Тени забытых предков

Где уместнее всего белый Jaguar XJ, как не у дома с привидениями?

“Зашибись у вас почехет, парни! Окуриться бы и на таком погонять, – подвыпивший Николай сидит на корточках перед усадьбой Полторацких. – Только вот на дубовую аллею вы на нем не проедете ни разу. Дорога там говно”.

Дубовая аллея – улица, вдоль которой еще при Петре были высажены, что характерно, дубы. Вела эта дорога к усадьбе, которую сегодня можно узнать по готическому дому, призраку прошлых веков. Обветшалому, с деревянным балконом и трудной судьбой. Вокруг дома – рассветный туман. Нас не покидает ощущение, что из разбитых окон на нас смотрят. Думаю, белый XJ привидениям нравится.

Тени забытых предков

Говном дорога оказалось буквальным. Ибо поверх размозженного асфальта, не знаю из каких соображений, была густо засыпана торфом и навозом. И дубы сохранились, мягко говоря, не все. Раскидистые и постаревшие нависают они над дорогой – немые свидетели ушедших эпох.

Начинается гроза: наши двадцатидюймовые колеса прокладывают путь сквозь раскисшую под дождем историю. Мы всего-навсего в двух сотнях верст от столицы, но контраст впечатляет до немоты. Не нужно ехать ни на Урал, ни за него. Здесь все то же – ну, минус тайга и нефть. И тут – точно так же, как и там – никто не в курсе, что ж это за машина у нас такая.

Тени забытых предков

Царский Jaguar XJ L. Самый мощный, самый длинный, самый белый и дорогой из всех XJ, едва не цепляя днищем, идет сквозь руины самодержавной России. Мы в Калужской области. Плотность дворянских усадеб в этих краях была самой высокой. Это практически родина русской аристократии. На чем же было сюда ехать, как не на великосветском “Ягуаре”?

В городе он ест около 22 литров. Бак – небольшой. Мотор – огромный, компрессорный, пятилитровый, в 510 лошадей. Разгон – жестокий и неотвратимый, как наказание за воровство в Китае. Подвеска – энергоемкая, по-ягуаровски драйверская, но на наших дорогах дробит все же больше, чем нужно. И в конце концов назревают сомнения. Это машина для заднего пассажира или для водителя?

Ни о каком компромиссе тут речи не идет – только пилот! Для него эти 4,9 секунды до сотни при массе под две с половиной тонны. Для него этот упругий руль и рафинированная подвеска почти без кренов. Все эти спортрежимы... Недавно наш коллега проехал на таком XJ по Нюрбургрингу. Так вот на гоночной трассе эта машина куда гармоничнее, чем в московской пробке или на МКАД. Не идет ей МКАД. И пробка не идет. Так может, дома с привидениями подойдут?

“Знаю, как не знать, – опасливо косясь на Jaguar, рассказывает пожилая местная дачница. – Полторацкие тут жили. Потом Гончаровы. Потом усадьбу в школу переделали, я тут училась. Видите деревянный балкон ужасный? Это вот пристроили, когда здесь школа была. Сейчас-то закрыто, конечно, все. Развалилось. Опасно. Там внутри иногда лазают, но опасно”.

Тени забытых предков

Село Авчурино. Его жители знают о богатой истории этого места, но сами на аристократов не похожи. А мы – ну просто дворяне внутри кареты XJ – смотримся здесь, как свежерухнувший Тунгусский метеорит. Неземной контраст. Аборигенам размокшей калужской периферии Jag с тремя парнями, которые интересуются, в каком году Полторацкие выкупили имение у наследников князя Гагарина, кажется призраком. Похмельным бредом, сгустком утреннего тумана... Да чем угодно, только не машиной. Он здесь нематериален. Лучше – водки, и забыть.

Тени забытых предков

А ведь Полторацкие ее действительно выкупили. И владели довольно долго. Усадьба перестраивалась и дополнялась: в связи с расширяющейся библиотекой Дмитрия Марковича Полторацкого был построен тот самый псевдоготический дом, на фоне которого мы сделали главный кадр в начале. В XVIII веке вокруг него был разбит сад – сегодня там дачные дома и черт-те что еще. По кругу здания идет ряд вывесок – от “Храм” до “Дискотека состоится!”, что огорчает еще больше, чем внешний вид. Усадьба прожила два века, но современности не снесла: все, что держалось 200 лет, в одночасье обветшало, разворовалось и развалилось в 90-е. При капитализме историческая Россия с надрывным хрустом треснула по всему периметру.

Село Ферзиково некогда тоже славилось своей усадьбой. Здесь сравнение с Тунгусским метеоритом еще уместнее. Поместье Чириковых выдержало две войны и советскую власть, но и его доконали те же 90-е. Сегодня это просто руины. Даже привидений, кажется, нет. Дом обездушен. Обвалившийся остов без крыши, с полуразрушенными стенами. Поодаль, на месте снесенной Советами церкви, на голой земле валяется вырванное из земли надгробие надворного советника Петра Александровича Чирикова, умершего в 1831 году... XJ смотрится здесь угрюмо и органично. Он, белый, упруго катится по аллее рядом с усадьбой. Есть в этом что-то потустороннее! Еще бы убрать сотни бутылок и окурков... Картина удручающая, по-русски трагичная и размашистая. Садимся в Jaguar и уезжаем молча.

Тени забытых предков

Расход бензина снижается. Теперь он меньше двадцати литров. На фоне убожества снаружи ощущаешь себя натурально Александром Первым, пожаловавшим в губернские края с визитом. Все здорово, но будь я царем, посадил бы разработчика ягуаровской мультимедиа в острог. Графика скудная, но с претензией, отчего постоянно виснет. Логика меню запутанная и нелогичная. Русификация плохая. Карты местности отсутствуют. Но хорошо, что на этом серьезные минусы XJ заканчиваются.

Тени забытых предков

Вопреки мрачным прогнозам, наша длинная и низкая машина отлично справляется с дорогами. Мне, как заднему пассажиру, комфортно и статусно. Пузом не задели нигде, подвеску не пробили, колеса тоже. Удивительно? Аккуратно! Но чем дальше, тем хуже дороги. “Трасса” с однополосными мостиками запетляла на юг в направлении магистрали Калуга–Тула. Асфальт исчез совершенно, едем по гравию и грунту. Спускаемся к Оке по подобию серпантина. Через реку – понтонная переправа. По ней едут УАЗ, ГАЗ-24 и наш Jaguar. На переправе стоит мужик с удочкой. Закусил папиросу. В глазах – кризис и немного надежды.

Тени забытых предков

В тисках придорожных холмов зажаты кургузые деревеньки. На куцых домах, там и тут белеют объявления о продаже. Дорога узкая, но, судя по редким бесшабашным встречным, двухсторонняя. По левую руку за бетонным забором вырастает старинный завод. По слухам, первый в России “железоделательный”. Основан в марте 1690 года, с 1707 года принадлежал семье промышленников Демидовых. Особенно на территории завода (куда заходить, конечно, запрещено) нас впечатлила церковь XVII века – с поросшим травой цельнокирпичным куполом и сварным крестом из железных рельсов.

Тени забытых предков

Англия. Аристократия... У нас она тоже была. Но есть разница. Если бы эти усадьбы стояли в двухстах километрах от Лондона, там и по сей день жили бы потомки дворян. Ходили бы лошади, цвели сады... Стены не разбирались бы на кирпич. Но это история, и – ничего не поделаешь – у нас она своя. Наши дома – дома с привидениями. Призраками прошлых эпох. Рассказать они могли бы многое, вот только слушать охотников нет.

ТЕКСТ: АЛЕКСЕЙ ЖУТИКОВ / ФОТО: КИРИЛЛ КАЛАПОВ

Что скажете?

Комментировать 0