Джеймс в спецназе!

Ожидайте худшего, говорит Джеймс Мэй, и тогда что-нибудь хорошее или даже нормальное вас приятно удивит. Единственная опасность тут – заполучить паранойю.

Худшая ночь в жизни приключилась у меня тогда, когда я был в гостях у спецназа.

Мне полагалось чувствовать себя в полной безопасности. Денек был отличный: я глазел на трофеи, забавлялся с их снаряжением и стрелял из ненастоящего оружия в вырезанных из картона повстанцев. Вечер прошел за выпивкой и добродушным обменом похабными анекдотами. А поскольку я помнил, что не дай Бог назвать кого-нибудь педиком, то прекрасно провел время.

Потом я пошел спать. Меня поселили в одну из офицерских комнат. Обстановка простая (кровать, жесткие простыни, раковина, швабра, ведро и достаточно просторный для одного мундира гардероб), но пороскошнее той, в которой парни спят в казарме. Я благодарно скользнул под заправленное по-военному одеяло и закрыл глаза. “Ну, – подумал я, – просто так они меня не отпустят”.

Конечно, они подождут, пока я засну, а потом ворвутся в масках и шутки ради забросают меня взрывпакетами. Поэтому я изготовился в чернильной темноте броситься к двери и запереть их внутри. Ага!

Но ничего не происходило. Тогда я заподозрил, что они придумали кое-что покруче. Я услышал шум за окном – а спал я на первом этаже – и решил, что они спустятся по веревке, влетят, разбив стекло, в окно, возьмут меня на мушку и заберут всю одежду, а утром потребуют положить денег на счет подразделения. Поэтому одежду я спрятал под кровать.

Время шло, луна кротко взирала на спящий мир, и по-прежнему ничего не происходило. Я лежал в постели уже несколько часов: значит, они вот-вот ворвутся. Я бы точно ворвался, если бы служил в спецназе, а какой-то хмырь из телевизора заграбастал лучшую комнату в бараке... Вдалеке заухала сова. Это, конечно, сигнал к атаке!

Они войдут через дверь, бросят свето-шумовую гранату, наденут мне на голову мешок, привяжут к кровати и на ней вынесут в окно. Вертолетом перенесут кровать на площадь ближайшего городка, и обратно мне придется идти голым. А тут мне скажут, что не отдадут вещи, пока я не верну кровать...

Поэтому я вспомнил шпионские фильмы и разложил подушки в постели так, будто я в ней лежу. А потом спрятался в гардероб, чтобы сбежать после того, как они уйдут, но до того, как обнаружат обман. И снова никого...

Так продолжалось всю ночь. Мое воспаленное пивом воображение изобретало все более сложные “шутки” спецназовцев, в которых я был жертвой. А за окном вся остальная Англия спала сладким сном, зная, что если покой нашего упорядоченного общества будет нарушен, десантники его защитят... Когда уже засветло идеально вежливый и абсолютно безоружный человек пришел будить меня с чашкой чая, я чуть не надел ему на голову ведро и не дал деру.

“Как это вы шутки ради не подорвали меня этой ночью?” – спросил я за завтраком. Командующий спецназом человек, который сражается с отъявленными террористами, с изумлением посмотрел на меня и ответил: “А с какого перепугу?”

На самом деле враг, которого я ждал из-за двери, был у меня в голове. И потому то, что десантники меня не взорвали, оказалось очень эффективной психологической пыткой. Вот в чем проблема, и в одиночку мне с ней не справиться.

Обычно я катаюсь на мотоцикле целый день, ни о чем не задумываясь. Но иногда – особенно когда еду на мотоцикле, который собрал сам, – я думаю: “А что если подшипник переднего колеса вдруг развалится?” Авария происходит только в моем сознании, но как только эта мысль возникает, отделаться от нее я уже не могу. И еду домой со скоростью 5 км/ч.

Аналогично и с моим антикварным седаном Triumph. Однажды после длинного перегона по автостраде у него отказали тормоза, и мне пришлось уклоняться от удара. Все уже починили опытные механики, но иногда я еду и думаю: “А что если тормоза откажут снова?” И бросаю кататься на нем, пока не забуду об этом.

А вы не страдаете подобным маразмом? Надеюсь, что нет, потому что это смешно. Может, вы едете и боитесь, что на вас из кустов набросится спецназ и закидает гранатами?

Не бойтесь! Уж поверьте мне, они не станут этого делать.

Что скажете?

Комментировать 0