Nissan DeltaWing: Черная стрела

TG выкатывает на трассу машину, которая может переписать правила гонок... или просто опрокинуться

Себринг, Флорида, душный рассвет. Черный дротик-дартс летит по пыльной гоночной трассе. Неземная, причудливая — то ли Бэтмобиль, то ли вибратор, то ли Reliant Robin без крыши — стрела влетает в крутой левый поворот на скорости, которую моя мама называет “ну и носятся эти умалишенные”.

Дальше происходит нечто удивительное. Бэт-Вибро-Робин не переворачивается, не вылетает, как граната, в поле и вообще не собирается убивать своего пилота. Вместо этого он выписывает грациозный дрифт всеми четырьмя колесами, корма рисует элегантную дугу, и автомобиль устремляется по прямой резким броском. Он проходит поворот точно как… гоночный автомобиль.

Nissan DeltaWing: Черная стрела

Эта новость может шокировать тысячи диванных инженеров. Когда Nissan DeltaWing месяц назад был представлен в Лондоне, они бросились объяснять в Интернете, почему он не поедет. Просто не может поехать. По законам физики, говорили они, DeltaWing будет проходить повороты, как Reliant Robin в руках Джереми Кларксона. Они говорили, он будет заваливаться. Но он не заваливается.

“Его ни в коем случае нельзя пытаться понять интуитивно”, — ухмыляется Бен Боулби, инженер DeltaWing, заметив озадаченное выражение на моей физиономии. Добродушный англичанин и бывший дизайнер Lola и IndyCar, Боулби наделен: а) изумительными бровями, б) несомненным инженерным гением, и в) беспредельным энтузиазмом. Необходимым, чтобы воплотить в жизнь такой проект, начав с эскиза на подставке под пивную кружку.

В 2008 году Боулби надоело ломать голову над постоянно ужесточающимся регламентом IndyCar и выискивать лазейки, которые позволят снять с круга несколько тысячных секунды. Он начал исследовать возможности сделать гоночный болид со скоростью IndyCar, но в котором вместо 600-сильного атмосферного V8 стоял бы тогда только-только родившийся “мировой мотор” FIA: 300-сильная 1,6-литровая “турбочетверка”, которая сейчас работает в WRC.

Боулби быстро понял: для того чтобы сконструировать болид в половину прежней мощности, но с полноценной скоростью, ему придется разорвать и сжечь все правила и мануалы. Решить это уравнение можно было только с помощью машины, которая была бы вдвое легче традиционного болида и имела бы вдвое меньшее лобовое сопротивление. Есть и положительная сторона, подсчитал он: такой болид съест вполовину меньше горючего, и шины проживут в два раза дольше.

Nissan DeltaWing: Черная стрела

Так родился DeltaWing — радикальный гоночный автомобиль, в котором от больших крыльев и спойлеров отказались в пользу малого веса, малого лобового сопротивления и малого расхода. В 2010 году Боулби показал свой проект боссам IndyCar, но им он показался слишком радикальным.

Неунывающий Боулби направился в администрацию “24 часов Ле-Мана”, чтобы убедить их, что DeltaWing — машина как раз для величайшей гонки на выносливость. Они согласились и дали DeltaWing попробовать себя в категории Garage 56: новая категория 2012 года для экспериментальных прототипов. Оставалось только найти двигатель. И вот в конце прошлого года Nissan согласился дать 300-сильный 1,6-литровый турбомотор от Juke и Qashqai.

Итак, вернемся на Себринг. До Ле-Мана — три месяца. Top Gear пригласили на испытания одного DeltaWing. За рулем — Марино Франкитти, один из пилотов команды Ле-Мана. По крайней мере, садится время от времени. На палящем флоридском солнце и потрескавшемся бетоне Себринга все лопается, отваливается или дает течь — это испытание в буквальном смысле.

***

КАК ЭТО РАБОТАЕТ

Все, что вы хотели знать о DeltaWing

Nissan DeltaWing: Черная стрела

***

“Мы только-только начали доводить все до ума, — признается Боулби. — Если попросить кого-нибудь сконструировать новый концепт и за 80 дней подготовить его к старту в Ле-Мане, все скажут, что ты псих. Все ломается. И это так интересно”.

В металле — точнее, в карбоне — DeltaWing смотрится невероятно причудливо. За змеиной мордой с обиженным выражением торчат две крошечные передние шины. Каждая всего 10 см в ширину, а задние — шириной более 30 см. “Почему, — спрашиваю я у Боулби, — он не опрокидывается?”

“Все дело в центре тяжести, — объясняет он. DeltaWing весит всего 475 кг, основная масса смещена назад: 17,5/82,5. — Передок машины мы считаем одним колесом, так что крен контролируют задние колеса, на которых лежит весь вес. Центр тяжести нам нужен в широкой части, или получится Reliant Robin, который ужасно неустойчив”.

Nissan DeltaWing: Черная стрела

Robin заваливается на бок не потому, что он трехколесный. А потому, что весь вес у него приходится на переднее колесо, а не на широко расставленные задние. В DeltaWing все наоборот. У такой компоновки есть еще одно преимущество — стабильность на прямой. “У этого автомобиля устойчивость, как у дротика для дартса, потому что у него очень мало сопротивления на носу, — говорит Боулби. — Зона аэродинамического сопротивления находится за центром тяжести, поэтому автомобиль устойчив. Звучит странно, но подумайте, что будет, если бросить стрелу задом наперед? Он сам себя выправляет”.

Устойчивость на прямой обычно влечет за собой потерю ловкости в поворотах. Но не у DeltaWing, говорит Боулби. Почему? Из-за узеньких, как у 2CV, передних шин. У традиционных среднемоторных болидов весь вес позади центра, но передние шины у них обычно не намного уже задних. Это значит, что при резком торможении или в поворотах с большими перегрузками передок слишком сильно цепляется за дорогу, и корма начинает его обгонять.

Nissan DeltaWing: Черная стрела

Поскольку контактные пятна шин DeltaWing соответствуют распределению массы, в поворотах он устойчив. “Можно сделать только то, что сделали мы — сузить переднюю колею”, — объясняет Боулби. Обычные заднеприводные болиды в повороте полагаются на сцепление одного из передних колес. А DeltaWing может использовать оба. Первые тесты показали, что в поворотах он развивает 3 g боковой перегрузки.

Разве эти худосочные передние шины не делают DeltaWing склонным к сносу передней оси? Отнюдь. Боулби описывает свою машину как “автомобиль с предельным заносом”: с большими возможностями для дерзких управляемых заносов.

Но шины и распределение масс не объясняют, как же Delta не взлетает. Без традиционных антикрыльев-то! “Он весь — антикрыло, — рассказывает Боулби. — Прижимная сила создается под машиной. У нее невероятно эффективное днище, создающее двойное завихрение. Обычных крыльев нет, потому что они не нужны”.

Nissan DeltaWing: Черная стрела

Погодите-ка. Разве граунд-эффект не требует почти идеальной связи с трассой? Ухаб на дороге или неожиданная турбулентность — и болид внезапно взлетает, как истребитель, разве нет?

“Было бы очень плохо, будь у DeltaWing малейшая склонность превращаться в самолет, — говорит Боулби. — Но автомобили, которые переворачивались в Ле-Мане, были совершенно плоскими снизу. А у DeltaWing очень маленькая площадь спереди: вероятность того, что его поднимет в воздух, минимальна”.

Но почему, если DeltaWing — столь элегантное конструкторское решение, весь мир продолжает строить прямоугольные болиды? “Это инерция прошлого, — предполагает Боулби. — Образ наших сегодняшних действий часто определяют решения, которые были приняты сотни лет назад”.

Nissan DeltaWing: Черная стрела

Команде DeltaWing придется работать очень шустро, чтобы подготовить автомобиль к Ле-Ману. “Лучшим сценарием” первой гонки Боулби полагает доезд до финиша, но признает, что шансы на это “очень-очень малы”. Команда поставила цель проходить круг по Сартэ за 3 минуты 45 секунд — это на 10% медленнее самого быстрого круга прошлого года, пройденного Audi R18 победителей, и быстрее, чем едут прототипы LMP2 с их пятилитровыми V8.

“У нас нет регламента. Мы можем увеличить мощность, если захотим, и поехать быстрее, — признается Боулби, — но это ничего не докажет. Чтобы показать, как мало топлива и шин нам нужно, мы должны делать круг за 3 минуты 45 секунд. Это проиллюстрирует гоночные инновации”.

Nissan DeltaWing: Черная стрела

А что после Ле-Мана? “Возможностей куча, — говорит Боулби. — Я надеюсь, что DeltaWing откроет новый раздел правил. Если автоспорт снова начнет вводить инновации и движущей силой станет эффективность, мы снова будем важны”. Боулби говорит об этом с энтузиазмом: “В этой машине у нас есть приспособление, измеряющее скорость потока топлива. Вместо того чтобы контролировать, сколько воздуха забирает двигатель, регулируя его объем или давление наддува, почему бы не сделать ограничивающим фактором то, сколько топлива мы сжигаем в секунду?”.

DeltaWing необычайно экономичен. Он потребляет меньше половины горючего, сжигаемого LMP2 или IndyCar, и сопоставим с самыми экономичными дорожными гибридами по соотношению мощности на литр сгоревшего топлива. Очень полезно для гонок на выносливость. Да и вообще для гонок.

Nissan DeltaWing: Черная стрела

“Спортрегламент смог бы перейти от «медленнее, проще, менее эффективно» к «давай, валяй, жми!», — говорит Боулби. — Не надо указывать, что болид должен быть такой-то длины, такой-то высоты, такой-то ширины, нельзя все раскладывать по полочкам. Никто не понимает эти чертовы правила. Они имеют смысл только для юристов. Ограничения по топливу — технология, на которой можно построить целый чемпионат”.

Отличная идея: гоночный чемпионат, где единственное ограничение — максимальная скорость поступления топлива в двигатель. Кроме этого и пары основных требований к безопасности, можно все: гибриды, турбины, KERS, даже шестиколесные автомобили? “Точно, — кивает Боулби. — Если все начинают ехать слишком быстро, просто урежь им литраж топлива в секунду. Что это даст? Ограничение динамики и стимулирование экономичности. Только представь, чего народ напридумывает…”

***

Nissan DeltaWing: Черная стрела
Марино Франкитти, тест-пилот DeltaWing и профессиональный шотландец, делится с Top Gear

- И каково им рулить?

- Пока ничего страшного. С первого теста я почувствовал огромную уверенность в машине. DeltaWing ведет себя как гоночный болид. Он во многом совсем обычный.

Сегодня я попробовал скольжения. От него ждут сноса передней оси, но он так не делает. Он поворачивает чётко и в середине поворота можно сорвать в занос заднюю ось.

Все спрашивали: “Он поворачивать-то сможет?”, а он даже слишком точно следует за рулем. У передка столько цепкости на входе в поворот, что руль надо сделать менее острым. Я привык к его поведению за один круг, и скоро мы стали единым целым.

Устойчивость на высокой скорости поразительная. Лобовое сопротивление гораздо меньше, на него почти не влияют завихрения от других машин. Это значит, можно держаться ближе к соперникам.

Поскольку передние колеса стоят почти по центру, иногда цепляешь ухабы, которые обычно проходят меж колес. И наоборот. Но он отлично едет по неровностям, и Себринг проходит лучше всего, что мне доводилось водить.

Здесь не страшнее, чем в прототипе LM. Вокруг меня шасси LMP, испытанное FIA. В обычном болиде рядом с тобой боковой понтон, но ты его не замечаешь, его не видно.

Может быть, из-за более узкого носа легче будет обгонять, но придется прикидывать так, чтобы и корма прошла. Если сможешь подбираться к болидам близко, то получишь возможность по-другому маневрировать в потоке. Ле-Ман будет просто чумовой…

ТЕКСТ: СЭМ ФИЛИП / ФОТО: УЭББ БЛАНД

Что скажете?

Комментировать 0