Рекорд не устоит

Все мы знаем, что TG – лучший. Но нам захотелось доказательств, и мы отправились бить рекорды

В руке у меня кусок картона, свежеоторванный от коробки из-под чипсов. Я скорчился за передним бампером Nissan GT-R и вырезаю из картона как можно более правильный квадрат. Я должен был принести настоящий металлический прерыватель для фотофиниша. Но забыл. Придется смастерить его. Картонка, щедро обмотанная скотчем и прилепленная на скотч перед буксировочной петлей, подойдет.

Добро пожаловать на шоу “Top Gear бьет рекорды”! Мы – на трехкилометровой взлетной полосе на элвингтонском аэродроме в Йоркшире. Вооружены списком английских рекордов скорости на суше. Непобитых. Первый установлен дизельным Peugeot 205. Другой продержался 40 лет. Третий принадлежит какому-то Ibex. Можно ли винить нас за то, что мы берем на себя непосильную задачу? Мы просто тоже хотим попасть в Книгу рекордов.

Рекорд не устоит

Следуя избранной философии “догнать и перегнать”, мы взяли Radical SR3 SL, чтобы побить рекорд 1974 года для 1,5-2,0-литровых машин. На классической миле с хода зафиксирована скорость в 217 км/ч. Для остроты мы с редактором дорожных тестов Пирсом условились, что каждый проедет только раз в одной машине. Никаких разогревов, никаких тренировок – это уж совсем наглость. За один день надо побить четыре рекорда под присмотром людей в тяжелых бутсах. И первые четыре часа ушло на возню с доисторическими проводами, клапанами и коробками, которые посвистывали и жужжали.

Я попробовал разогнаться по периметру аэродрома до 217 км/ч и продержал скорость на 800 метрах. Но вот человек в кепке кивает мне, и я рву подметки. Следующие три километра следует валить на все деньги. Среди грохота и яростного разгона я отлично вижу на спидометре, что уже набрал хорошо за 210 км/ч. Боковым зрением отмечаю конус – ­начало отмеренной мили. Рекорд у нас в кармане. Но тут физика выдала фокус: Radical упирается в воздух и за всю милю, ревя и сотрясаясь, прибавляет всего 20 км/ч. Обратно, с попутным ветром, он разгоняется немного быстрее, но я возмущен тем, что он не дотянул почти 30 км/ч до официальной максимальной скорости. И отправляюсь на пит-лейн, чтобы произвести кое-какой тюнинг. Снимаю ­антикрыло и зеркала.

Пока я лихорадочно роюсь в поисках шестигранников, Пирс Уорд некстати влезает и напоминает мне о “правиле”. Увидев его с головы до пят в номексе, сидящего за рулем тускло-серого дизеля Golf, я так удивился, что забыл о своих наполеоновских планах. И слава Богу. Сняв антикрыло с Radical, я стану похож на тех лихих джентльменов, которые били рекорды скорости, не выпуская трубки изо рта. Хорошо, что я вовремя вспомнил: многие из них умерли молодыми.

Рекорд не устоит

Громоздкое оборудование перенесли в Golf. С шильдиком BlueMotion... Тем не менее 140 л.с. с лихвой хватит на то, чтобы порвать Книгу рекордов в классе 1,5-2,0-литровых дизельных автомобилей, разрушить жившие 20 лет ­надежды и мечты уважаемого мистера А. Хэмил­тона и его Peugeot 205 TD. Погодите-ка, у него средняя скорость была аж 168 км/ч – при максималке у той машины всего в 155 км/ч. Кажется, пахнет мошенничеством! Пирс, одержимый духом честного, прозрачного соперничества, лихо вырули­вает на широкую полосу.

Через 10 минут Пирс возвращается (даже слышно не было, как он протарахтел по полосе), и рассказывает захватывающие дух приключения: как чуть не сбил ласточку, как сложно было переключаться со второй на третью и как пришлось на ходу, в стрессовой обстановке, принимать решение, остаться ли на четвертой или рискнуть и переключиться на пятую.

Я прыгаю за руль GT-R и краем уха слышу, что средняя скорость у меня составила 228 км/ч. Radical – в Книге рекордов! Через несколько минут приходит весть об успехе Golf – достиг невероятной скорости в 180 км/ч. Поэтому я с легким сердцем выкатываюсь в Nissan, чтобы попытать себя в категории “миля с места” для 3,0-3,5-литровых машин. Рекорд принадлежит некому McRae GM1. Наверняка какой-то древний раллийный болид.
Но, включая лонч-контроль и направляя свою трепещущую картонку на старт, я еще не знал, что MSA (Motor Sports Association) не разделяет серийные, тюнингованные и гоночные машины. (мистер Хэмилтон и его Peugeot 205 полностью реабилитированы). И соперник моей 550-сильной ракеты Track Pack – болид для хилл-клаймов Formula 5000... Ого-го!

Рекорд не устоит

Лонч-контроль взведен, остается только ждать, когда чудовищный GT-R, разгоняясь с ревом и свистом (100 км/ч за 2,8 с, помните?), разрывая воздух на частицы с жадностью большого адронного коллайдера, наберет в конце мили скорость свыше 274 км/ч.

Но этого оказывается мало... Нам не хватило 10 км/ч. Провал, позорный провал! Пирс в честь него отплясывает джигу вокруг брошенного Nissan, прижав ко лбу фигуру из пальцев под названием “лузер”. А он теперь поедет в нашем ­сертифицированном гоночном болиде – дизельном Audi Q7.

Дизель V12 мощностью 500 л.с. и 1000 Нм. Ему всего-то надо побить рекорд, установленный 20 лет назад кастом-каром Ibex с ходовой Defender и “деревенским” мотором Deutz: 203 км/ч. “Этот рекорд побить легче, чем заснуть ночью”, – весело заявляет мне Пирс.

Рекорд не устоит

Q7 пророкотал мимо с Пирсом, слушающим в тишине салона “Женский час” по Radio 4. Самая большая трудность – при скорости 253 км/ч остановить этот двухтонный внедорожник. Керамические тормоза – превосходная вещь, но измерив температуру дисков, наблюдатель чуть не лишился термо­метра – выше 300 градусов.

И все-таки 236 км/ч – новый рекорд. Пирс даже меня с Radical умудрился обогнать. Но все нужно подтвердить. Проверить объем двигателей и опечатать их, чтобы втихаря не чипанули. Но Audi не даст нам заглянуть в двигатель Q7... А нет проверки – нет и рекорда. Значит, по рекорду на брата. “Вообще-то технически у меня два, – высокомерно заявляет Пирс, – если считать километровый рекорд, который я побил в Golf, а ты в Radical побить не смог”. Фигушки. Километры – это не честно. А бить ­рекорды – занятие благородное.

ТЕКСТ: ОЛИВЕР МЭРРИДЖ

Что скажете?

Комментировать 0