KAMAZ Dakar: Круче не бывает

Top Gear прокатился на сверхмашине и побывал на острове, где работают сверхлюди, превратившие мечту в любимую работу

Представьте себе, что вы нажрались до крайнего предела, доползли до кровати, опрокинулись в нее и закрыли глаза. И вот оно, понеслось. Но если это сразу не бросило вас на унитаз, вы начинаете проваливаться в сон. И снится вам, к примеру, что сидите вы на балконе второго этажа и тут начинается землетрясение дикой разрушительной силы – бывает ведь, правда? Землетрясение такое, что вы успеваете заботиться только об одном: чтобы ваша голова не свернула вашу же шею. Все вокруг трясется так, что тяжелая голова пытается то оторваться, то отломиться, а вам остается лишь впиваться руками в табуретку, привинченную к полу, чтобы только не слететь с нее.

Вы пытаетесь проснуться, но первый же просвет в вашем забытьи, самый краешек реальности снова опрокидывают ваш горизонт. И, пытаясь спастись от него, вы не просыпаетесь до конца: вы по-прежнему сидите на балконе второго этажа, и вас адски, невыносимо трясет. Только теперь, по-прежнему верхом на табурете, вы уже летите над жутким российским проселком. И на вас неумолимо надвигается громадная яма. Вы падаете в нее – на метр вниз, в уверенности, что сейчас разобьетесь об ее противоположную стену, а сверху вас придавит дом. И пытка, слава Богу, закончится. Но вместо этого избавления вы вместе с домом выпрыгиваете на метр над землей и летите навстречу следующей яме. И снова держите свою голову из последних сил, и опять ждете удара. И снова взлетаете... И понимаете, что это не закончится никогда, а вы будете все больше и больше уставать от боли и напряжения...

Я пишу так потому, что ничто не только из ваших, но и из моих автомобильных впечатлений даже приблизительно не годится для иллюстрации того, что такое быстрая езда на гоночном КАМАЗе. А я нормальный быстрый пилот: 10 лет в ралли, рулил “Формулой-1”, на мощных машинах ставил хорошие времена на Северной петле. Но все это просто детский лепет. Игра в песочнице. Весь автоспорт – это очень круто только до тех пор, пока не гонял на ралли-рейдовом грузовике.

KAMAZ Dakar: Круче не бывает

КАМАЗ – боевая машина весом 9,5 тонны, которая по сути – гоночный прототип. Багги или “формула”, то есть монстр, рожденный только для того, чтобы быть быстрым на своей трассе. А трасса КАМАЗа – самые дикие и непроходимые места планеты, где он идет ходом до 150 км/ч. И, как и в любом другом прототипе, в КАМАЗе нет ничего, кроме рамы, мотора, коробки, подвески и топлива. Не обманывайтесь внушительным фургоном: это просто ажурная конструкция, прикрывающая раму, словно “дышащая” майка из мелкой сеточки. Все так же, как и в любом другом виде автоспорта высших достижений. За исключением одного – размера, черт побери. Боже мой, его 18,5-литровый дизель развивает 850 л.с. и – присядьте – 3500 Нм!

ЖИЗНЬ, КОТОРУЮ НЕ ЗАБЫТЬ – И ЗАРПЛАТА, И РАСПЛАТА ЗА ЛЮБИМУЮ РАБОТУ

Мне повезло немного проехаться за рулем боевой машины Эдуарда Николаева, которая еще только готовится к “Дакару-2013”. Когда вы нажимаете на газ, начинаете прилично разгоняться сразу, но подержите педаль в полу и посчитайте: “Раз, два...” Две турбины раскручиваются, и десятитонный грузовик ускоряется легко, как Porsche Turbo. Момента столько, что и на условной второй, и на третьей (на самом деле – пятой, шестой и седьмой: трогаются-то с четвертой) даже на асфальте машину слегка ведет кормой, и можно ощутить, что 60% момента идет на заднюю ось. Ход педали газа – не больше пары сантиметров, но усилие – как в легковушке на тормозе: помните, как трясет пилота? А ведь для того чтобы пилотировать на пределе, нужна ювелирная работа газом...

KAMAZ Dakar: Круче не бывает

Управляется машина похоже на грунтовый раллийный автомобиль, только увеличенный вчетверо. Тормоза пневматические. Это не самые простые тормоза на свете, и наш КАМАЗ слегка ведет влево при интенсивном торможении с восьмой, но дозировать усилие нетрудно. Руль легкий, только диаметром чуть больше легкового. Рулевое “короткое”, как на легковушке. Помимо балкона второго этажа, труднее всего, конечно, привыкнуть к коробке. КП – серийная грузовая ZF. Она синхронизирована, и ее потроха весят, как мотоцикл. Конечно, синхронизируется такая штуковина не быстро: вынул передачу, чуть помедлил у входа, включил следующую.

KAMAZ Dakar: Круче не бывает

Эдик – Эдуард Николаев, первый пилот заводской команды – на трассе работает едва заметными движениями руля. Он обещает трясти меня не всерьез, а чуть-чуть, но я прошу его заниматься той тестовой программой, которая намечена у команды. Говорю, что ко всему привычен и не развалюсь. Два раза просить не приходится, и мы уже летим полным ходом над дорогой с гигантскими ямами, изредка касаясь колесами земли – в стиле “летучих финнов”. И это была бы обычная раллийная езда, если бы не девять с половиной тонн и не второй этаж. И они летят и скользят. Крутые повороты Эдик проходит с упором в отвал, и с непривычки это пугает. Мы атакуем ямы таким ходом, что поначалу я, несмотря на полное доверие к пилоту, не надеюсь на хороший исход. Но раз за разом подвеску не пробивает. Позже передние стойки пару раз мягко замыкаются на ограничители, и приходит понимание громадного диапазона штатного рабочего режима подвески.

Это для машины он рабочий, а для экипажа – ад кромешный, хоть и штатный. За победы здесь платят жизнью: ее расходуют на трассе, как топливо. КАМАЗ трясется, как овечий хвостик: его кузов колбасит на мелкой гребенке с частотой несколько раз в секунду – как боевую легковушку. Но черт, вы сидите не внизу, а на балконе второго этажа! А это значит, что несколько раз в секунду вас мотает из стороны в сторону с амплитудой в полметра. И сидите вы не в базе, а прямо над передней осью. Поэтому и вверх-вниз вас носит с легковой частотой, но грузовой амплитудой. Уже через 20 минут все тело изнутри избито.

KAMAZ Dakar: Круче не бывает

Внутренности оторвались и пересели на новые места. Когда в командной столовой я заливаю в себя суп, чувствую, как он затекает в меня совсем не той дорогой, что была у него вчера. И думаю, что это было самое крутое и масштабное, что мне пришлось испытать в автоспорте. Я счастлив. А ведь сделали это наши соотечественники на территории нашей Родины. И нам будет, чем гордиться, будет, кого показывать пацанам в качестве примера, пока в России будут жить и работать люди, похожие на тех, из которых состоит команда “КАМАЗ Мастер”. Они делают свою работу на том же уровне, что и их сверхмашина.

ТЕКСТ: ДМИТРИЙ СОКОЛОВ, ФОТО: КИРИЛЛ КАЛАПОВ

Что скажете?

Комментировать 0