Bugatti Veyron Grand Sport Vitesse

Top Gear пытается сохранять спокойствие, когда скорость Veyron Vitesse приближается к 320 км/ч

В зависимости от автомобиля и дороги бывает по-разному, но скорость свыше 240 км/ч – это, как правило, уже Cумрак.

Там ты лично знакомишься с понятиями воздушного потока, аэродинамики и, главным образом, прижимной силы. Можно почувствовать, как рыскают передние колеса, и внезапно оказаться в невесомости. Так что если ученые умы что-то неправильно рассчитают, твой зад сообщит тебе об этом первым. Однако ничего подобного в Bugatti Veyron 16.4 Grand Sport Vitesse не происходит. (Язык сломаешь выговаривать, так что лучше назовем автомобиль коротко: GSV). Отличное имечко: этот родстер способен разогнаться до 410 км/ч.

То есть 240 км/ч в нем эквивалентны примерно 50 км/ч в обычной машине. Пытаться перенастроить свой внутренний быстрометр под этот факт – задача безнадежная. Глаза и, конечно, задница по нейронному суперхайвею посылают информацию в мозг, но Bugatti ее опережает. Ощущение – чуднее не бывает. Словно все, что ты знал до этого, оказалось обманом.

Bugatti Veyron Grand Sport Vitesse

Голубая коробочка с телеметрией, пришлепнутая внизу ветрового стекла, показывает 319 км/ч. Это очень, очень большая скорость. Но, честно говоря, Veyron так инженерно шедеврален, что, забравшись так далеко в Сумрак, ты даже не потеешь.

Метафорически. Настоящий пот льет безостановочно, ведь мы далеко в южно-африканском вельде. Сейчас здесь лето, и ртутный столбик поднимается до 38 градусов. Сядешь в Veyron в эту липкую жару – и узнаешь все о тепловом ударе. Даже если крыши нет и тебя обдувает на скорости.

ГЛАЗА ПОСЫЛАЮТ ИНФОРМАЦИЮ В МОЗГ, НО BUGATTI ЕЕ ОПЕРЕЖАЕТ

Но в том и смысл их миссии. По сути GSV – это Veyron Super Sport со съемной крышей. А значит, эта машина сделана для того, чтобы ездить на ней каждый день и использовать всю ширь диапазона ее потрясающих способностей. Это несомненный подвиг. Ведь мощность тут составляет 1200 л.с. – да, верьте своим глазам, а момент – 1500 Нм. Невероятно, непостижимо, но... факт, и работает.

Bugatti Veyron Grand Sport Vitesse
У GSV на 200 л.с. больше, чем у GS

Самый южный мыс Африки лежит на той же параллели, что и Сидней, и сейчас здесь неослабные жара и пыль на фоне невероятной красоты пейзажей с зеленеющими горами. Группа инженеров приехала сюда, чтобы убедиться, что в такую жару автомобиль не взлетит на воздух. Top Gear присоединился к ним на пару дней. Надо же выяснить, что они такое сотворили, чтобы автомобиль без крыши смог разогнаться до 410 км/ч. Подумать только!

Главные разработчики Bugatti провели в Сумраке жутко много времени. Даже удивительно, как они еще могут ходить прямо. Йенс Шуленберг и Кристиан Вайс – те несчастные, кому поручили держать нас в узде 48 часов. Им помогает скорбный, но совершенно блестящий пиарщик и “хранитель традиции” Юлиус Крута. Юлиус не будет против, если я назову его полное имя: Франц Юлиус Либериус Синбад Крута. “Мои родители были довольно эксцентричны”, – говорит он, горько улыбаясь.

Но особенно колоритен Йенс. Он Veyron-ветеран: участвует в программе с первого дня (это началось в 2001 году, даже не верится). Он считает, что за эти годы намотал на разных Veyron больше 50 000 км. Однажды даже десять раз разогнался с нуля до 360 км/ч, чтобы проверить, можно ли это сделать на дистанции в 2300 метров. “Всего 300 метров не хватило”, – говорит он. Да, это покруче зимних тестов VW Polo.

Bugatti Veyron Grand Sport Vitesse
Поворачиваешь руль влево, и машина поворачивает влево? Надо же!

Йенс работал с электрикой и должен был придумать, как разместить все ее компоненты. Если вдуматься, он – реальный гений. Но у него есть Morris Traveller и Morgan Plus 8: под стальным обликом немецкого инженера прячется чудаковатый фанат. Испытания такого рода способен проводить не всякий. Дело сильно ориентировано на процесс. Оно движется только тогда, когда все, кого это касается, сосредоточены на работе в очень тяжелых условиях, знают, как правильно подключать компьютер, и умеют считать.

Учитывая, что Veyron был и остается любимым детищем босса VW Group Фердинанда Пиха, все предприятие до сих пор работает с жизнеутверждающим настроем и ослепительным сиянием (но не сам автомобиль – самый работящий Bugatti в мире).

На следующее утро мы перебрались в гигантский испытательный комплекс на окраине прибрежного городка Порт-Элизабет. Городок – слегка диковатая смесь тесно соседствующих богатых и нищих районов. Здесь широкая полоса прибоя и классный пляж, окруженный парадными рядами элитных кондоминиумов и отелей.

Bugatti Veyron Grand Sport Vitesse

Испытательный полигон VW в Порт-Элизабете находится посреди промышленной окраины. Компания здесь собирает Polo и Citi – чуть подогретую версию Golf MkI. В городе последних – просто море, что создает ощущение путешествия в прошлое. Испытательный трек приличный, но для Veyron подходит только трасса в Эра-Лессин – та, где Джеймс Мэй два года назад ненадолго сбросил личину Капитана Улитки, сев за руль Super Sport. Поэтому тут мы только проходим инструктаж, а потом поедем в вельд на неофициальный тестовый маршрут.

Командует нами огромный, как медведь, Жак. Сразу ясно, что с ним шутки плохи. Учитывая, что здесь проходят официальные испытания VW Group, мы обязаны в точности соблюдать правила, особенно технику безопасности. Даже закостенелые профессионалы из Top Gear временами склонны к импровизации, но на неповиновение у Жака, кажется, нюх. “Делайте, что я говорю, – предупреждает он с отрывистыми нотами африкаанса в английском, хотя сам он из Бельгии, – и когда я говорю. Это очень мощная машина, а в это время года всяким козлам ничего не стоит выскочить на дорогу. Если не хотите налететь на них на скорости в 200 км/ч, то слушайте меня. И следите за обезьянами. Они совсем не такие добрые, как кажутся”.

А Veyron GSV напрягает и шокирует одним своим видом. Он не красавец, но глаз не оторвешь. Глыба карбона, силуэт которой выгибается почти непрерывной дугой, немного напоминая поросячью спину. Как и у большинства мегатачек, взгляд притягивают шины – огромные, как спутники связи. Они сделаны вручную, стоят 20 000 евро за комплект, и на большой скорости давление в них может достигать 3,6 бара. На самом деле, они могут взорваться, если скорость не ограничить 410 км/ч.

Bugatti Veyron Grand Sport Vitesse
Жара + суперскорость = укачало

Превращение в GSV включает множество изменений. В первую очередь внешних. На крыше – новый спойлер (здесь он прячется под белым скотчем). Он делит воздушный поток над машиной надвое, что уменьшает шум. Передние воздухозаборники стали больше, в основном для охлаждения переднего дифференциала. Присмотритесь и увидите дополнительные изящные воздухозаборники под фарами: они помогают остудить колесные арки.

ВОСЬМИЛИТРОВЫЙ W16 — МОНСТР. ШИПИТ, СВИСТИТ И РЫГАЕТ В 30 САНТИМЕТРАХ ОТ ТВОЕГО ЗАТЫЛКА

GSV почти на 200 коней мощнее обычного Grand Sport: более крупные турбины (четыре штуки) и новые интеркулеры. Новые бензонасосы (тоже четыре) – от SS, чтобы справиться с еще более маниакальными требованиями к смеси в GSV. Детали ходовой усилены, внутренности коробки DSG усилены, тормоза и их охлаждение улучшены. Стоят новые амортизаторы, чтобы снимать продольный крен при разгоне, а ESP настроена на чуть более позднее вмешательство. Говорят, Veyron может развивать боковые перегрузки в 1,4 g – очередной факт из арсенала удивительной статистики. Не уверен, что мой желудок выдержит 1,4 g. Но сегодня никаких боковых перегрузок в плане нет, потому что нам предстоят скоростные броски по прямой. У VW договор с правительством ЮАР, что они могут разгоняться до плюс-минус 200 км/ч, так что на Veyron, к нашему восторгу, налеплен стикер “Испытательный высокоскоростной автомобиль, разрешено правительством”.

Bugatti Veyron Grand Sport Vitesse

Наша колонна отправляется. Мы на эффектной стороне автомобилестроения, но даже здесь есть монотонный труд. Необычайно важная, но будничная работа. “Мы ездим сюда, чтобы выяснить, как машина поддерживает температурный режим трансмиссии, переднего и заднего дифференциала, двигателя, тормозов, – рассказывает Йенс. – Тут очень пыльно, и мы тестируем воздушные фильтры – чтобы рассчитать, на сколько их хватает и когда их надо менять. Постоянно резко разгоняемся, потом глушим мотор – справляются ли помпы в такой ситуации?”

День в вельде обычно заканчивается на базе вечерним корпением над цифрами. “Мы едем и записываем информацию, – продолжает Йенс. – Потом вечером все сливаем и фильтруем данные. Я пишу отчет и посылаю боссу в Вольфсбург. Дома команда инженеров получит мой анализ и решит, что надо разработать еще какую-нибудь деталь, или найдет, что можно оптимизировать”.

Bugatti Veyron Grand Sport Vitesse

Для инженера его калибра это – проект-мечта. Но не совсем обычный образ жизни. “Испытания могут длиться неделями, – признается Йенс. – Коллег я знаю уже лучше, чем собственную жену!”

Звучит Veyron – как ни один автомобиль в мире. Если в скорости и разгоне для него главное – подчинить себе воздух, то его 8-литровый мотор – шедевр наддува. Даже на обычных скоростях он не дает забыть, что он – монстр. Шипит, свистит и раскатисто рыгает. Поршни яростно молотят в 30 сантиметрах от твоего затылка. Очень необычный саундтрек, конечно, но чем быстрее едешь, тем лучше он становится. И то, чего ему не хватает в гармонии, он добирает драмой.

Bugatti Veyron Grand Sport Vitesse

Veyron останавливает движение и собирает кучки зачарованных зевак даже на золотых улицах Мэйфейр. А мы проезжаем Стейтлервиль, в 160 км от Порт-Элизабет. Veyron врывается в его жизнь с эффектом кульминационной посадки космического корабля в “Ближних контактах”. Стейтлервиль – бедный городок, но народ осаждает Veyron. Он становится звездой, его все фотографируют и снимают на видео. Жак переживает, что что-нибудь да просочится на YouTube или Facebook, а мне просто приятно видеть такую радостную реакцию.

BUGATTI VEYRON НЕ КРАСАВЕЦ, НО ГЛАЗ НЕ ОТОРВЕШЬ

Мы будем носиться по дороге, ведущей из города. Проезжаем 16 км, а потом съезжаем в карман. Через несколько минут выезжаем, постепенно набирая скорость, готовясь к разгону на полную мощь. Двигатель стреляет и ревет под яростным полуденным солнцем. Обезьяны врассыпную уматывают с обочин. Шины грохочут. “Эта дорога, – говорю я Дженсу, – она сколько идет прямо, километров десять?” Он улыбается, а ветер бьет через верхний край лобового. “Да нет, еще километров 60…”

Тут он давит в пол. И Veyron ломает законы физики. В который раз…

ТЕКСТ: ДЖЕЙСОН БАРЛОУ / ФОТО: ВОЛЬФАНГО

Что скажете?

Комментировать 0