Зазеркалье

Top Gear проделал путь от западного побережья США до Колорадо на верном Range Rover

Я знал с самого начала: это не просто командировка. Мое поколение выросло на Америке, на ее моде, музыке, фильмах и гуманитарной помощи. И чем сильнее мне запрещали ее любить, тем сильнее мне казалось, что там-то и есть настоящий рай. В нищей, черно-белой стране, где братва ежедневно убивала друг друга, деля недограбленное, где по венам текла паленая водка, я по инерции старался верить в загнивающую идею: на Западе еще хуже. Но рефлекторно, по-детски, тянулся к тому, к чему мне тянуться запрещали, – к свободе!

Теперь, когда я проехал через половину Америки, я должен ответить тому ребенку из прошлого на вопрос: “Ну, как там?” Стоило ли о ней мечтать? Америка – разная, она не подлежит обобщению. И – не поверишь – ее тоже не измерить общим аршином. Да, там много перегибов, которые мешают жить. Но там все точно такое же, как в нашей детской мечте. Большое, яркое и недоступное, даже если находится прямо перед тобой. Недоступное, потому что для жизни там тебе нужно перевернуть сознание.

Зазеркалье
Колонна пылит в направлении одного из чудес света. Грозного Гранд-Каньона

Я вылетал в Лос-Анджелес в час дня, а прилетел в два – того же числа. В самолете я провел больше двенадцати часов, и все это время в иллюминаторы светило солнце. Организм сходит с ума. Но перед нами стоят шесть Range Rover, и мы должны начинать путь. К наступлению темноты мы окончательно впали в состояние измененного сознания. Сейчас нам не до эмоций. Америка – это просто мелькающие полосы разметки...

Зазеркалье

Самое яркое впечатление от США – невероятный контраст. Чем длиннее ваше путешествие, тем полнее ощущения. Это кажется невозможным. Пустыня может смениться лесом, после гор вы можете попасть на равнину, а сорокаградусная жара к ночи может превратиться в околонулевой холод. Мы едем по сухой Калифорнии и вдруг попадаем в парк секвой. Секвойя – гигантское дерево, рядом с которым наш Range Rover кажется игрушечной машинкой. Высотой эти деревья могут быть с 40-этажный дом: в таком лесу ощущаешь себя клопом, вошью... А еще через пару часов мы вновь оказываемся в пустыне.

Зазеркалье
Зазеркалье
Зазеркалье

Навстречу хорошим ходом идет пикап. Через лобовик видна огромная ковбойская шляпа. В открытое окно демонстративно высунута рука с большим пальцем, опущенным вниз. Так он приветствует нашу колонну из шести Range Rover. Не нравятся им здесь английские внедорожники. Попробовал бы ты, родной, показать шести “Рейнджам” этот палец где-нибудь под Нижним! Никто не знает, где бы ты потом этот палец обнаружил. Другая страна – другие правила.

Зазеркалье
Путешествовать по Америке — одно удовольствие. Для этого тут есть все

В Лас-Вегас мы въезжаем ночью, и это зрелище на миллион долларов. Отголоски Долины Смерти, самой безжизненной пустыни планеты, погруженные в ночь, оживают нежданным огнем. Весь город горит неоном, нас окружают казино, поющие фонтаны, туристы. Контрастный переход пустыни в город удался: башня сорвана. И в люк моего Range Rover издевательски глядит другая башня – мини-копия Эйфелевой. Днем этот город выглядит совершенно иначе, словно женщина, в темноте казавшаяся красавицей. Сегодня, утром понедельника, ослабевающий поток игроков все еще наполняет трассу до Лос-Анджелеса. Спустив свои доллары, они возвращаются к женам и работе.

Зазеркалье

По другую сторону горного хребта пустыня становится красной. Так начинается пустыня Мохаве. Со всех сторон нас обступают бесформенные глыбы скал. Сногсшибательный ветер. По правую руку открывается то ли картина, то ли мираж: посреди песков – десятки самолетов. Большие пассажирские лайнеры в разных раскрасках стоят без всякого порядка. Никаких зданий вокруг них нет – авиационное кладбище. Раньше сюда мог зайти любой, кто проезжал мимо. После теракта 11 сентября это – сверхсекретный объект, охрана которого имеет полное право пустить тебе пулю в глаз, если что. Надо сказать, что реальную опасность от паранойи американцы отличают лучше нашего брата.

Зазеркалье
Пилоту нашей «Цессны», на которой мы облетали Гранд-Каньон, недавно исполнилось 79 лет. 45 из них он провел за штурвалом

Например, если вы решите заказать авиационную прогулку над Гранд-Каньоном или плотиной, вам даже не потребуются документы: просто платите деньги и заходите на борт “Цессны”. И знаете, еще никому из туристов не пришло в голову захватить этот самолетик и направить его на плотину. Я вспомнил, как пытался сфотографировать Красноярскую ГЭС, и представил, какой безграничный геморрой обрел бы тот турист, возжелай он полетать на самолете над российскими “стратегическими объектами”...

Зазеркалье

Мой Range Rover перекосило. У него трудная судьба: 100 000 км за плечами. Пневмоподвеска работала плохо, а потом и вовсе померла: задок машины оказался опущен, а перед – задран. Так мы и проехали 3200 километров нашего пути. Особенно тяжело было на внедорожных участках, где на крутых спусках машина цепляла задней проушиной за планету Земля. Постепенно накрылся и Terrain Response... Благо, путь подходит к концу. Мы преодолели Калифорнию, Аризону, Неваду и Юту. Впереди – граница с Колорадо, где заканчивается наш маршрут. Там, в горнолыжном городке Теллурайд, мы финишируем в самом высокогорном аэропорту Америки и улетим в Нью-Йорк, где нас ждет еще одна ночь перед вылетом в Москву. Но пока я тут, на раскаленной парковке забытого богом городишки, словно из фильма Оливера Стоуна.

Зазеркалье

Здесь повсюду гигантские резервации индейцев. Это их исконные территории, отгороженные от дорог заборами. У них даже полиция своя. Любого незваного гостя этих огороженных земель разрешается застрелить (защита частной собственности в Штатах – дело святое), хоть случается такое и нечасто. Основные занятия индейцев – торговля сувенирами и алкоголизм. Говорят, в их ДНК отсутствует ген сопротивления алкоголю. Поэтому, стоит этим парням выпить лишнего, в руках у них тотчас оказывается ствол, а дальше – как кривая американской мечты вывезет... Поэтому в местных заведениях вам не продадут два алкогольных напитка в одни руки. И официант в кафе не принесет “еще кружечку”, пока не убедится, что вы допили предыдущую. Здесь ко мне подошел индеец и, попросив мелочи, поднял два пальца на манер пистолета, приставил к моей голове и сказал “бэнг”. Забавные ребята.

Не знаю, с чего все решили, что Америка – свободная страна. Никакой свободы в ней нет. Ведь там работают законы, а любой закон – это набор ограничений. А где есть ограничения, свободы по определению быть не может. По нашему, древнерусскому определению. Если мы не можем безнаказанно палить по прохожим, курить на детской площадке или мочиться в лифте, мы не чувствуем себя по-настоящему свободными. Поэтому свобода – она у нас. У них – одни правила. И почти все стараются им следовать. То есть почти все перед законом равны. А, как говорилось в одном советском фильме, когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, у него нет цели. Оттого все мы твердо уверены: Америка должна вот-вот умереть.

Зазеркалье
Зазеркалье
Зазеркалье

Здорово, что я успел основательно поколесить по Штатам до того, как это случится.

ТЕКСТ: АЛЕКСЕЙ ЖУТИКОВ

Что скажете?

Комментировать 0