Жан Тодт

Кто-то после блестящей карьеры гонщика почиет на лаврах... А Жан Тодт полон решимости изменить мир

Жан Тодт, президент FIA, крайне занятой человек. После того как нас проводили в импозантный офис над Площадью Согласия в Париже, он только раз поднял глаза от толстой кипы бумаг, дружелюбно пробормотал “бонжур” и вновь погрузился в документы. Правой рукой листает страницы, а левой — перебирает ниточку бус. Похоже, надо набраться терпения, а пока можно рассмотреть кабинет, залитый лучами солнца.

Как и ожидалось, кроме свалки бумаг на столе, все аккуратно, педантично и безупречно. Еще бы: Тодт хоть и известен больше всего по “Формуле-1”, но орган, который он представляет — FIA, — регламентирует WRC, World Endurance Championship, гонки грузовиков, дрэгстеров, да чего угодно — был бы мотор. В федерацию также входит Всемирный совет автоспорта, состоящий из 26 самых важных людей в автоспорте, которые составляют регламент каждого чемпионата. На самом деле FIA занимается и более прозаичными вещами — лоббированием в правительствах и кампаниями по безопасности движения для нас, обычных водителей. Также включает в себя 232 автоспортивных и просто автомобильных клуба в 134 странах. Интересно, сколько бусинок Тодт перебирает за год?

Я ищу, чем бы сразу его увлечь, и нахожу предмет на стене у него за спиной. Хотя нам хорошо известна роль Тодта в успехе Ferrari F1 в 90-е, шесть фотографий в простых рамках рассказывают еще более любопытную историю. Кое-что о том, что привело Тодта сюда.

Жан Тодт
Баррикелло обливает Тодта шампанским, а Шумахер наблюдает

К счастью, когда я задаю вопрос, Тодт светлеет лицом. На первой фотографии — потрепанный Mercedes. “Это снимали на Vuelta a la America del Sud в 1978 году, на настоящем ралли с дистанцией 30 000 км, — говорит он. — У нас случилась неприятность с топливом. Мы купили дрянной бензин, он оказался пополам с водой. Пришлось сливать. И вот мы наверстывали время, но на слишком большой скорости налетели на бугор. И готово дело — уши! В 500 км от старта. Сами в порядке, перевернули машину и двинули дальше. Без ветрового стекла. Промерзли, но стали четвертыми”. Оказывается, Всемогущий Жан начинал карьеру гонщика на отцовском Mini Cooper, поучаствовал в ралли и быстро понял, что его прирожденный организаторский талант лучше применять в черной магии штурманства. В следующие несколько минут он перечисляет события так быстро, что я почти не успеваю следить.

В конце концов, оттрубив штурманом несколько лет и набравшись опыта, Тодт победил в чемпионате WRC в составе команды Talbot с Ги Фрекеленом. А в 1982 году ушел из гонок и стал директором по автоспорту компании Peugeot. Рождался безумный класс Group B, и Тодт взялся за создание самого легендарного раллийного автомобиля всех времен — 400-сильного 205 T16, который победил в чемпионатах 1985 и 1986 годов. Когда эра Group B закончилась вместе с гибелью Хенри Тойвонена, Тодт начал подыскивать что-нибудь достаточно просторное для Т16. Так началась серия побед Peugeot в ралли Париж–Дакар. На 205 Т16 Ари Ватанен победил в 1987 году, Юха Канккунен — в 1988, а потом на 405 Т16 снова Ватанен в 1989 и 1990 годах. Эти победы перемежались подъемами на Пайкс-Пик в Колорадо. Что уже само по себе круто.

Несмотря на все успехи, цели Peugeot изменились, в 1990 году компания вышла из ралли и сконцентрировалась на самом желанном призе для французской компании — Ле-Мане. Что ответил Тодт? Через два года в июне 1992-го его команда впервые победила в суточном марафоне, а в 1993-м взяла три первых места. После чего Тодт попытался уговорить тогдашнего главу Peugeot Жака Кальве принять участие в “Формуле-1”. “Я пытался убедить их, что Ф-1 будет хорошим шагом вперед, но Жак отказался дать мне шанс. В августе 1992 года я познакомился с Лукой ди Монтедземоло, а поскольку в Peugeot сложилась такая ситуация, то я чувствовал себя свободным от обязательств. Поэтому я ушел из Peugeot в 11 вечера 30 июня, а следующим утром вышел на работу в Ferrari”.

Жан Тодт
205 Т16 взял титул чемпиона среди конструкторов в 85-м и 86-м годах

Типично сдержанное описание самого, наверное, серьезного решения в его жизни. Вздыбленный жеребец в начале 90-х хромал. “Все говорили мне, что больше двух лет я не продержусь, — рассказывает Тодт. — Было тяжело, я приходил в восемь утра, а уходил в одиннадцать вечера. Наш главный конструктор Джон Барнард был в Англии, и наш аэродинамический туннель покрылся слоем пыли. Команда Джона не доверяла Маранелло. Иногда я и правда думал, что меня уволят... «Что это за француз, который пришел руководить, а сам в «Формуле» не бум-бум?» — спрашивали они”.

Тодт просто засучил рукава и взялся за работу. Он начал собирать свою команду, и первым в нее вошел Михаэль Шумахер, только что закончивший чемпионат 1995 года с Benetton. Талант Шумахера был очевиден, но прессинг в Ferrari был сильный. “Люди хотели результатов, но в «Формуле» чудес не бывает, — говорит Тодт. — Для перестройки команды требуется время. Помню, на тестах в начале 1996 года Михаэль сказал: «Все просто: если ты уйдешь, уйду и я». Это много значило, и мы вписали в контракт пункт, что если я уйду, то с него снимаются все обязательства”.

Жан Тодт
Ватанен поднимается на Пайкс-Пик в 405 Т16 в 1989 году

В конце 1996 – начале 1997 года в “Скудерию” пришли Росс Браун и Рори Бирн. Они оба сыграли фундаментальную роль в успехе Шумахера в Benetton: эти люди заложили основу самой успешной команды в истории “Формулы-1”. “Мы могли выиграть чемпионаты 1997 и 1998 годов, — рассуждает Тодт, — а в 1999-м у Михаэля была авария . К счастью, мы были чемпионами в 2000, 2001, 2002, 2003 и 2004-м…” Полный список? Четыре победы в WRC, одна в Пайкс-Пик, четыре в Париж–Дакар, две в Ле-Мане — в том числе три первых места — и тринадцать чемпионатов мира “Формулы-1” с 98 победами в гонках. Прочтите еще раз — поразительно, правда?

Жан Тодт
Peugeot занимает весь подиум на “24 часах Ле-Мана” в 1993-м

В 2004 году Тодта назначили главой отделения дорожных машин Ferrari, но он остался и директором команды. В 2006 году, когда Шумахер объявил об отставке, Тодт начал готовить себе замену — Стефано Доменикали. У Жана в планах был очередной проект. Наконец, в 2008 году он в последний раз вышел из ворот Маранелло, чтобы баллотироваться на пост президента FIA. Естественно, долго ждать не пришлось. В октябре 2009 года Тодт был избран на должность президента FIA — неоплачиваемую, кстати. И теперь сидит в отделанном деревом кабинете в Париже, а у его ног — весь мир автоспорта. Но даже после того, как взлетел так высоко, Тодт не останавливается.

“По-моему, «Формула-1» слишком дорога, — говорит он. — Если ничего не делать, то может оказаться, что 12 команд не наберется. Пилоты самые выдающиеся, но больше половины из них должны платить, чтобы участвовать в гонках. Мы начали над этим работать, но «Формула-1» — трехстороннее соглашение между командами, правообладателями и FIA. Если мы хотим, чтобы все работало как следует, то всем следует работать в одном направлении”.

Продолжает Тодт о спорткарах в Ле-Мане: “Жаль, что ушел Peugeot, но еще есть Audi, Toyota… В 2014-м вернется Porsche с гибридной технологией — очень важно для будущего гонок”.

Жан Тодт
Шумахер с Тодтом празднуют пятую победу в чемпионате в 2002 году

Обычная тема — будущее и как его гарантировать? А как только Тодт начинает говорить, остановить его уже невозможно. Взгляд на WRC не менее откровенный: “Надо пересмотреть формат, — говорит он прямо. — По-моему, нельзя называть чемпионатом мира 10 этапов в Европе и три вне Европы. Нужно больше остроты, больше испытаний… и увеличить продолжительность. Я в отчаянии: они начинают в девять и заканчивают в полдень, едут в закрытый парк, потом в два начинают снова, а в пять заканчивают. Для меня это не ралли. Я не говорю, что они должны гонять 30 дней и 30 000 км, как было раньше, но надо бы все же подольше”.

Жан Тодт
Ари Ватанен мчится по пустыне Мали в ралли Париж-Дакар 1990 года

Безжалостный ритм Тодта утомляет. Его идеи и процесс мышления безостановочны, и его энтузиазм — тихий, но убедительный — невероятно заразителен. На самом деле, больше всего его волнует безопасность на дорогах. “Это часто меня огорчает, — говорит Тодт. — Мы в нашем маленьком мире очень стараемся. Но за его пределами... например, на прошлой неделе я был в Конго, в Киншасе. Там нет ни системы образования, ни дорожной инфраструктуры, а средний возраст машин — 20 лет. В мире каждый год гибнет 1,3 млн людей и 50 миллионов получают травмы . И 90% этих цифр приходятся на развивающиеся страны. В Европе есть технологии, благодаря им наша жизнь лучше, безопаснее. Надо просвещать людей. Я работаю с Межамериканским банком развития, ВОЗ, Красным Крестом и разными правительствами, чтобы помочь. Есть малярия, СПИД. И есть смертность на дорогах”.

Он вскакивает и показывает на дальнюю стену кабинета, где висит карта мира, отмеченная флажками. “Синими отмечены страны, в которые я ездил, чтобы поговорить о безопасности дорог, красными — те, куда еще не попал”. И больше на карте, конечно, синего.

Жан Тодт

Его работа меняет мир. Это великие идеи. Казалось бы, Тодт мог бы удовлетвориться тем, чего достиг, отдохнуть и расслабиться. Заняться, например, своей коллекцией машин, где, кстати, есть Ferrari 250GT SWB, Mercedes 300 SL и Jaguar E-Type. Но Тодт рожден для гонок и борьбы: сложности его мотивируют. Сейчас он явно нашел свое дело, и его наследие станет поважнее гоночных успехов – просветить население и укрепить безопасность на дорогах по всему миру.

“Это самое приятное достижение, — говорит он. — И я знаю, что могу что-то сделать”.

ВЕЛИЧАЙШИЕ ТВОРЕНИЯ ЖАНА ТОДТА

Жан Тодт

PEUGEOT 205 T16

Фаворит гонок Group B и блестящий пилотаж Канккунена
Жан Тодт

PEUGEOT 405 T16

Звезда легендарного фильма о Пайкс-Пик “Танец восхождения”
Жан Тодт

PEUGEOT 905

У французов снесло крышу от счастья, когда Peugeot победил в Ле-Мане
Жан Тодт

FERRARI F2004

Победы в 15 гонках из 18, 12 поулов и много-много рекордов

ТЕКСТ: ЧАРЛИ ТЕРНЕР / ФОТО: GETTY, СORBIS, SUTTON MOTORSPORT IMAGES, DPPI, NEWSPRESS

Что скажете?

Комментировать 0