Джереми о кризисе

Последние несколько лет банки жили в волшебной стране, где можно было взять сотню фунтов под три процента и дать ее взаймы под пять. Они должны были знать, что однажды это закончится

Из-за уникальных правил на BBC я пишу эту колонку за несколько недель до того, как вы ее прочтете. Поэтому понятия не имею, в каком сейчас состоянии мировые финансы. Но бьюсь об заклад, что в плачевном. И готов поспорить, что это еще далеко не все. Подозреваю, что вы сейчас смотрите на любимую золотую рыбку в аквариуме и думаете, какова она на вкус…

Непривычно сознавать, что за прошлые несколько недель Lehman Brothers, AIG, Bradford&Bingley, Washington Mutual, Northern Rock и Fortis – как и два бельгийских банка, один немецкий и один исландский – или лопнули, или были экспроприированы государством.

Это – ну, вдруг вам восемь лет, и вы понятия не имеете, о чем я говорю – как если бы однажды утром вы проснулись и обнаружили, что разорились Toyota, Volkswagen, GM, Mercedes и Renault. Что, я совершенно уверен, в дальнейшем и произойдет. А потом разорятся все компании, частные лица и правительства в мире.

Проблема проста. Последние несколько лет большинство банков раздавали в кредит больше денег, чем у них было. Они жили в волшебной стране, где можно было взять сотню фунтов под три процента и дать ее взаймы под пять. Они должны были знать, что в один прекрасный день вся колода рассыплется. Так и случилось, когда однажды утром какой-то мексиканец проснулся и понял: “Черт, я больше не могу платить кредит”.

В результате выжившие банки не хотят давать денег никому. Поэтому, когда у фарфорового завода в Стоуке начнутся проблемы, руководство не сможет помочь делу займом. Они разорятся. Это значит, что рабочих придется уволить и они не смогут выплатить кредит за свои дома. Значит, эти дома перейдут в собственность банков, которые вынуждены будут продать их за 50 фунтов. Потому что они никому не нужны. И от этого банкам еще больше расхочется давать деньги, и мы окажемся в круговороте, ведущем к упадку, концу, преступлениям, террору и хаосу. Выживет только Джеймс Мэй – с его огнеупорными волосами и отлитым из чугуна платяным шкафом.

В следующие несколько лет мы будем думать, что свиная отбивная – это крайняя степень разврата. Наши дети будут просто счастливы, получив на Рождество кучку угля. Они дадут уголькам имена и будут забавляться с ними, как раньше забавлялись со своим телом. А потом детей придется продать, чтобы купить немного рису.

Тогда Sony не будет продавать PlayStation, и им тоже придется уволить рабочих – соответственно, проблема распространится на Японию. И Китай. И Индию. И вот из-за ленивого мексиканца, который взял кредит на полмиллиона, чтобы купить идиотский щитовой домишко, весь мир окажется в дерьме. Вы уже потеряли свои сбережения. Вскоре вы потеряете работу. Потом продадите дом. А в конце концов, чтобы выжить, вам придется поймать и съесть почтальона.

В результате всего этого в ближайшее время никто не купит в кредит новый диван: отчасти потому, что больше не будет кредитов, отчасти потому, что больше не будет диванов. Разумеется, если вы не сможете взять кредит на покупку пары кусков кожи с пуговицами и огнеопасного поролона, то, уж конечно, не получите кредит и на машину. Вот почему всем VW, GM, Toyota и Renault придется сделать ручкой. Ferrari? Могу поспорить, их уже нет.

Вы видели “28 Дней Спустя”? Это фильм, где все умирают от чумы, и почему-то вдобавок исчезают все машины на планете. Улицы будут выглядеть именно так – абсолютная пустота. Не считая пары эко-хиппи, которые скачут и пляшут, потому что наконец-то получили то, чего так долго ждали.

Вы, естественно, думаете, что правительства не допустят, чтобы все зашло так далеко. Да ну? Сейчас, когда я это пишу, долг исландских банков в шесть раз превышает весь валовой внутренний продукт страны. А Ирландия гарантировала сохранность депозитов каждого вкладчика, даже если в результате катастрофического сбоя система выпишет ей счет в три раза больше, чем ежегодный доход всей страны.

Конечно, правительства могут выйти из положения, увеличив налоги. Но какой в этом смысл, если все безработные и налоги платить некому? Они могут напечатать побольше денег, но это приведет к дикой инфляции. Батон хлеба будет стоить восемь тысяч триллионов. Поэтому на те восемь тысяч, которые вы взяли в банке в последний день его кредитоспособности и спрятали под лестницей, вы не купите даже скрепки, не говоря уж о VW Polo. Прощай, Nissan Z, привет, Зимбабве!

Многие правительства наделают долгов, которые они не смогут оплатить, и их разгонят. Армия перестанет получать зарплату, и начнется гражданское неповиновение. А потом, когда съедят всех почтальонов, уже ничего не сможет поделать никто.

Конечно – потому что денег не будет ни у кого. Никто не станет покупать нефть, что приведет к огромному напряжению в Ираке, которое выльется в кровавую баню, когда начнется куча-мала на всем Ближнем Востоке. И Запад ничего не сможет сделать, потому что Америка падет, и Сара Пэйлин вернется на Аляску, где будет жечь белых медведей, чтобы согреться. И помните: все это произойдет от того, что какой-то мексиканец залил в бак горючего, вместо того чтобы платить кредит за дом.

Тем временем закроют все школы, и в Англии выживут только те, кто разводит свиней, овец и овощи. И еще те, у кого есть ружья. Потому что по ночам те, кто ничего не разводит, будут приходить и грабить. Можно будет погибнуть, защищая капусту…

Единственное решение, которое я вижу, – бомбить. Немедленно и массированно бомбить Мексику! Это будет не только наказанием за халтурное ведение бухгалтерии, но и поможет избавиться от тех, кто думает: “Не-а. Я не могу платить за кредит. Мне же нужно купить карамелек”. А чтобы поддержать боевой дух, можно пристрелить и пару банкиров.

Конечно, не исключено, что к тому времени, когда вы это прочтете, все уже образуется само собой. Инфляция снизится, Mercedes будет нанимать людей, чтобы справиться со спросом на S-Class, эко-хиппи вернутся в свою коробку, чтобы писать глупые пресс-релизы об Армагеддоне после глобального потепления, а дети на Рождество получат стеганую сумку для ноутбука с логотипом Bentley. В таком случае мне остается только извиниться и объяснить, что из-за исключительных правил на BBC я этого знать не мог.

N.B. Я должен парню по имени Пи Числетт из Дувра, рядом с Францией, потому что он послал мне копию “Правил Дорожного Движения” и записку, где говорилось: “В ответ на «отношение у вас в Top Gear», думаю, Вам следует это прочесть”. К сожалению, мистер Числетт, я это уже читал. Там полно глупостей и фактических неточностей. Например, тормозной путь. Что у них был за автомобиль – Ford Anglia, что ли?

Что скажете?

Комментировать 0