Европа vs Америка: мы такие разные

Европа и Америка отличаются не только географией, историей и культурой. Автомобили у них тоже совершенно разные. Однако все меняется...

Америка выросла на любви к автомобилям. У нас же, напротив, машинам часто приходилось подстраиваться под нравы старушки Европы. Быть может, поэтому европейцы до сих пор смотрят на американские автомобили, как на топорную работу. Хотя в последнее время они все чаще неправы в этом вопросе.

Пожалуй, мне стоит развить мысль. Конечно, американская цивилизация родилась задолго до прихода завоевателей. То была эпоха земледельцев, для которых земля была неиссякаемым ресурсом. По большей части, так все и осталось. И когда появился автомобиль, для него начали мостить дороги. Перестроили городские центры и широкими бульварами присоединили к ним окраины. Автомобиль стал основой жизни и работы американцев, пока те осваивали просторы страны.

Европейские города старше, теснее и многолюднее. Их улицы узкие и неудобные для проезда. Дороги, связывающие города и деревни, прокладывались для лошадей, и многие из них из-за возделываемых полей по бокам нельзя было расширить. Извилистые тропинки доавтомобильной эпохи соединяли горные селения Европы. Американцы же были более прагматичными и не заселяли горы, поэтому их дороги оставались горизонтальными и шли по прямой.

Со столь узкими дорогами европейские автомобили не могли не стать компактнее и маневреннее. И наоборот: машины Нового Света до недавних пор толком не умели поворачивать. Дорожники просто позаботились о том, чтобы автомобиль хорошо делал два дела: быстро стартовал и легко мчал по прямой.

В начале 60-х Америка бралась за все. И все получалось. Безграничный оптимизм, ощущение полноты жизни и блестящая реклама, создающая спрос из ничего… Они изобрели плановое устаревание, и каждый новый модельный год приносил новый модный дизайн, который классно смотрелся и у пригородного коттеджа, и на шоссе, что тянулось между штатами. В момент выхода новой модели старая становилась хламом.

Американский автопром стал монолитом. В 60-х “Большая тройка” обладала полной монополией. Каждый производитель Детройта имел в арсенале компактный, среднеразмерный и большой автомобили. Разнообразие достигалось широчайшим ассортиментом кузовов и эмблем. Как умно: вся промышленность делала лишь 9 базовых авто, а куча клиентов была счастлива! Это здорово упрощало жизнь частным сервисам и поставщикам запчастей.

Автопром Европы был более разрозненным. Немцы, французы, шведы, итальянцы, англичане – у всех было по нескольку собственных марок, и каждая хотела, чтобы ее машины отличались от остальных. Не только внешне, но и технически. Инженеры бились друг с другом за отличия гораздо азартнее, чем в США.

Но Америка не желала отставать. Они запустили человека на Луну и развязали технологические войны. Появился IBM, затем Microsoft, Apple, Google. В технологиях американцы всегда были на коне. Однако они не видели смысла в сложных европейских малолитражках, считая неразрезной мост и большой нижневальный движок хорошей альтернативой. Нефти было завались, и бензин стоил недорого.

После Второй мировой нефть в Европе почти иссякла. Но акцизы и прежде были высокими. Поэтому топливный кризис 1973-го не сильно изменил автопарк. А вот для США он стал катастрофой. В связи с новым спросом на экономичные авто размеры пришлось уменьшать. “Большая тройка” не могла делать маленькие авто, и на американский рынок ворвались японцы. К тому же после кризиса был введен лимит в 90 км/ч, и нужда в устойчивости на больших скоростях и мощных тормозах пропала на три десятка лет.

Автомобильная малышня – не конек Америки, где парковочные места рассчитаны на пикап F-150. Низкий расход – вот главный резон ездить на малолитражке. Но бензин в США до сих пор так дешев, что никому и в голову не приходит экономить. Вопрос выбросов там по-прежнему – тема для дискуссий, тогда как в Европе налог на CO2 – уже норма. Здесь ездят на маленьких машинах, потому что они экономичнее, выгоднее с точки зрения налогов и удобнее в городах. Не удивительно, что европейцы в них поднаторели.

Зато американцы – короли пикапов. Внедорожники у них и для работы, и для развлечений: таскают гигантские кемперы и прицепы с катерами. Эти штуки – неотъемлемая часть жизни американца, неубиваемые и необходимые в быту инструменты.

Нет смысла мастерить глобальный полноразмерный пикап. Все равно, кроме как в Америке, места ему не найдется. Легковые авто – другое дело. Необходимость снижать расходы заставляет американские компании использовать единые платформы и модели для разных рынков. А малолитражками занимаются их европейские филиалы.

В спорткарах Европа держала первенство десятилетиями, хотя детройтский металл был и мощнее, и дешевле. Образ европейского спорткара родился из европейского же автоспорта. Гонки проходят на трассах с кучей поворотов, которые американцы называют “дорожными трассами”. Большая часть треков в Америке – это овалы и дрэг-стрипы. Отсюда и разница в шасси и его настройках.

Однако сегодня все поменялось. Viper или Corvette уже не представляют собой одну лишь грубую мощь – они нацелились на Европу. Клиенты, покупающие заокеанские спорткары, повидали мир и хотят лучшего. Угодить им – вот задача для американских инженеров.

Детройт отныне сложно упрекнуть. Ни в двигателях, ни в дизайне, ни в качестве, ни в электронике. Чтобы доказать это, Детройт разработал Chevrolet Volt. Но на другом краю Штатов – свежие умы, настроенные на новую экономику и не желающие зависеть от причуд закоснелой индустрии. У Tesla есть состояние, заработанное в Интернете, и у нее есть видение будущего. Автопром Европы ворчит о традициях и наследии, но на Западном побережье все это не стоит ломаного гроша. Калифорния выросла вместе с автомобилем, и она острее всего жаждет машину нового поколения, версию 2.0.

Поэтому клише о примитивности американских авто – вчерашний день. Европа и Америка – все еще два разных континента со своими подходами к автомобилю. Но сегодня все меняется. И тот, кто подходит к американскому авто с прежними стереотипами, отныне не прав.

ТЕКСТ: ПОЛ ХОРРЕЛ

Что скажете?

Комментировать 0