Настоящая жизнь Defendera

Мы в Намибии, чтобы проверить себя и "Деф"

Defender молотит дизелем что есть сил. Это не дорога, даже не направление, нет – мы гребем всеми четырьмя по глубокому песку. Мы едем по дну высохшей реки. Примерно с декабря по февраль в Намибии идут дожди, наполняя реки бесценной водой. Но уже через пару месяцев большинство этих рек высыхает. На дворе апрель, и здесь не осталось ни капли влаги. Хорошо, что в машине кое-как работает кондиционер: снаружи совсем тяжко.

По термометру там около 35 градусов жары, а по ощущениям – все 70. Выйдешь из машины без шапки – схлопочешь тепловой удар. Не намажешься кремом от загара – и на то, чтобы прожарить твое мясо до самых костей, солнце потратит не больше двадцати минут.

Настоящая жизнь Defendera

Вокруг, сколько хватает глаз, никаких признаков цивилизации. Единственным, что напомнило нам о человеке в этих краях, был ржавый остов старого легкового “Студебекера” с парой пулевых отверстий. С тех пор мы едем уже несколько часов. Кажется, последний раз я видел асфальт два дня назад, когда мы выезжали из небольшого городка на побережье Атлантики. Не думал, что можно так скучать по асфальту – по дороге, на которой твои кишки не пытаются выпрыгнуть наружу от тряски.

Первые пару часов после ухода с трассы мы ехали по натуральной поверхности Марса: плотный грунт красного цвета, усыпанный рублеными, угловатыми кусками вулканической породы, отполированными ветром и блестящими на солнце.

Вокруг – сами вулканы и цепи небольших гор, миражом висящие над горизонтом. Когда мы приблизились к этим горам, пейзаж начал плавно меняться: стало появляться все больше растений – бесцветных, ломких и иссушенных, а дорога превратилась просто в каменную тропу.

Ощущение такое, будто ее прокладывали танком. Просто прокатились на нем куда глаза глядят и размолотили стальным брюхом крупные валуны. Дорогой это нельзя назвать даже спьяну: наша средняя скорость – 18,9 км/ч, а тряска такая, будто вас засунули в барабан стиральной машины и вдобавок столкнули ее с лестницы. Ко всему прочему, тропа идет через горные перевалы, а потому изобилует спусками и подъемами нехилой крутизны. Тут нужна уже вся внедорожная амуниция Land Rover: приходится включать блокировку, а иногда и пониженный ряд в КПП.

Настоящая жизнь Defendera

Def начинаешь по-настоящему уважать только здесь, где нет, никогда не было и никогда не будет асфальта. Армейский шарабан на ровных дорогах, тут он в своей стихии. Его зубастая резина цепляется за скользкие, будто маслом намазанные камни, его угловатому кузову безразличны удары веток и щебня, он прост, как матерное слово, его можно починить своими руками. Он будит в нас настоящих мужиков – военных, простых, честных и прямолинейных. И едем мы на нем так же честно и прямолинейно. И вот, пройдя еще несколько часов по камням, которым, казалось, не будет конца, мы останавливаемся на привал под единственным деревом, растущим в русле высохшей реки, – по щиколотку в песке.

Def начинаешь по-настоящему уважать только здесь, где нет, никогда не было и никогда не будет асфальта

Оказаться здесь без GPS и понимания, куда ехать, смертельно опасно. Недавно пара немецких туристов, муж и жена, заблудились в этих краях на своем внедорожнике и, пытаясь найти дорогу назад, истратили все горючее. Инструкция по выживанию в таких ситуациях гласит: ни в коем случае не покидать машину! Да, сколько придется ждать помощи – неизвестно, но, по крайней мере, вас не съедят львы. Немцы про инструкцию забыли. Муж взял с собой трехлитровую бутыль воды и отправился искать помощь пешком. Его нашли погибшим от жажды, а жену спасли проезжавшие мимо местные. Через 24 часа.

Настоящая жизнь Defendera

В “Дефе” есть навигатор, но его показания неутешительны. Судя по ним, мы находимся в центре большой пустоты. Поэтому у нас имеются и беспроводные GPS-устройства, показывающие трекинг, компас, высоту над уровнем моря, давление и все остальное. А еще гид – голландец Мариус, который родился и вырос в этих краях. Его бизнес – водить по всей Африке экспедиции вроде нашей. И наш главный компас – это он.

Наш караван состоит из пяти “Дефендеров”, специально оборудованных для пустыни. Топливные баки у них увеличенные – 120 литров, поэтому остаться в пустыне без горючего нам не грозит. Есть всякие кенгурятники, фаркопы и одна лебедка – на головной машине. Но самое интересное – обыкновенный водопроводный краник с фиксатором, торчащий из-под днища недалеко от выхлопной трубы.

Настоящая жизнь Defendera

Под брюхом у Land Rover нашлось место и для 40-литрового бака с водой – вот уж действительно полезная штука в пустыне! Когда видишь, как тоненькая струя воды падает из этого крана в раскаленный, не знавший такой щедрости песок, начинаешь понимать цену элементарным вещам, которые в большом городе давно перестал замечать.

Вода, воздух, еда, простое человеческое общение, крыша над головой. Часто ли я благодарю небо за то, что у меня все это есть? Здесь, в Намибии, я не видел ни одного толстого или просто упитанного человека. Все худые, жилистые, иссохшие. Здесь понимаешь, что на самом деле важно. Помню, как на совершенно пустынном пляже, куда мы приехали, чтобы посмотреть на затонувший траулер, из ниоткуда нарисовались три негра, торговавшие собранными поблизости камнями.

Настоящая жизнь Defendera

Местных денег у меня не было, и неплохих размеров розовый кварц я выменял на завалявшуюся в машине пару бутербродов. Выглядело это по-конкистадорски, однако теперь кварц несет важную службу – напоминает мне о простых вещах, которые в конце концов оказываются самыми важными.

Defender, на котором мы едем, выпущен в 2010 году и пробежал с тех пор 57 000 километров. Другая машина на его месте просто распалась бы на молекулы от тряски, а он лишь начал поскрипывать и дребезжать. Под капотом – фордовский турбодизель 2,4 л на 122 лошади, надежный и тяговитый. Максимальная скорость по паспорту – 135 км/ч, хотя на великолепном асфальтовом участке мы раззадорили его до 136 – по GPS. Хотя было страшно.

Настоящая жизнь Defendera

Мчать на “Дефе” некомфортно уже километров со ста в час, а дальше дискомфорт растет пропорционально квадрату скорости. Добавляют экстрима правый руль и механическая коробка. На бездорожье-то нет особенной разницы, с какой стороны у тебя руль. А вот на трассе, где есть встречка и обочина…; Пришлось привыкать.

Мариус, конечно, пытался нас запугивать штрафами. За превышение скорости на 60 км/ч и больше с вас, говорит, возьмут 3000 местных долларов (примерно €300), да еще и на неделю упекут в тюрьму. Точно такое же наказание – за пьянку. Но на самом деле откупиться от местных полицейских можно сотней евро. И гоняй себе пьяным с любой скоростью, пока не убьешься. Время от времени на дорогах встречаются блок-посты, на которых останавливают все проезжающие машины подряд, но за все семь дней нашей экспедиции в Намибию мы ни разу не предъявили никаких документов: полицейские ограничивались лишь визуальным осмотром.

Настоящая жизнь Defendera

Что такое Намибия? Это природный контраст – от богатейшей палитры красок и видов до истощенной, высушенной пустыни и гигантских песчаных дюн на берегу Атлантики, напоминающих ландшафт Арабских Эмиратов. Это относительно большая и живая столица Виндхук, покинув которую, вы больше не встретите крупных городов. А еще Намибия – это, извиняюсь, гуано. То бишь разложившийся птичий помет, который используют как удобрение. Его называют здесь белым золотом. И именно гуано, а не алмазы, как принято считать, являются главной статьей намибийского дохода.

Морские котики размножаются здесь до бесконечности, съедают всю рыбу и оставляют местных без еды

Это страна с удивительно чистым, свежим воздухом – совсем не таким, как воздух Европы, а скорее как летний воздух дальнего Подмосковья. Это страна без единого автомобильного завода – в отличие от промышленной ЮАР на юге, и без единой войны в своей истории – в отличие от Анголы на севере, где бойня не прекращается последние сорок лет. Удивительная страна, которая может быть с вами сурова или добра, в зависимости от настроения.

Настоящая жизнь Defendera

Это национальный парк Этоша площадью в семь Швейцарий. В нем можно найти львов, слонов, жирафов и всех остальных. А еще гигантская колония морских котиков в Кейп Кросс, абсолютно уникальная тем, что поблизости вообще нет акул. Поэтому котики размножаются до бесконечности, съедают всю рыбу и оставляют местных без еды. Но как только намибийцы решились есть самих котиков, на защиту колонии, животные в которой уже мрут от голода и тесноты, тут же встал Гринпис...

Все-таки недаром здесь другое полушарие: как люди в Москве, здесь живут только котики. Зато человеку из Москвы тут наконец становится ясно, что настоящая жизнь проста, как Defender. А все остальное – гуано.

ТЕКСТ И ФОТО: АЛЕКСЕЙ ЖУТИКОВ

Что скажете?

Комментировать 0