простором, а сзади взлетают два фонтана искрящегося снега, закрывая обзор миллиардами мелких искрящихся фейерверков.

Ferrari California под землей

Я успеваю пробормотать что-то бессвязное, и тут California на 60 км/ч грациозно впиливает в снежный перемет… Из меня извергается поток ругани. Сугробик по норвежским стандартам детский, но трекшн-контроль начинает бешено моргать, дав пинка тормозам, а из-под колес вылетает феноменальный фонтан снега. Если нас снесет, наша белая машина окажется в абсолютно белом поле. И тела найдут только в июне… Так что поедем-ка поспокойнее.

Когда мы уезжаем от Осло к фьордам, пейзаж вокруг становится все более и более диким. Дорога – узенькая полоска черного – бесконечно вьется по сияющим на солнце просторам. Настроение рождественское. Но мы не забываем, что сломай здесь Санта свои сани, без быстро подоспевшей помощи олень Рудольф к вечеру уже крутился бы на вертеле. Здесь красиво, но природа сурова, и не стоит хлопать ее по плечу.

Но зачем же мы пересекаем эти негостеприимные равнины в 450-сильном суперкаре? Его коронная фишка – разгон до сотни меньше чем за пять секунд – здесь пустой звук, потому что на льду колеса буксуют даже на седьмой передаче. Автомобилю ценой около €200 000 без хорошей страховки тут нельзя. Но мы здесь потому, что именно California лучше всех нынешних Ferrari разбирается с подобным экстримом. Природа GT означает, что долгий путь с большим багажом в любую погоду можно одолеть большими глотками V8. Когда дорога позволяет. Можно было поехать и в 599, но он не был бы так добродушен, как California. И даже если мы кое-как добрались бы до места, он все равно не сумел бы сбросить крышу. А там, куда мы едем, без этого никак.

Ferrari California под землей

Но чтобы доехать до этого места на заряженной скоростью бомбе с нешипованными шинами, сначала придется пободаться с норвежской зимой. Никак тут также без лопаты, без термоса с кофе, одеяла и другого снаряжения для выживания. Дорога стала мраморной ото льда, по ней струятся вены нанесенного поземкой снега – наименее подходящий вариант для быстрой езды. Шпилька, где сухой асфальт прогрет солнцем, сменяется подветренным поворотом с покрытием типа “политое жидким мылом стекло”. Можно сколько угодно переживать из-за информативности руля, но здесь ты счастлив уже тем, что машина его слушается. Чуть быстрее – и нос вообще перестает поворачивать. Продолжаешь ехать прямо: в стену или в пропасть. Скоростью тут не возьмешь.

Даже с кучей фотоприбамбасов в большом багажнике присевший на задние ведущие California ведет себя неуверенно. А без шин Pirelli SottoZero мы бы вообще сюда не добрались: все остальные едут на колючках. Потому что –15º с ветром равняется почти –30º. Умные люди обзаводятся шипами, полным приводом и не спешат. Просто удивительно, что 450 жеребцов California почти послушны. Все дело тут в том, как энергия передается на колеса. Семиступенчатая DSG нашла необычную нишу – езда по снегу. Переключение передачи практически не прерывает подачу момента на задние колеса, сводя вероятность пробуксовки к минимуму. Ferrari в режиме “Comfort Auto” – звучит это кощунственно, но на льду лучший способ сохранить лицо. Иначе можно наделать много шума, но никуда не доехать. И стать пищей для местных троллей…

Умные люди обзаводятся шипами, полным приводом и не спешат

Еле ползти – дело нехитрое. Когда, громко ворча, мы постепенно продвигаемся к северу, редкие деревья уступают место снежным наносам, а обшитые досками норвежские домики сменяются крошечными рыбацкими хижинами вдоль замерзших озер. Все так красиво, что от этого в конце концов начинает тошнить. Но за идиллией кроется суровая правда. Горы круто уходят в небо, как зубчатые фонтаны, бьющие сначала вверх, а потом вниз – отражениями в замерзших озерах. И озера не такие хрупкие, как кажется. На глаз толщина льда всего несколько миллиметров, но если бросить на лед большой камень, он шарахнет по нему с таким звуком, как будто это не вода, а бетон. Это настоящая глушь, и нашей крошечной жужжащей мухе ее не взволновать. Едва мы останавливаемся и глушим двигатель белого California, нас накрывает оглушительная тишина.

Ferrari California под землей

Когда мы добираемся до парома в Фолькестаде, Ferrari весь покрыт коростой, которая нарастает только за десятки часов непрерывной езды по обледенелым дорогам, покрытым снегом и грязью. Зад превратился в безликую серую глыбу, сверху донизу залепленную матовой пылью с легким аэродинамическим рисунком. Обычно мы видим Ferrari сияющим за стеклом шоу-рума или гордо фланирующим по какой-нибудь Круазетт. Наш California выглядит потрепанным в боях ветераном, и это ему решительно идет. Дорожная грязь выглядит на нем боевой раскраской.

Через пару часов заднеприводной тошноты по горным серпантинам California доползает до Орсты. Затем мы выбираемся по Е39 к Харейдсландет, острову у северо-восточного побережья. Останавливаемся опустить крышу и, вздыхая, смотрим, как теплая скорлупка прячется в кузов. По-прежнему минус 12º, и какую шапку ни напяль, придется туго. Я смотрю в зеркала, включаю левый поворотник и направляюсь к центру Земли.

Наш California выглядит потрепанным в боях ветераном, и это ему решительно идет

Звучит невероятно драматично, но на самом деле ничего особенного. Тоннель Эйксунд проходит под морем между материковой Норвегией и Харейдсландетом. Это самая глубокая дорога в мире. Спускаясь под углом 10º на 257 метров ниже уровня моря, он тянется целых 7 километров. Впереди трехминутный спуск в недра планеты. А раз уж подо мной роскошно поющий Ferrari и единственный кусок сухого асфальта за 800 км пути, я решаю поднять себе настроение. Переключаю манеттино в “спорт”, сбрасываюсь на пять (да, пять!) передач вниз и с риском для целостности днища вдавливаю педаль в “вилтон”.

Ferrari California под землей

Дальше все происходит в таком грохоте и мелькании неона в глазах, что даже клип MTV покажется рекламой слабительного. Въезд в тоннель не впечатляет, но когда ночное небо сменяется резким белым светом ламп, перед собой видишь бесконечный спуск. Освещенный вспышками! Километры и километры вспышек. Стены тоннеля рифленые, как нарезной ствол гигантской винтовки, и это еще более усиливает причудливое ощущение скорости. Лампы сливаются в сияющую полосу, когда на 8000 оборотов California с ревом разъяренного быка пытается вытолкнуть поршни сквозь крышку двигателя. Это не фальцет среднемоторных машин, а горловое, почти булькающее рявканье, уходящее в кильватерную струю, которая мчится по тоннелю бурлящим потоком. Его глотка уходит все ниже и ниже в земное чрево, наполняясь плотным дымом с канцерогенным привкусом, а California рассекает смог, как грязная фарфоровая пуля. Простите, но это полный улет!

Ferrari California под землей

Вот мы достигаем дна, отмеченного огромным карманом с нежно-голубой подсветкой. Я уже не могу понять, на какой передаче и с какой скоростью еду. Кровь стучит в ушах, зрачки по-наркомански расширены, а воздух я глотаю, как рыба на берегу. Так же внезапно тоннель начинает подниматься, и тут становится ясно, что даже с опущенной крышей в нем можно поджариться. Взглянув на приборы, понимаю, почему: температура за время спуска поднялась на 20º! Ерунда, конечно, но мне нравится думать, что это жар магмы проступает сквозь бетон. А над головой – миллионнотонная масса гор. От этой мысли клаустрофобия разыгрывается не на шутку...

Ferrari California под землей

Ferrari меняет тембр на подъеме, ничуть не замедляясь. Он пробивает путь сквозь скопившиеся в недрах тоннеля миазмы, словно вырываясь из могилы. Через несколько минут мы выскакиваем в ночную свежесть. Горло перехватывает. Небо усыпано яркими точками звезд, и мы переживаем настоящий шок. Кажется, что нам удалось удрать от чего-то жуткого.

Останавливаемся в растерянности. Теперь, когда чудесные минуты экстрима позади, мы поражаемся вопиющей глупости этого путешествия. Тому, что проделали весь этот путь только ради того, чтобы промчать по самому глубокому в мире тоннелю в шикарном белом Ferrari. Но потом оглядываемся на норвежский ландшафт, и путешествие видится уже вовсе не бессмысленным. А напротив – грандиозным. Согретый этой мыслью, я смотрю в зеркала, включаю левый поворотник... и бросаюсь обратно в дымную пасть.

И хохочу.

ТЕКСТ: ТОМ ФОРД / ФОТО: ДЖОН УИЧЕРЛЕЙ

Что скажете?

Комментировать 0