Джереми о будущем

Гибриды кажутся решением, потому что это просто. А в результате история повторится, и скоро все поймут, что мы пошли по неправильному пути. Опять.

В конце 70-х – начале 80-х борцы за чистый воздух решили: в том, что в Бирмингеме появляются двухголовые дети, виноваты выхлопные газы. И вся наука согласилась, что Надо Что-то Делать.

Я тогда предложил перенести Бирмингем подальше от автомагистралей М5 и М6 – желательно на Фолклендские острова. Но мне объяснили, что это глупость.

Решение было очевидным: каталитический нейтрализатор. Его в 1950-м придумал один француз, а в 1973-м довел до ума американец. Он был довольно дорог, но свое дело делал. Оксиды азота распадались на азот и кислород. Моноксид углерода превращался в диоксид – то есть в углекислый газ. Великолепно!

Единственными, кто протестовал против каталитических нейтрализаторов, были старики в толстых свитерах. Поскольку автомобили с катализаторами работают только на неэтилированном бензине, они решили, что вскоре не смогут достать этилированного, на котором ездят их TR3. Да, еще возражала премьер-министр Маргарет Тэтчер.

Мэггон много подпрыгивала и махала сумочкой по поводу катализаторов. Она считала их исчадием ада и постоянно твердила об их одном большом недостатке: они резко повышают содержание CO2 в выхлопных газах. Диоксид углерода, по мнению Маргарет, – это очень плохо. Но от ее возражений отмахнулись, как от бреда сумасшедшей.

Конечно, никто не понимал, почему она так запала на единственную альтернативу каталитическому нейтрализатору – технологию обедненной топливной смеси. “Ты не просто сумасшедшая баба с начесом, – говорили ей. – Ты дочь зеленщика. Что ты можешь понимать в моторах?”

Обедненная смесь – это очень скучно. Но если говорить по сути, бензиновый двигатель вашей машины сейчас смешивает одну часть топлива с 14 частями воздуха. В бедной топливной смеси воздуха будет 25 или даже 30 частей. Результат: экономичность гораздо выше, а отвратительных газов из выхлопной трубы меньше. В том числе и CO2.

“Да перестань ты бормотать о CO2, безумная”, – говорили борцы за чистый воздух.

Но она не замолчала. В 1988 году она потребовала от Королевского научного общества найти альтернативу ископаемому топливу. “Несмотря на то, что стоить это будет дорого, я считаю, что эти деньги будут потрачены во благо. И не зря, потому что здоровье экономики и окружающей среды тесно взаимосвязаны”.

Потом, через два года, на научной конференции она снова заговорила об этом. Тревожась – задолго до всех остальных политиков, – что СО2 станет проблемой. “То, что нужны дальнейшие исследования, не может служить оправданием, чтобы откладывать необходимые действия. Уже сейчас очевидно, что нужно действовать упреждающе – и на международном уровне”.

Тогда большинство думало, что она просто хочет уничтожить нефтедобывающую промышленность. А особенно один фонтан углекислого газа в лице Артура Скаргилла. Но факт в том, что доказательства у Миссис Тэтчер были уже тогда, в конце 70-х, когда она пришла к власти. И у нее была ученая степень по химии, так что она знала, что говорит. Значит, Тэтчер была первой энвайронменталисткой в Англии. Первой, кто признал, что климат может измениться. Первой, кто пытался что-то с этим сделать.

Конечно, ее никто не послушал. Америке понравились каталитические нейтрализаторы, потому что это было просто. И не только Америке – катализаторы полюбили все. За что боролись, на то и напоролись: количество углекислого газа, выделяемое мировым автопарком, взлетело вверх. И теперь, конечно, мир пытается это исправить.

Гибриды кажутся решением, потому что это тоже просто. Они нравятся всем. А в результате – уж поверьте – история повторится, и скоро все поймут, что мы пошли по неправильному пути. Опять.

Гибридам нужна нефть. А если жечь нефть, проблемы не заставят себя ждать. И главная среди них – нефть кончится.

Нам прожужжали все уши о том, что BP нашла три миллиарда баррелей в Мексиканском заливе. И что под прериями Канады нефти с песком достаточно, чтобы движение продолжалось. Но насколько этого хватит? Кое-кто говорит, что на 25 лет. Но даже если на 100, расслабляться нельзя, потому что сотня лет – это наносекунда.

Что случилось, например, в XVII веке? Английские войска захватили Нью-Амстердам и переименовали его в Нью-Йорк, человек по имени Рембрандт нарисовал автопортрет, Лондон слегка погорел, а король Англии лишился головы. Понимаете, о чем я? Сотня лет – это мгновение ока. На уроке истории в школе сотню лет проходят за 45 минут.

Жизненно важно обратить внимание мира на альтернативные источники топлива. Сейчас же! А значит (и тут никто не спорит) – на водород. И не менее важно, чтобы производители оставили погоню за гибридами. Поскольку, если они не бросят их, ни одна компания не доживет до светлого будущего.

В этом месяце я вижу, что компания, выпускающая “Лады”, уволила 30 000 сотрудников, а оставшиеся 72 000 большую часть рабочего времени играют в домино и устраивают грандиозные попойки. Мы знаем, что будущее Opel шатко, что Saab цепляется за жизнь ногтями и что инвесторы Aston Martin в Кувейте “в полном порядке”. Что на языке финансистов значит “по уши в дерьме”.

Некоторые и в эти трудные времена умудряются держать голову над водой. Но все они кладут яйца в одну корзину... в чертовы гибриды!

Мы слышим от BMW, что нынешние суперкары слишком воинственны. Что сейчас людям нужны более мягкие, комфортные машины. Каким людям? Уж точно не мне. И не вам. И не толпе фанатов Top Gear, с которыми я в этом месяце встречался в Румынии: как я понял, они готовы переспать с толстым мужиком среднего возраста, лишь бы хоть посидеть в Aston Martin. Один парень в тонких нейлоновых штанах подошел к DBS на два метра, и – я не шучу! – у него обозначилась эрекция. Будь перед ним Prius, ничего бы у него не встало.

И вот Rolls-Royce и Porsche, Volvo, Saab, Toyota, Mahindra, Kia, Hyundai, Peugeot, Fiat, Ford, GM, Honda – все тратят состояния на следующее поколение бензиновых гибридов, дизельных гибридов и электромобилей, на которые сейчас мимолетный спрос, как на катализаторы 30 лет назад. Но катализаторы не дали нам ответа.

Да, водород производить сложно и дорого. Но Эллен МакАртур было тоже непросто и недешево обойти под парусом весь мир. Летать на Луну тоже сложно и дорого. Сложно и дорого было делать двигатель на обедненной смеси. Но если бы кто-нибудь его сделал, нефти хватило бы на дольше. И экофанаты сконцентрировались бы на коровах, а не на катализаторах.

Дело, конечно, в том, что люди никогда не учатся на своих ошибках. Мы, как насекомые, бесконечно бьемся лбом в стекло в надежде, что на этот-то раз его на пути не окажется... Вспомните об этом, когда вам захочется купить Prius. Вы всего-навсего мотылек.

Что скажете?

Комментировать 0